home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава шестнадцатая,

в которой всё встаёт на свои места.


— Ни в коем случае не вмешивайся. — Брови Алура сложились в одну линию, что означало крайнюю степень озабоченности мага.

Мы стояли на заросшем бурьяном пустыре, откуда до «Порт-Либеро» было минут двадцать неспешной ходьбы.

— Ты уверен, что Вальехо придёт? — Я выплюнул изжёванную в мелкую кашицу травинку и потянулся за новой.

Лучшим ответом стало появление иллюзиониста. Он неторопливо шагал по единственной дороге с самым безмятежным видом.

— Давно ждёте? — спросил Вальехо, поравнявшись с нами.

— Не имеет значения, — процедил я. — Главное, чтобы тебе не удалось избежать наказания.

— Наказания… мне… За что? — с наигранной весёлостью спросил иллюзионист.

— За гибель людей, — ответил я.

— Людей. — В голосе Вальехо прозвучало презрение. — Вы сами губите друг друга в таких количествах, что мне, право слово, даже неудобно об этом упоминать. К тому же вы смертны и в любом случае на этом свете долго не задержитесь. Я всего-навсего ускорил процесс. Естественный процесс, заметьте.

Он ни капельки не удивился разоблачению и сразу понял, что мы знаём практически всё.

— У тебя нет права даровать или лишать людей жизни, — твёрдо сказал я.

— Кто ты такой, чтобы решать, что мне можно, а что нет? — прервал Вальехо. — Я прожил не одну тысячу лет, видел, как рождаются и умирают страны, что уж говорить о вас, люди.

— Что ты мог видеть на своём болоте? — усмехнулся Алур. — Разве что брачные игры рептилий. Ну как, расширили они твой кругозор?

— Лет триста назад я бы вырвал твой грязный язык и заставил тебя его сожрать. — На лице Вальехо появилась циничная улыбка. — Сейчас я не столь вспыльчив. Те, кто причинил мне вред, наказаны. Нет смысла расправляться с вами, более того — я даже не хочу терять на это время. Предлагаю разойтись миром. Меня ничего в вашем вонючем городе не держит, я хочу вернуться обратно.

— Почему ты до сих пор здесь? Хэмптон мёртв, один из твоих помощников убит, второй, по сути, приговорён к смерти, — спросил я.

— Любопытство, — пожимая плечами, ответил Вальехо. — Очевидно, оно свойственно не только вашему племени. Я хотел узнать, чем закончится эта история. К тому же кто-то опередил меня, зарезав Хэмптона. Я надеялся, что тебе удастся на него выйти.

— Любопытство сгубило кошку. — Алур выступил вперёд. — Я не отпущу тебя, Горан. Ты можешь причинить много зла этому миру.

— Давненько я не встречался с магами, — сверкнул глазами Вальехо. — И уж тем более не вступал в поединки. Ты уверен в его исходе, маг?

— Уверен, как и в том, что моё имя Алур, — с достоинством ответил волшебник.

— Алур, — повторил Вальехо. — Нет, никогда не слышал. Ты не стремился к известности, маг, или не столь хорош, чтобы о тебе говорили. Скорее второе, ибо от вас, людей, ничего особенного ждать не приходится. Вы очень предсказуемы и примитивны.

— Мы такие, какие есть, — невесело произнёс волшебник. — Раз ты пришёл, значит, получил мой вызов.

— Конечно, получил, — не шевельнув ни единой мышцей лица, сказал Вальехо. — Признаюсь, тебе удалось меня заинтриговать. Я даже подумываю оставить тебя в живых, правда, не в том состоянии, в каком ты сейчас находишься. Могу предложить на выбор — превращение в какую-нибудь мерзкую тварь, тяжёлое увечье или просто распылю тебя на мельчайшие частицы. Кажется, вы их называете атомы или молекулы.

— Не хвались раньше времени, Горан. Я прекрасно понимаю, что ты далеко не всемогущ, твоя магия небеспредельна. Ты справишься с любым простым человеком, но со мной придётся повозиться. Мне никогда не приходилось изгонять духов, однако кое-что об этом ремесле я знаю, так что не спеши праздновать победу.

— И не думаю, — всплеснул руками дух. — Буду только рад, если в твоём лице встречу достойного противника. Воспоминания скрасят мне дальнейшую жизнь. Какие у нашего поединка будут правила?

— Никаких.

— Я так и думал, — удовлетворённо заметил Вальехо. — Ты симпатичный малый, Алур, хоть и человек. Те дикари, что навещали меня в болоте, окончательно убили мою веру в людскую породу.

Он протянул Алуру руку:

— Начнём?

— Да, — согласился волшебник. — Только не здесь.

— Почему? — Брови Вальехо удивлённо поползли наверх.

— Могут пострадать посторонние.

— Здесь только мы. Место достаточно пустынное.

— Всё равно, я не хочу рисковать.

— Беспокоишься за жизнь соплеменников, — понимающе протянул дух. — Если сгинет десяток-другой людишек, от человечества всё равно сильно не убудет, вы плодитесь как тараканы. — Он вздохнул и неожиданно согласился: — Так и быть, не стану спорить. Предлагаю перенести поединок в астрал. Если кто-то и пострадает, то только я или ты. К тому же там не важно, что у тебя старое дряхлое тело, а я влез в шкуру молодого жреца. Победит тот, кто по-настоящему силён.

— Астрал так астрал, — кивнул Алур.

Он повернулся ко мне:

— Гэбрил, ты остаёшься. Если со мной что-то произойдёт, присмотри за Милой.

— Подожди, Алур, мы так не договаривались, — вскинулся я.

— Мы вообще ни о чём не договаривались. Ты не сможешь попасть в астрал, как бы тебе ни хотелось.

— Что мне тогда делать?

— Ничего особенного. Схватки там скоротечны. Если через час я не появлюсь, значит, меня можно уже не ждать.

— Скорее всего, так и произойдёт, — хмыкнул дух. — Обещаю вернуться и рассказать в деталях, что я сделал с твоим приятелем. Если войду во вкус, покажу на твоём примере.

— Это угроза? — вскинулся я.

— Суровая правда, — засмеялся Вальехо. Посерьёзнев, он спросил у Алура: — Готов?

— Да.

— Тогда приступим. Чур — я первый.

Алые сполохи окрасили его лицо. Неизвестно откуда возник ветер. Его порыв едва не сшиб меня с ног. Тело Вальехо заплясало в языках пламени и исчезло с серебряным звуком.

— Жду тебя, — донеслось из образовавшейся пустоты.

— Пора. — Маг вскинул руки к небу и прочитал короткое заклинание.

Порыв ветра ударил меня в спину и унёс мага высоко в облака, пока Алур не превратился в маленькую точку, вскорости совсем пропавшую из виду. Я же остался стоять на земле, задрав голову к небесам.

На душе было пусто и обидно. Умом я понимал, что волшебство и магия не для меня, Алур и Горан умчались туда, куда рядовой смертный не может попасть даже в мечтах. Но обида… она осталась, и это была обида на самого себя за то, что сейчас мой друг сражается со страшным врагом, а я не в силах хоть чем-то ему помочь.

Время… оно обладает странной возможностью пролетать как птица и ползти как улитка. Я ждал не полчаса, моё томление длилось полжизни, если не больше.

Алур возник из ниоткуда. Бледный, изнурённый, он фактически упал мне в объятия, я почувствовал себя сыном перед постелью больного отца.

— Алур, как ты? — Слова сами вырывались из моих уст.

Было страшно, что это последние минуты нашей встречи.

— Я победил. — Бескровные губы мага расплылись в улыбке. — Он оказался сильнее, чем я думал, однако я припас для него сюрприз. Духам свойственно заблуждаться о своей исключительности.

— Алур, что мне делать? Ты плохо выглядишь…

— Покой, вот всё, что мне нужно. Схватка измотала меня. Горан дрался как лев…

— Что ты с ним сделал?

— Я убил его, убил не только физическую оболочку. Я вплёл его в ткань Мироздания, теперь он часть всего, что вокруг. Это хорошая смерть.

— Я отвезу тебя к нам. Мы тебя выходим. Обязательно, — в горячке произнёс я, не замечая, что срываюсь на крик.

— Хорошо, — прошептал старик и закрыл слова.

Я схватил его на руки и побежал вдоль улицы. Удача не отвернулась от нас. Первый попавшийся кэб оказался свободным, более того он стоял на ближайшем перекрёстке. Я посадил Алура, отдал кучеру все деньги, что были у меня в кармане, и велел гнать побыстрей. Видели бы вы глаза кэбмена.

Кэб летел по улицам, поднимая за собой тучи пыли. Рессоры страшно скрипели, нас кидало из стороны в сторону. Я видел в окно шарахающихся прохожих, слышал их крики и отчаянную брань. Плевать. Моему другу было плохо, а я не хотел терять его ни за что.

Лигрель помог мне вытащить Алура из кабины. Лиринна побежала за врачом. Удивительно, но им оказался всё тот же мастер Крог. Гном примчался быстрее ветра. Он выгнал нас из опочивальни, куда положили волшебника, долго колдовал там и вышел, чтобы объявить:

— Всё обошлось. У пациента сильное переутомление. Ему нужны: тишина, покой, крепкий сон и горячая сытная пища.

Я облегчённо вздохнул. Мы ещё повоюем, старина Алур.

Дело близилось к вечеру. Я ещё помнил о втором, намеченном на сегодня деле.

— Лиринна, я вернусь завтра, после обеда.

— Я с тобой, милый. — Она повисла на мне. — Или останься, хотя бы на эту ночь.

Я с большим трудом подавил желание послать всё подальше и забыться в объятиях Лиринны.

— Не могу. Я должен идти, должен…

Хэмптоны не ждали гостей, однако приставленный сторожить садовник без лишних вопросов распахнул ворота. Его не удивил столь поздний визит частного сыщика. Похоже, скоро меня будут воспринимать как часть обстановки.

Первым делом я направился не в особняк, а во флигель, в котором когда-то убили Альдера Хэмптона, а совсем недавно у меня на глазах стреляли в его потомка — Джонаса. В ушах вертелась фраза, сказанная мисс Портер сразу после покушения на молодого наследника: «Здесь две отметины. Видите? Они рядом на расстоянии каких-то два-три сантиметра. Одна совсем свежая, а вторая осталась от стрелы, убившей Альдера Хэмптона, Грозу эльфов. Он погиб на этом самом месте».

Тогда я не обратил на неё должного внимания, а сейчас увидел в ней иной смысл.

Внутри было темно, но услужливый садовник зажёг лампу. Отблески огня упали на стену. Вот они — эти две отметины. Действительно, их отделяют каких-то два сантиметра, можно сказать, совсем чуть-чуть.

«Символично», — тогда сказал я и ошибся.

Нет, не просто символично, здесь есть что-то ещё, какая-то ускользающая от меня загадка.

Я стал вспоминать события, предшествующие выстрелу: юноша поднимается на трибуну, откашливается, достаёт платок, вытирает слёзы, начинает говорить. В этот момент мисс Портер откинулась на спинку кресла, кисть опустилась на подлокотник… Одновременно раздаётся странный звук, похожий на щелчок арбалетного крючка. Какой-то снаряд просвистел над моей головой, рассекая воздух. В ту же секунду Джонас покачнулся и упал.

Вдруг эти события взаимосвязаны?

В голове мелькнула шальная идея. Всем показалось, что болт вылетел из открытого окна, однако мы выскочили практически сразу и не нашли следов стрелка. Я вспомнил о самострелах, с помощью которых мы устраивали ловушки для кочевников. Вдруг здесь использовалось что-то похожее?

Я бросился к креслу, на котором сидела экономка, осмотрел его со всех сторон. Да нет, с первого взгляда кресло как кресло, ничего особенного. Рука залезла под подлокотник, нащупала там странное углубление. Указательный палец лёг в лунку, нащупал гладкую выпуклость. Кнопка? Я попробовал надавить, она немного поддалась, утопилась чуть-чуть, но потом застряла. Что-то мешало ей проникнуть глубже, какая-то преграда. Я откинулся на спинку кресла, надавил сильнее. Опять ничего. Опустил другую руку, пошарил пальцами по днищу сиденья. Так, это что за бугорок? На крепление не похоже. Откуда он нарисовался? Надавил его одновременно с кнопкой в лунке. Есть, кнопка поддалась, провалившись внутрь. Что-то тихо щёлкнуло, в стену врезался арбалетный болт.

— Понятно, — пробормотал я, поднимаясь с кресла.

В юного Хэмптона, как и в далёкого его предка, стрелял механизм, встроенный в стену флигеля, рассчитанный так, чтобы болт попадал в определённое место с незначительным отклонением. Вот и объяснение, почему две отметины оказались рядом.

Я подошел к стене поближе и, тщательно обследовав ее, обнаружил, что один из камней на самом деле имеет искусственное происхождение, Он отодвинулся в сторону, открыв зияющее отверстие, уходящее в толстую кладку стены. Отсюда и вылетела стрела, запущенная особым устройством.

Выходит, гибель Альдера — дело рук своих, а не мстительных эльфов, на которых пытались свалить убийство прославленного полководца. Что там рассказывал адвокат Рейли? «Флигель построил Гильом. Он хотел преподнести его в подарок Альдеру, сделать в нём что-то вроде музея, посвящённого полководцу». Нетрудно предположить, что младший брат героя войны с эльфами и есть настоящий убийца Альдера.

Кто же тогда хотел гибели Джонаса? Скорее всего, кто-то из своих, тот, кто знал о существовании секретного механизма. Вряд ли в этом была замешена только экономка. Нет, кто-то за ней стоял — умный, хитрый. И этот кто-то наверняка находится сейчас в семейном особняке. И совсем необязательно является мужчиной.

В голове зародилась ещё одна безумная идея. Кажется, я знаю, как разоблачить преступника.

Итак, как минимум три человека рылись в вещах покойной мисс Портер. Те, с кем мне удалось поговорить, дали довольно правдоподобное объяснение своим поступкам. Однако это не значит, что среди них нет лжеца.

Допустим, мисс Портер хранила в комнате какую-то вещь, которая могла стать уликой. Даже если этот предмет найден и уничтожен, почему бы не использовать известный факт, что у страха глаза велики. Напугать убийцу, заставить его выйти из тени — вот самый простой способ разоблачить того, кто убил майора и покушался на его сына. Чтобы осуществить задуманное, кому-то придётся послужить приманкой. Взвесив за и против, я решил, что лучшей кандидатуры, кроме моей, не найти.

Хэмптоны встретили меня в гостиной. Джонас, Лагарди и Поппи ловили каждый мой жест, каждое слово.

Я не стал говорить о болотном духе, принесшем столько страданий их семье, о том, что Джеральд оказался не тем, за кого себя выдавал. Никто бы мне не поверил, обладай я даже красноречием прожженного политикана. Речь шла о второ- и даже третьестепенных вещах, но от меня ждали откровений. В глазах собравшихся я был человеком, способным достать с небес звезду. Но они были в итоге разочарованы, не узнав ничего нового. Лишь в конце беседы я хлопнул себя по лбу и сказал главное, ради чего затеял весь разговор:

— Совсем запамятовал. Был сегодня в полиции. Они нашли у мисс Портер почтовую квитанцию на её имя. Судя по всему, она что-то отправила в посылке сама себе. Поскольку виновный в убийстве найден и признал вину, эта бумажка полицейским без надобности. Родственников у вашей экономки нет, завещания тоже. Лейтенант Колман отдал квитанцию мне. Я загляну завтра утром на центральный почтамт и принесу посылку сюда. Всё же мисс Портер столько времени работала на вашу семью. — Я сознательно избегал упоминания о возможном романе экономки с молодым наследником.

— Не стоит беспокойства, — кивнул Джонас. — Отдайте квитанцию, я съезжу сам или отправлю кого-то из слуг.

— В принципе я завтра совершенно свободен, — встрял Лагарди. — Отдохни, Джонас, у тебя и без того полно забот. Мне не составит проблемы прокатиться до почты. Дайте квитанцию, Гэбрил.

Я покрутил головой, ожидая реакции следующего подозреваемого, вернее подозреваемой. Она не заставила себя ждать.

— Мне тоже надоело сидеть на месте. Пожалуй, стоит разок вырваться на свободу, — поднялась из кресла Поппи.

— Ничего страшного, меня не затруднит, — отказался я. — Может, хоть таким образом я отработаю хотя бы часть гонорара. Кроме того, любопытно, что же находится в той посылке.

— Вскроем её вместе и посмотрим, — предложил Лагарди.

— Не уверен, что это этично, — засомневался Джонас.

— Вопросы этики отложим в сторону. Я могу ошибаться, но мне кажется, что мисс Портер была замешана в смерти Томаса Хэмптона.

— Глупости, — фыркнул Лагарди. — С чего вы это взяли?

— Считайте это гипотезой. Если я прав, то возможные доказательства найдутся в посылке.

— Может, вы перетрудились и потому делаете столь странные умозаключения? — язвительно спросила Поппи.

— Спасибо за заботу о моём здоровье. Со мной всё в порядке.

— В таком случае я не могу понять вашей логики.

— Всё лежит на поверхности. Вас не смущает не самый обычный способ отправки?

— Я действительно нахожу это странным, — с задумчивым выражением кивнул Джонас.

— Нужны особые обстоятельства, чтобы кто-то выслал посылку самому себе. В свете последних событий резонно предположить, что в ней лежит что-то важное, то, что мисс Портер не могла никому доверить. Не хочу гадать на кофейной гуще. Мы откроем посылку и проверим.

— А полиция? Вы поделились с ними своими соображениями? — Лагарди заёрзал в кресле, как учитель на подложенной кнопке.

— Нет. Они сконцентрировались на капитане Гибсоне. Другие кандидатуры им неинтересны.

— Меня с мисс Портер связывали некоторые, — наследник кашлянул, — кхм… отношения. Не хочу, чтобы в них стали копаться посторонние.

— Я в курсе ваших отношений, — спокойно ответил я. — Поверьте, личные секреты будут в безопасности. Более того, чтобы не возникло недоразумений, вскроем посылку здесь, у всех на глазах. Никого из посторонних приглашать не будем.

— А вы, Гэбрил, разве не посторонний? — спросила Поппи.

— Считайте меня членом семьи, — усмехнулся я.

— Жду вас к десяти утра, — посмотрев на часы, уведомил Джонас. — Надеюсь на вашу порядочность.

— Я без неё и спать не ложусь, — сказал я перед тем, как уйти.

Мне предстояла длинная ночь.

В полицейском участке никогда не бывает тихо. Даже в первом часу он кипел как разворошенный муравейник. Я надеялся застать лейтенанта Колмана на рабочем месте и не ошибся.

Дежурный привёл меня к кабинету и представил заспанному офицеру.

— Гэбрил. — Колман протёр глаза, надеясь, что я ему привиделся и сейчас развеюсь на ветру будто призрак. — Какого лешего! Тебе что, не спится?

— Боюсь, о сне сегодня нам придётся забыть. Утром вы с моей помощью поймаете убийцу майора Хэмптона.

— Кажется, мы уже поймали его, — буркнул Колман.

Я понял, что новость о побеге ещё не дошла до полицейских чинов. Похоже, главный министр Эванс ищет беглеца по своим каналам, иначе здесь давно бы били в набат.

— Завтра вам удастся схватить настоящего убийцу, — акцентируя на слове «настоящий», сказал я.

— И кто он? — устало покачиваясь на стуле, спросил лейтенант.

— Пока не знаю. Это выяснится только завтра. Убийца нападёт на меня, когда я буду возвращаться с центрального почтамта. Придётся организовать засады в нескольких местах. Давайте взглянем на план города.

Колман бросил удивлённый взгляд, но план всё же достал.

— Такой пойдёт?

— В самый раз. Отличный масштаб, я в книжных лавках с таким не видел.

— И не увидишь — специальный выпуск для полицейских.

Разложив план на столе, я провёл карандашом ломаную черту, соединяющую центральный почтамт и особняк Хэмптонов.

— Это мой путь. В каком месте было бы удобней напасть на меня?

— Здесь, здесь и здесь, — поколебавшись, отметил Колман.

— Согласен, — кивнул я и добавил ещё одну отметку. — Вот тут тоже.

— Верно. — Полицейский зажал в зубах кончик карандаша. — А теперь, поскольку до рассвета ещё уйма времени, ты расскажешь мне всё, а я послушаю.

Разумеется, мой рассказ исключал многое, в частности историю с побегом Гибсона и схватку с болотным духом.

— Где квитанция? — заинтересовался полицейский.

— Её нет, — развёл руками я. — Я всё придумал. Нет никакой посылки, но ведь убийца не может знать об этом наверняка. Чтобы избежать возможного разглашения, ему придётся рискнуть и напасть. Надеюсь, ваши люди успеют его схватить до того, как он со мной расправится.

— Я прикажу не торопиться, — ухмыльнулся Колман. — У убийцы должен быть шанс решить две мои проблемы сразу.

Я сделал вид, что оценил его шутку.

Колман вызвал в кабинет целую ораву полицейских, и не все из них показались бестолковыми. Некоторым я бы доверил перевести себя через дорогу, когда стану старым и немощным.

Он разбил их на группы и отправил по четырём выбранным местам. Полицейские должны были оказаться там до появления убийцы и по возможности спрятаться так, чтобы никто не заметил. У некоторых это могло получиться.

Колман заставил меня надеть кольчугу. Благодаря тонким размерам она не бросалась в глаза и прекрасно маскировалась складками одежды.

— Я не отпущу тебя без оружия, — сказал он.

— Снова дадите мне свою пушку?

— Да, только не подстрели кого-то из моих.

— Я сейчас в таком состоянии, что и застрелиться бы не сумел.

— Тогда тебе стоит быть в два раза осторожней.

Я с трудом дождался восьми и обречённо побрёл к зданию почтамта. Утро выдалось хмурым и туманным. Улицы пустовали, однако предчувствие говорило, что на одной из них прячется враг.

Я добрёл до почтамта, встал в очередь. Пришлось приложить немалые артистические способности, изобразив получение несуществующей посылки. Колман дал мне холщовую сумку, и я сделал вид, будто что-то в неё положил. Надеюсь, выглядел при этом естественно.

Открыв двери, шагнул на улицу, стараясь не вертеть головой по сторонам, что оказалось непросто. До первого предполагаемого места нападения оставалось два квартала.

Было страшно, пугала неизвестность: если бы кто-то гарантированно мог мне сказать, что засада подстерегает вон за тем поворотом, уверен, я бы чувствовал себя намного спокойней.

Никогда бы не подумал, что город может оказаться таким небезопасным.

Дом, дом, ещё целая вереница зданий. Я добрался до перекрёстка, сделал глубокий вдох и пошагал дальше.

Тёмная фигура выскочила навстречу. Я был прав, исследуя план города. Этот человек выбрал то самое место. Где же полицейские… Надеюсь, они не спят.

— Доброе утро, Гэбрил.

Я узнал улыбку Лагарди, она казалась такой безмятежной.

Он?!! Неужели он?!! Выходит, жажда мести оказалась сильнее, и Лагарди убил того, кто увёл у него невесту. Или я неправильно истолковываю его поступки?

— Не такое уж оно доброе.

Я нащупал рукоятку пистолета в кармане, напрягся.

— Не сумел усидеть дома, — извиняющимся тоном пробормотал писатель. — Как бы глупо это ни звучало, я решил проводить вас, Гэбрил. К тому же моя помощь может оказаться нелишней.

— С чего бы? — чувствуя, как колотится сердце, спросил я.

— Я ведь автор детективов, и какими бы нелепыми они ни казались, могу понимать логику расследования. Вы считаете, что убийца — один из нас, оставшихся в живых Хэмптонов, и пытаетесь поймать его на живца. Признайтесь, что никакой посылки в природе не существует и вы всё выдумали.

Что это — проверка? Он хочет понять, блефую я или нет, а потом нанести удар?

— Ошибаетесь, Лагарди. Здесь, — я похлопал рукой по сумке, — находится, вне всякого сомнения, ценный груз. Это то, что искал и не сумел найти убийца в комнате мисс Портер.

— Вы говорите очень уверенно. Ладно, я заинтригован. Давайте поспешим скорее в особняк. Мне не терпится увидеть содержимое вашей сумки. Не будете возражать, если я использую это для одного из моих романов?

— Предпочитаю не вмешиваться в чужой творческий процесс и не лезть с советами.

— Жаль, что вы не литературный критик.

Он пошёл ленивой походкой. Признаюсь, его присутствие слегка меня расслабило. Я прозевал момент, когда появившийся в тёмной подворотне встречный прохожий, укутанный с ног до головы в бесформенный плащ, выхватил из-под полы маленькую трубочку и выплюнул острое жало.

Шип пролетел с комариным писком и, ударившись о спрятанную под одеждой кольчугу, отскочил и упал на мостовую.

— Держи гада, — завопил я, бросаясь в сторону незнакомца.

Он замешкался. Хватило доли секунды, чтобы сбить его с ног. Я упал на колени, чтобы скрутить ему руки, но он умудрился нанести удар в солнечное сплетение. Ой, мама. Как больно! Дыхание перехватило. Я сложился пополам и едва не вывернул на тротуар содержимое желудка. Во рту появился кислый тошнотворный привкус. Гадёныш достал меня.

Нападавший вскочил и рванул за сумку с недюжинной силой. Ручка с треском оторвалась. Я остался с куском материи, зажатой в кулаке. Удар коленом в лицо отправил меня к стене. Я врезался затылком в каменную кладку и взвыл, как тысяча бездомных котов, когда из глаз посыпались искры.

— Держитесь, Гэбрил. Я иду вам на помощь.

Лагарди с храбростью молодого щенка кинулся на незнакомца. Не знаю, что писатель собирался с ним сделать, но нападавший пинком выбил из него дух. Однако за это время я успел отдышаться и вцепился в негодяя словно бульдог. Мои руки замелькали, как крылья ветряка в ураган.

— Получи, сволочь. Нна…

Ценой неимоверных усилий удалось снова свалить незнакомца. Он отбивался, но немногие приёмчики клеста, которым меня обучали эльфы, сыграли свою роль. Я сел на типа верхом и принялся стукать его башкой о мостовую со злорадством отмечая, что после каждого удара сопротивление нападавшего становится всё слабее.

— Хватит с него, Гэбрил, — велел Колман, подоспевший быстрее остальных полицейских. — Оставь нам хоть что-то для допросов.

Он сорвал с головы лежащего подо мной в неестественной позе тела капюшон и присвистнул:

— Вот как… Джонас Хэмптон собственной персоной.

Человеком, едва не спровадившим меня на тот свет вслед за клиентом, действительно оказался его сын — молодой наследник славной семейки.

— Арестуйте гада, — устало произнёс я, размазывая рукавом рубашки кровь по лицу.

— С удовольствием, — откликнулся Колман. — Похоже, у нас в тюрьме скоро продыха от Хэмптонов не будет. И так половина камер ими и их подельниками занята.

Рослые полицейские быстро скрутили наследника и бросили в карету с решётчатыми окнами. Ещё один на месте оформлял протокол задержания. От нас с Лагарди потребовали поставить несколько подписей, после чего Колман разрешил валить на все четыре стороны.

— Что теперь? — спросил писатель, когда полицейские кареты остались далеко позади.

— Не знаю, — пожал плечами я. — Я свой гонорар отработал. В отпуск хочу…

Мы уложили Криса пораньше. Пришлось повозиться — узнав, что папа и мама собираются уехать вместе с ним на недельку в курортный городок, славящийся своими аттракционами, сынишка пришёл в такое возбуждение, что старые проверенные способы вроде сказок и колыбельных не срабатывали больше двух часов.

Я не спал всю ночь, поэтому вырубился быстро. Сон был безмятежным, как у младенца. Рано утром, наскоро проглотив приготовленный Лиринной завтрак, я умчался в полицейский участок.

Допросы молодого Хэмптона уже закончились. Полицейские выбили из него всю правду и теперь готовили материалы для суда. Адвокат юноши только разводил руками. Его вмешательство могло в лучшем случае сменить казнь через повешенье на отрубание головы. Я был рад, что Рейли предпочёл держаться от этого дела подальше.

Колман лично напоил меня кофе, пожалев, правда, сливок.

— Крысёныш во всём признался, — сказал он, помешивая ложкой содержимое чашки с отбитой ручкой. — Он убил своего папашу после того, как его родственничек Джеральд по секрету сообщил, будто майор хочет изменить завещание, переписав в пользу Миранды Клозен.

Я кивнул. Духу удалось натравить сына на отца. Месть оказалась изощренной.

— Джонас трижды покушался на майора, но безуспешно. Хэмптон-старший обратился к тебе за помощью, но, узнав, что ты работаешь с эльфийкой, передумал. Сам знаешь, какой у него был пунктик на эльфийскую братию.

— Я едва не набил ему морду, — согласился я.

— Очевидно, отец что-то заподозрил, — продолжил лейтенант, — у него с сыном произошёл неприятный разговор перед званым обедом в «Порт-Либеро». Майор припугнул негодяя, что пойдёт в полицию сразу после церемонии помолвки дочери мэра. Струхнувший наследник примчался к ресторану, оглушил официанта, переоделся в его одежду, а потом, пользуясь царившей неразберихой, подошёл к столику Хэмптона-старшего и убил ножом.

— А покушение в день похорон оказалось инсценировкой?

— Само собой. Наследник решил отвести от себя подозрения, ибо слишком очевидным оказывался ответ на вопрос — кому было выгодно убийство. Давным-давно его предок Гильом с помощью хитроумного механизма расправился с неугодным братцем — знаменитым полководцем. Тогда всё свалили на эльфов. Джонас случайно узнал о существовании смертоносного секрета, когда разбирал чертежи зданий. Он применил его снова, взяв в сообщницы втрескавшуюся в него по самые уши тётку — я говорю об их экономке, мисс Портер. По замыслу она в определённый момент речи должна была нажать на спусковые кнопки устройства, а юноша в тот момент успел бы отойти от линии огня. Так и произошло. Болт никого не задел, а все посчитали, что стрелок находился вне помещения.

— Да, если бы не случайное высказывание сообщницы, я бы ни за что не догадался о существовании механизма, — вздохнул я. — Мисс Портер была неосторожна в тот день.

— Не она первая, кого подвёл длинный язык. Вернёмся к юному мерзавцу. Представь его изумление, когда он узнал, что отец нанял двух детективов расследовать собственную смерть. Даже с того света майор достал своего убийцу. Джонасу пришлось притвориться эдаким пугливым слабаком. Кроме того, он не хотел упускать вас из виду и старался держать при себе, чтобы иметь возможность хотя бы косвенно контролировать расследование.

— Вот почему он просил, чтобы я ночевал в его особняке.

— Да, в этом случае вы находились под его присмотром, — подтвердил полицейский. — У него имелся ещё один сообщник — всецело преданный молодому человеку садовник. Тот стал следить за вами, и когда вы в старом здании отыскали бродягу, который мог навести вас на след убийцы, садовник расправился с ним.

— Я не заметил за собой слежки.

— Вы профессионал и знаете, что обнаружить слежку довольно сложно. Нельзя каждый раз оглядываться за спину.

— Верно.

— Джонас действительно что-то искал в комнате сообщницы после её смерти?

— Да. Экономка говорила ему, что ведёт дневник. Наследничек поспешил найти его и избавиться. Он боялся, что в дневнике могут находиться компрометирующие записи. Однако новость, что у мисс Портер могло быть что-то ещё, окончательно добила убийцу. Он поверил тебе, Гэбрил. Повёлся на удочку, как глупый пескарь.

— Он слишком многое поставил в этой игре. Ставки были велики. Теперь в свете открывшихся фактов: как насчёт Гибсона, вы снимете с него обвинения?

— В убийстве да, в государственной измене — нет, впрочем, это уже не наша прерогатива. Ваш Гибсон умудрился сбежать по дороге в тюрьму. Однако ему пришло в голову написать письмо специально для короля, в котором он представил убедительные доказательства измены главного министра. Господин Эванс слетел со своего поста, и похоже, это не самая большая из его неприятностей.

— Другими словами, у королевского палача в скором времени прибавится работы…

— Не сомневайся. — На лице лейтенанта появилась улыбка довольного собой человека, как будто это он вывел на чистую воду изменника.

— А о гибели Джеральда что-нибудь известно? Что скажете безутешной вдове?

— Скажу правду. Убийцу мы не нашли. Думаю, бедняге просто не повезло. Он оказался в неподходящем месте в неподходящее время. Если хотите — можете взяться за расследование его смерти.

Я отрицательно помотал головой. Стоит ли говорить Колману, что убийца Джеральда найден и обезврежен? Пожалуй, что нет.

— Увольте, лейтенант. Мне и других забот хватает по горло. Я так устал, что любая мысль о работе вызывает у меня глубокой отвращение.

— Тогда валите отсюда, Гэбрил, и не показывайтесь без крайней нужды у меня в кабинете.

— Так и сделаю, лейтенант. Не ищите меня в ближайшее время в городе. Я буду очень далеко. Скажите только, почему убийца стрелял из духовой трубки?

— Грым научил его на свою голову. Прощайте, Гэбрил.

Я отправился домой, к Лиринне и Крису. Они с нетерпением ждали моего возвращения, упаковав чемоданы. Уверен, отпуск выйдет что надо.


Глава пятнадцатая, | Клиент с того света | Эпилог