home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава третья,

в которой расследование только начинается и происходит много разных событий.


— Вставайте! Хватит пыль с паркета вытирать. — Гибсон распрямился во весь рост. — Стрелок убрался.

— Почему вы так решили? — спросил я, поднимаясь с колен.

— Поставил себя на его место. Зачем ему рисковать? Элемент неожиданности потерян, и он сам может превратиться из охотника в жертву.

— Логично, — согласился я. — Но стоит проверить, нет ли засады. Вы вооружены?

— Я пришёл на похороны лучшего друга, а не на стрельбище.

— Я тоже не подготовился. В следующий раз возьму с собой пару пистолетов.

— У меня есть трость. Могу использовать её и по другому назначению — скажем, пробить чью-то голову.

— Отлично! Только не увлекайтесь и берегите свою.

Люди, узнав, что опасность миновала, стали осторожно подниматься с занятых мест и обтряхивать запылённую одежду. Мужчины утешали женщин.

Я велел Лиринне присматривать за остальными, а сам в паре с Гибсоном выскочил из флигеля. Мы обшарили все закоулки, но ничего не нашли. Ни единой зацепки. Только зря испачкал брюки, ползая на коленях.

— Удрал, — раздосадованно бросил Гибсон.

— Значит, мы упустили шанс стать его мишенями, — заметил я.

Убийца сумел замести следы. Я не смог найти никаких свидетельств его пребывания.

— Чистая работа. Здесь побывал профессионал.

— Профессионал говорите. А почему промахнулся? — спросил Гибсон.

— У меня две версии: первая — это был случайный промах, вторая — убийца хотел напугать жертву.

— Ему это удалось. Джонас был бледным как смерть.

— Его можно понять, — согласился я.

— Меня мучает вопрос — как убийце удалось сюда проникнуть? — задумался Гибсон.

— Для ловкого человека никаких проблем. Ворота охраняет тролль, значит, убийца выбрал другой путь. Скорее всего, перелез через стену и был таков, — предположил я.

— Вы говорите со знанием дела, чувствуется опыт. — Гибсон пристально посмотрел на меня. В его взгляде появился немой вопрос. — И реакция у вас моментальная. Я ещё ничего не успел сообразить, а вы уже приказали всем лечь на пол.

— Очередное свидетельство в пользу высшего образования, особенно юридического факультета, — уклончиво ответил я.

Гибсон не поверил. Я понял это по глазам. Он в свою очередь догадался, что большего ему не добиться.

— Стоит взяться за Грыма. Тролль мог видеть то, чего не видели мы, — предположил Гибсон, чтобы сменить тему.

— Спасибо, без меня. Грым, конечно, милашка, но я не знаю, как давно его кормили.

— Вы не похожи на труса.

— Это вам так кажется, — усмехнулся я. — В доме есть ещё слуги?

— Да. Садовник, кухарка и горничная.

— Тогда я потолкую с ними. Разумеется, с личного разрешения нового хозяина. Надеюсь, он ещё жив.

— Думаю, что за Джонаса можно не волноваться. Он в надёжных руках.

Мы вернулись обратно. Вокруг изображающего раненого лебедя Джонаса вовсю хлопотали мисс Портер и Поппи. Их старания могли отправить «больного» к праотцам успешней арбалетного болта. Лиринна на всякий случай держалась в отдалении.

Рейли метался из угла в угол, как лев в клетке. Он сразу бросился ко мне:

— Что-нибудь нашли?

— Ничего. Вызовем полицейских. Может, им повезёт больше.

Услышав о полиции, Джонас встрепенулся.

— О, нет, только не это. — Он схватился за голову. — Не надо полиции. Давайте замнём это маленькое происшествие. Я не хочу, чтобы о нём знал весь город.

— Как замнём?! Вас же едва не убили, — удивился я.

— Как видите, я жив и здоров.

— Вам просто повезло.

— Это не важно. Если наше имя начнут трепать в газетах, я успею пожалеть, что меня не убили. Поэтому полиции в этом доме не будет. Папа, будь он жив, одобрил бы мой поступок.

— Я не медиум и не знаю мнения майора Хэмптона. Кстати, оно меня мало интересует. Не хотите вызывать полицейских, не надо. Я справлюсь с этим и без вашей помощи, — твёрдо объявил я.

Джонас замолк и беспомощно посмотрел на родственников. Подмога пришла со стороны дяди.

— Не волнуйся, Джонас. Я поставлю этого выскочку на место.

Ораст посмотрел на меня бешено сверкающими глазами и злобно прошипел:

— Не лезьте не в своё дело!

— Теперь это и его дело, — парировал внезапно оживившийся Рейли.

— С каких это пор? — изумился Джонас. — Я вижу этого человека в первый и, надеюсь, последний раз в жизни. Почему он лезет в дела нашей семьи? Разве мы обязаны его слушать?

— Верно, Джонас. Не люблю парней с длинными любопытными носами. Он нас всех уже достал. Я вызову Грыма, тролль живо выкинет этого молодчика за ворота, — предложил Ораст.

Джонас с радостью откликнулся:

— Отлично, дядя! Посторонним здесь делать нечего.

Я выдвинул в сторону адвоката подбородок и сказал:

— Пора покончить с маскарадом. Рейли, представьте нас публике.

— Без проблем, — охотно согласился адвокат. — Дамы и господа, я вынужден просить у вас прощения. — Рейли скорчил скорбную физиономию. — Мне пришлось ввести вас в заблуждение. Мистер Гэбрил и его напарница не студенты-практиканты, а частные сыщики.

На физиономиях собравшихся отразилось недоумение.

— Частные сыщики? Что они тут делают? — вскинулся наследник.

— Это вы их привели, мистер Рейли. Не ожидала от вас такого, господин адвокат. — Лицо мисс Портер страдальчески скривилось.

Адвокат принял виноватую позу, фальшивую, как купюра в шесть рилли. Мисс Портер тут же взялась за нас с Лиринной.

— Нам здесь не нужны ищейки. Проваливайте туда, откуда пришли, — разразилась она гневной тирадой. — Джонас и без того чувствует себя плохо. На него столько всего свалилось, а ведь у мальчика больное сердце. Мистер Рейли, забирайте эту парочку и уходите отсюда по-хорошему.

— Боюсь, что не могу воспользоваться вашим предложением, мисс Портер, — спокойно заявил адвокат. — Эти люди обязаны заниматься тем, для чего их наняли.

— И кто же их наниматель? — с издёвкой поинтересовалась экономка.

— Томас Хэмптон, — торжественно объявил Рейли.

— Томас?! — ахнула экономка. — Он мёртв и не мог никого нанять.

— Тем не менее ему это удалось. Если хотите, я представлю доказательства. — Адвокат вытащил из портфеля бумаги и потряс перед собравшимися.

— Вы позволите? — тихим голосом произнёс Джонас.

— Конечно. — Адвокат с готовностью протянул документы наследнику.

Тот вцепился в них, как пьяница в бутылку, и углубился в чтение. Глаза его перебегали со строчки на строчку. Закончив, вернул бумаги и посмотрел на меня с интересом:

— Бумаги настоящие?

— На них стоит подпись вашего отца. Ни один крючкотвор не придерётся.

— Всё равно не верится. Получается, вас нанял мой папа?

— Да, — не стал отпираться я.

— Ему угрожали?

— Хуже, эти парни сразу перешли к делу. На майора совершались покушения, одно из них оказалось удачным. С вами, как видите, тоже не всё в порядке. Кто-то открыл сезон охоты на Хэмптонов.

— И вы знаете, кто именно?

— Я детектив, а не гадалка. Имеющиеся улики не позволяют пока прийти к определённому выводу.

— Но нападения на папу и недавний выстрел в меня могут быть связаны между собой? — жалобно спросил наследник.

— Я не умею читать по звёздам.

— А что вы умеете?

— Вытаскивать на свет чужое грязное белье.

— Репутация Хэмптонов всегда оставалась чистой, — с показной гордостью выпалил наследник.

— Бросьте. У всех есть свой скелет в шкафу. У меня их полно.

— У меня тоже, — усмехнулась Лиринна.

— Не понял? — Мои брови превратились в вопросительный знак.

— Шучу, — пояснила она. — Здесь и без того нервная обстановка. Решила её разрядить.

Я успокоенно повернулся к наследнику, который поспешил выступить с заявлением:

— Смею заверить, что на репутации моей семьи нет ни одного грязного пятнышка.

— Это потому, что вы плохо на неё смотрели, — вскользь обронил я.

— Вы всегда такой грубый?

— О, видели бы вы Гэбрила до того, как он выпьет утреннюю чашку кофе, — засмеялась Лиринна.

— Я вам сочувствую, мэм, — усмехнулся Джонас. — Работать с таким напарником всё равно, что бить киркой на серебряных рудниках. Мне скоро понадобится секретарь. Скажите, сколько вам платят, я дам в два раза больше.

— Тогда вам придётся на мне жениться, — лукаво сверкнула глазами Лиринна. — Гэбрил обещал взять меня в жёны.

Слова застряли у Джонаса в горле, он закашлялся.

— Ему ещё рано задумываться о женитьбе, — с испугом заявила мисс Портер.

Она всерьёз восприняла заявление Лиринны и приготовилась грудью встать на защиту несчастного юноши.

— Ему и не предлагают, — вмешался я. — Моя напарница снова шутит.

И добавил с нажимом:

— Неудачно!

— Гэбрил…

— Лиринна!

— Молчу!

Наступила пауза.

Наследник перестал кашлять и объявил:

— Можете рассчитывать на мою помощь и самое деятельное участие.

Кажется, он был искренним. Я очень хотел ему верить.

— Тогда я настаиваю на том, чтобы вызвать полицию.

— Хорошо, — кивнул Джонас. — Я лично отправлюсь в полицейский участок.

— Не надо. Не забывайте: на вас охотятся и хотят убрать. Зачем облегчать мерзавцам жизнь?

— Вы правы. Я пошлю кого-нибудь из слуг, — быстро согласился он.

— Уже лучше. И насчёт безопасности. Примите совет профессионала: наймите телохранителей.

— А как же вы?

— Мы?! — Я усмехнулся. — Мы займёмся тем, за что нам заплатили — поисками убийцы. И кстати, насчёт слуг… Их нужно опросить. Вы разрешите?

— Конечно, — вяло пробормотал Джонас. — Они в полном вашем распоряжении.

— Но, мистер Хэмптон… — жалобно заскулила экономка, однако молодой человек ожёг её таким взглядом, что та сразу замолчала.

— Гэбрил, мне кажется, что вам придётся на некоторое время поселиться в этом доме, — вступил в разговор Рейли. — Так будет проще вести расследование.

— Возможно, вы правы. Мистер Хэмптон, у вас не найдётся лишней комнаты?

— О, да сколько угодно. Вашей напарнице тоже нужна комната? — с надеждой спросил Джонас. Похоже, он запал на эльфийку.

Я посмотрел на Лиринну, та отрицательно мотнула головой:

— Кому-то придётся приглядывать за Крисом. Лучше, если это буду я.

— Спасибо, милая. Передай Крису, что я буду по нему скучать и учти, что у меня для тебя есть кое-какая работа, но об этом поговорим после. — Я подмигнул напарнице.

Мисс Портер привела садовника — мужчину с грубым фермерским лицом и большими натруженными ладонями, похожими на совковые лопаты. Он выслушал распоряжения хозяина и тут же удалился, не обронив ни слова.

Я обратился к окружающим:

— Скоро здесь появится полиция. Я прошу не расходиться и оставаться на своих местах.

— Этого ещё не хватало, — вспылил Ораст Хэмптон. — У меня, между прочим, дела в городе. Я должен отлучиться на пару часиков.

— У всех дела, — отрезал Джонас. — Гэбрил прав: надо дождаться полицию. Нам не нужны проблемы.

— От полиции сплошные неприятности. Я думал, ты умнее, Джонас, — покачал головой дядя.

— Не вам, дядюшка, судить о моих умственных способностях, — вспылил юноша. — Если вас что-то не устраивает, можете забирать манатки и валить из дома на все четыре стороны. Я не задерживаю.

Услышав, что его выгоняют, дядя сразу пошёл на попятную:

— Прости глупого старика, Джонас. Я был не прав. Сегодня тяжёлый день, смерть Томаса всех нас подкосила.

Лицо юноши просветлело, но разрядившуюся обстановку тут же испортила Поппи.

— Ага, особенно тебя, старая развалина, — ехидно произнесла она. — Небось, не нарадуешься. Тысячу золотом огрёб, коллекцию твою дурацкую никто на улицу не выбрасывает…

— Заткнись, грымза, — не на шутку разозлился Ораст, подлив тем самым масла в огонь.

— Кого ты назвал грымзой? — оскорбилась Поппи.

Лицо её пошло пятнами.

— Тебя, конечно, — брызгая слюной, прокричал дядя.

На моих глазах разгоралась ссора, грозившая перейти в маленькую войнушку.

— Ах ты, негодяй! Убил брата, а теперь овечкой невинной прикидываешься. — Щёки Поппи гневно запылали, как костёр в ночи.

Все сразу уставились на неё.

— Что ты сказала?! Кого я убил? — поразился Ораст, роняя челюсть на пол.

— Томаса! Кто, кроме тебя, мог на это пойти? — обличающе закричала женщина, но её оппонент тут же нашёлся:

— Да хотя бы и ты! Думаешь, я не знаю, как он тебя с твоим придурковатым муженьком чуть было по миру не пустил. Мне всё известно. — Он погрозил пальцем.

— Прекратите этот бардак, — рявкнул Гибсон, не догадываясь, что внимание спорщиков моментально переключится на него.

— Да кто ты такой, чтобы тут командовать? — тут же ощетинилась Поппи.

— Нашёлся советчик, — задохнулся от возмущения Ораст.

Однако капитана на испуг было не взять. Он грустно покачал головой и обратился к Джонасу, с ужасом взиравшему на скандал, который разгорался в присутствии посторонних:

— Как ты можешь жить под одной крышей с целым клубком ядовитых змей? Они же тебя сожрут!

— Чего это ты распоряжаешься? — упёрла руки в бока Поппи. Сейчас она походила на базарную торговку.

Похоже, Джеральду «повезло» с супругой. Он даже не пытался остановить свою половину, а только открывал и закрывал рот, словно рыба, выброшенная на берег.

Женщина собралась перейти в наступление. Ещё немного — и Гибсону была бы крышка, но тут молодой наследник не выдержал и взорвался:

— Всё, с меня хватит. Я устал от вашей бесконечной ругани. Сумасшедший дом! — Он устало махнул рукой и хотел ещё что-то сказать, но тут в комнате появились полицейские во главе с лейтенантом Колманом.

— Что здесь произошло? — Его вопрос был адресован всем собравшимся, но отвечать пришлось мне:

— Стреляли.

— Гэбрил, — обреченно произнёс полицейский. — Опять ты!

Глаза его страдальчески закатились.

— Я тоже рад вас видеть, — признался я.

Отношения между нами были далеки от идеальных. Он любил меня как собака палку, а я старался обходить его за версту.

— Так и знал, что полоса везения закончится и я снова наткнусь на тебя, — тоскливо сказал Колман.

— В чём дело, лейтенант? — излишне бравурно удивился я.

— Ещё спрашиваешь! У меня есть две вечные проблемы — волосы на спине и ты. — Он с шумом выпустил воздух из ноздрей. — Как чувствовал — без тебя тут не обойдётся.

— Спасибо за столь интимные подробности о вашем волосяном покрове, лейтенант. Ценю доверие.

— Не будем терять время. Где труп? — деловито осведомился он.

— Трупа не было, обошлось. Стреляли в Джонаса Хэмптона, — пояснил я.

— Знакомая фамилия, — кивнул лейтенант. — Хотели укокошить вслед за папой?

— Я бы не стал сбрасывать эту версию со счетов. Убийца промазал. Похоже, стрелял из арбалета через открытое окно.

Лейтенант проследил за моим взглядом.

— Болт сохранился?

— Да, лежит на полу.

— Его трогали?

— Нет. Снимете отпечатки пальцев?

— Не твоего ума дело. — Лейтенант подозвал эксперта и дал ему поручение.

— Стрелка кто-нибудь видел? — продолжил допрос Колман.

— Джонас сказал, что заметил в окне чей-то силуэт, но деталей не разглядел.

— Плохо, — поскучнел лейтенант. — Других зацепок нет?

— Мы ничего не нашли. Возможно, вам повезёт больше.

— После того, как здесь стадо мамонтов пробежало? Вряд ли. — Колман снова загрустил.

Он был моего роста, поджарым и прямым, как мозговая извилина блондинки. Считался толковым полицейским и умел выкладываться на все сто.

Колман разбил своих людей на две группы. Одна отправилась рыскать по округе, ища улики, а вторая засучила рукава и приступила к допросам, которые продлились до позднего вечера.

Сам Колман взял на себя Джонаса Хэмптона. Я стоял поблизости и не вмешивался.

— У вас есть догадки насчёт личности убийцы? — спросил полицейский, жуя зубочистку.

Откуда он только её выкопал?

— Нет конечно. У нашей семьи нет врагов.

— Но ведь кому-то очень хотелось продырявить твою шкуру, сынок. Подумай, кто это мог быть, — настойчиво произнёс Колман.

— Если бы я знал, то сразу бы рассказал, — виновато пояснил юноша.

— А девушки? — Полицейский бросил на него пристальный взгляд. — У тебя не было неприятностей с девушками или с их родителями?

— Я джентльмен, — обиделся Джонас.

— Это ведь ничего не значит, сынок. Скажи мне как мужчина мужчине…

— У меня есть приятельницы, но я поддерживаю со всеми хорошие и ровные отношения, — отрезал юноша.

— Тогда убийцей мог быть тот, кто недолюбливал твоего отца или вообще всю вашу семью. Подумай хорошенько. Может быть, вспомнишь старые споры, скандалы, ещё что-то в этом роде…

Я догадывался, что в уме лейтенант держит версию о наследстве, но пока не стремится её обнародовать.

— Ничем не могу вам помочь, лейтенант. Я лично не помню никаких конфликтов. Спросите у моих родственников. Возможно, они знают больше.

Колман бросил на него мрачный взгляд и замолчал, а потом принялся за меня. Я был рад, что в момент выстрела находился во флигеле, иначе лейтенант с большим удовольствием пришил бы мне это дело. С него станется.

— Извините, Колман, — передёрнул плечами я. — Понимаю ваше желание выслужиться перед начальством, но я тут ни при чём.

Вид у него был усталый, впрочем, не удивлюсь, если таким он и родился.

— Тогда объясни, что ты тут делаешь?

— Отрабатываю деньги, которые мне заплатили за розыск убийцы майора Хэмптона.

— Играешь с огнём, Гэбрил.

— Это моя работа, — обронил я дежурную фразу, и Колман заткнулся. Его ремесло тоже не сахар.

Полицейские — мастера выворачивать человека наизнанку, у них очень простые и эффектные методы, но сегодняшний улов не оказался богатым. Колман ушёл злым, как побитая собака.

Я отправил Лиринну домой. Мы договорились встретиться утром в офисе и обсудить план дальнейших действий.

— Ужасный день, — в расстроенных чувствах выговорил Джонас, когда полицейские убрались.

— Вы обещали найти мне комнату, — прервал я.

— Я хозяин своему слову. Будет вам комната. Не люкс, как в гостинице, конечно, но для жилья сгодится.

— Я не привереда.

Мисс Портер выделила мне помещение на втором этаже правого крыла, хорошо обставленное и не перегруженное мебелью. Тёмно-синие с золотом тона, кровать с балдахином, сверху шнурок колокольчика (очевидно, для вызова прислуги), кресло, обитое коричневой кожей, толстый узорчатый ковёр на полу, бархатные шторы у широкого окна, журнальный столик с канделябром, комод, зеркало на стене, несколько эстампов, наводящих на мысль о том, что кто-то из владельцев дома разбирался в живописи.

Обстановка казалась уютной и располагающей. Меня сразу стало клонить в сон. Вот уж некстати.

Дверь, ведущая на каменный балкон, была открыта. Я вышел на него, чтобы подышать воздухом, избавиться от сонливости и подумать о сегодняшних перипетиях.

Безобразная сценка, разразившаяся до приезда полиции, наводила на мысли, что врагов у майора хватало. Многие из них жили под одной крышей.

Лагарди, двоюродный брат покойного, поссорился из-за женщины. Достаточный предлог для мести.

Ораст, которого майор грозился выбросить на улицу. Я знаю многих коллекционеров. Добрая половина из них сущие маньяки. Ради сохранности своей коллекции пойдут на любое преступление, вплоть до убийства.

Поппи и её производящий впечатление подкаблучника муженёк Джеральд. Ораст говорил о том, что Хэмптон собирался пустить их по миру. Чем не повод, чтобы схватиться за нож?

Таинственный стрелок. Кто он? Связан ли с убийством майора? И если да, то как?

А три таинственных неудачных покушения, о которых рассказывал Хэмптон. Кто за ними стоит?

Вопросов много, а ответов пока не предвидится.

Сон как рукой сняло. Я вернулся в комнату и развалился на кровати, поверх покрывала, стал всматриваться в темноту за окнами. Лиринна уже должна уложить Криса в кроватку, рассказать ему сказку. Сын наверняка будет расспрашивать обо мне.

Нам приходится ютиться у Лигреля. Часть заработанных денег откладываем для покупки нового дома, но заветная цель пока кажется недостижимой. Цены кусаются, как гадюки.

В животе заурчало. Так и есть, проголодался. Во рту ни крошки с самого утра.

Кто-то на небесах услышал мои мысли. Стоило только подумать о еде, как в дверь постучали.

— Войдите, — отозвался я.

В щель просунулась девушка с веснушчатым крестьянским лицом. Вздёрнутый кверху носик делал её довольно симпатичной. В уголках рта притаилась смешинка.

— Добрый вечер, — поздоровалась она.

— На моей памяти бывали добрее.

— Я горничная, меня за вами послала мисс Портер. Ужин накрыт, пожалуйте в столовую, — объяснила девушка.

— Лучшее известие за сегодня, — радостно отозвался я. — Как тебя зовут, красавица?

— Агнесса, — слегка зарделась девушка.

— Очень приятно, я — Гэбрил. Скажи, Агнесса, а где находится столовая? У вас не дом, а лабиринт какой-то, можно заплутать. Вы же не хотите, чтобы я блуждал по коридорам несколько лет?

Девушка засмеялась.

— Пойдёмте, я провожу.

— Мне нужно привести себя в порядок.

— Я подожду за дверью, — сказала девушка и исчезла.

Я вскочил с постели, придирчиво осмотрел себя в зеркале и не найдя сильных изъянов (лёгкая небритость, которая так нравится Лиринне, не в счёт) вышел в коридор.

— Надеюсь, мой вечерний наряд не испортит хозяевам ужин, — улыбнулся я дожидавшейся девушке. — Как нарочно, забыл захватить с собой смокинг.

— Что вы, у нас никто смокинги не носит. Разве что хозяева, когда в свет выходят, — фыркнула Агнесса. — Давайте пройдём в столовую, а то ужин остынет.

Мы спустились на первый этаж по пролетам парадной лестницы, отделанной мрамором, украшенной скульптурами и настенной мозаикой. В нишах стояли подсвечники с зажженными свечами. Они освещали нам путь.

Я шёл за Агнессой и осматривался по сторонам. Длинный извилистый коридор вёл в никуда.

— Скажи, Агнесса, а ты ничего странного сегодня не видела?

— Да нет, если не считать похорон хозяина, обычный день.

— А подозрительные личности не попадались?

— Вокруг мистера Ораста постоянно крутятся разные типы. Со многими я бы побоялась встретиться на тёмной улице.

— А майор не возражал?

— Ораст объяснял, что эти люди помогают пополнять его коллекцию.

— Он так сильно над ней трясётся?

— Мягко сказано! Ораст дорожит ей больше, чем жизнью. Как только узнаёт, что где-то появилась редкая безделушка, срывается с места и исчезает на несколько дней.

— Я слышал, что незадолго до смерти майор и Ораст поругались. Это правда?

— Возможно, — пожала плечами девушка. — Здесь постоянно кто-то ругается и выясняет отношения. Если стоит тишина, значит, случилось что-то из ряда вон выходящее.

— Должно быть, несладко служить в таком доме, — посочувствовал я.

— А что поделаешь, — вздохнула Агнесса. — Моя семья служит Хэмптонам не одно столетие. Мама, бабушка — все они когда-то были здесь горничными.

Мне стало любопытно.

— А мисс Портер? — спросил я.

— О, их род тоже давно прислуживает в этом доме, — оживилась девушка.

— Она производит впечатление строгой женщины. Вы с ней ладите?

— Не всегда, — с горечью произнесла девушка. — Мисс Портер думает, что я вертихвостка, мечтающая окрутить молодого хозяина.

— А тебе действительно нравится Джонас?

— Разве он может кому-то не понравиться, — внезапно призналась Агнесса. — Такой видный из себя, красивый. Только он дворянин, а я…

— Очень красивая девушка, — закончил я за неё. — Кстати, мой нос чувствует вкусный запах. Мы, кажется, пришли.

Необъятные габариты помещения и заставленный всевозможными яствами стол говорили о том, что покушать в этом доме любят. У майора были все шансы умереть от обжорства, налегай он на снедь с таким же пылом, как его родственнички.

Воздух был просто пропитан ароматами роскошных яств и вина. Желудок у меня моментально свело. Однако на слугах в этом доме экономили — блюда подносила дородная кухарка. Поставив еду на стол, она исчезала за высокими железными дверями, и хозяева ухаживали сами за собой.

Я обнаружил, что манеры их оставляют желать лучшего. Даже Джеральд в первую очередь заботился о наполнении своей тарелки, игнорируя женушку, при обычных обстоятельствах крутившую им, как заблагорассудится.

На ужин собрались все родственники, которых я видел на похоронах, за исключением Лагарди. Во главе стола сидел Джонас, место справа от него пустовало. Левую сторону занимали Джеральд и Поппи, напротив разместился Ораст. Рядом с ним устроилась мисс Портер — очевидно, её статус был выше, чем у обычных слуг, и ей дозволялось трапезничать вместе с хозяевами.

Обстановка была нервозной. Пахло семейными разборками. Возможно, моё появление прервало очередное выяснение отношений. Люди только-только собрались отвести душу, а тут появился я.

Приглушённые голоса стихли как по команде.

— Добрый вечер! Приятного аппетита, — мирно пожелал я.

Не скажу, чтобы мне были рады. Хэмптоны уткнулись в тарелки и сделали вид, что со мной незнакомы, только молодой хозяин предложил занять пустующее место.

— Агнесса, принеси, пожалуйста, приборы для мистера Гэбрила, — попросил он.

Девушка зарделась как мак и убежала выполнять распоряжение. Я проводил её удивлённым взглядом. Девчонка определённо влюбилась в молодого хозяина и готова ради него разбиться в лепёшку.

Когда она вернулась, мисс Портер, увидев румянец на её щеках, приказала:

— Агнесса, покорми Грыма. Он голоден.

— Будет исполнено.

— А где кормят вашего тролля? — спросил я у Джонаса.

— За стеной комната для прислуги. Ему накрывают там.

— Он что, ест за столом как все люди?

— У вас предубеждение насчёт троллей?

— Я знаю, что многие считают их чем-то вроде разумных зверей.

— Это распространённое заблуждение. Грым свирепый и сильный, но он далеко не дурак. Я знаю много людей, по сравнению с которыми наш тролль всё равно что профессор.

На ужин подали мясной суп, густой и наваристый. От него исходил сногсшибательный аромат специй. Мне в последнее время приходилось столоваться у эльфов, а они мяса не употребляют, так что я отдал должное кулинарному искусству поварихи Хэмптонов.

— Ммм, изумительно, — признался я, попробовав первую ложку.

Потом были рис, политый густым кисло-сладким соусом, с кусочками баранины, и нежная курятина, приправленная душистыми пряностями.

Так вкусно я не ел ни разу в жизни. Плов был приготовлен отменно, в меру остр и сладок; а мясо оказалось очень сочным, оно таяло во рту, оставляя ощущение свежести и сытости. Покончив с едой, я, отдуваясь, вытер выступивший пот мягкой салфеткой и честно признался:

— Просто потрясающе. Ваш повар — гений.

— Её зовут Клотильда. Наша семья очень ею дорожит, — с гордостью признался наследник.

Упоминание о слугах заставило мисс Портер заворчать:

— Куда запропастилась эта негодная горничная? За то время, что она отсутствует, можно было накормить целую армию троллей.

Экономка поднялась с места:

— Пойду, проверю, всё ли у неё в порядке.

С этими словами она вышла из-за стола и скрылась в соседней комнате.

— Напрасно мисс Портер так беспокоится, — покачал головой Джонас. — Грым предан нам как сторожевой пёс. Он никогда не обидит своих.

— Однако мисс Портер права, — заметил я. — Девушка на самом деле уже давно не появляется.

— С Агнессой всё в порядке, — беспечно заверил Джонас. — Сейчас Клотильда принесёт нам десерт. Вы любите пудинг?

Я хотел сказать, что готов есть хоть солому, лишь бы она была приготовлена руками Клотильды, но тут раздался страшный крик, принадлежавший женщине. Он был таким жутким, что все сидевшие за столом оцепенели. Почти одновременно послышался и дикий утробный рёв взбесившегося животного.

— Что… Что это? — побледнев как смерть, спросил Ораст. Зубы его застучали.

— Грым, — на одном дыхании выпалил Джонас.

Время замедлило свой ход. Прошла вечность с момента, как я услышал крик и принял решение вмешаться, ещё одна вечность понадобилась, чтобы вскочить на ноги. Если тролль сошёл с ума, мне с ним будет не справиться. Он просто порвёт меня на две половины и выкинет в окно. Так говорил голос разума, но я его не слушал.

Ноги сами понесли к входной двери. Наверное, второго такого дурака стоило ещё поискать. У меня не было при себе ни оружия, ни плана. Я вообще не представлял, что собираюсь делать, просто летел, как мотылёк на свечу.

Внезапно дверь распахнулась, и какая-то тварь ринулась навстречу, сметая с пути любую преграду. Это произошло так неожиданно, что я отшатнулся, споткнулся и упал на спину и тут же почувствовал, как мои рёбра затрещали. Огромная туша придавила меня к земле. Холодные словно лёд лапы сомкнулись на горле хищной хваткой. Возле кончика носа клацнули жёлтые клыки, с которых сочилась вязкая слюна. Разверзлась пасть лохматого существа, похожего на гориллу. Это был тролль, и я ему явно не нравился.

Сильно заболела грудная клетка, её словно сплющили молотом. Из лёгких со свистом выходил воздух, в ушах мелодично зазвенели колокольчики, играя печальную музыку загробного мира. Я стал задыхаться, беспомощно замахал руками, ударил ногой во что-то твёрдое как камень. Кажется, перестарался. Чудовище взвыло и удвоило усилия. Кости захрустели как сухое печенье. В глазах вспыхнули мириады огоньков, я стал давиться кашлем. В горле застыл упрямый и тугой комок.

— Грым, брось его, отойди. — Властный возглас заставил придушившую меня тварь оторваться от жертвы.

Нажим ослаб. Я смог сглотнуть и тут же пожалел об этом. Вязкая слюна ободрала горло как наждачка.

Тролль недовольно зарычал, но меня отпустил. Я встал на колени, снова закашлялся. Чьи-то руки помогли подняться на ноги. Они принадлежали Орасту, однако лицо его представлялось мне лиловым шаром. Я почувствовал боль в правом глазном яблоке; очевидно, лопнул кровеносный сосуд. Попробовал поблагодарить Ораста, но вместо слов вырвалось гусиное шипение. Я сдувался как шарик. Ноги подгибались и отказывались повиноваться. Мне было дурно. Сильно мутило, ещё немного, и меня стошнит.

— Держитесь, — услышал я ободряющий голос.

Ораст поддерживал меня и не давал стать ещё одним покрытием на паркетном полу.

— Это наш гость, зачем ты на него набросился? — с укоризной добавил человек, остановивший Грыма.

Никогда бы не подумал, что столь хрупкий юноша как Джонас обладает такой властью над троллем.

В ответ послышался звук, похожий на завывание ветра.

— Ааагнешшша.

— Агнесса?! Что с ней? — уже испуганно спросил Джонас.

— Он убил её, — истерично взвизгнула Поппи.

Тролль не успел ответить.

— Со мной всё в порядке. — В комнату ввалилась растрёпанная девушка. На её щеке горело алое пятно, она прятала его ладонью. Других видимых повреждений не наблюдалось.

Притихшая Поппи сразу заключила девушку в объятия и стала хлопотать над ней как несушка.

— Тогда в чём дело? Почему Грым разбушевался? — удивился Джонас.

— Он разозлился из-за мисс Портер. Она назвала меня нерасторопной и дала мне пощёчину. Грым увидел это и взбесился, — стала объяснять девушка.

— Где мисс Портер? Что он с ней сделал? — завопил Ораст.

Его нервозное состояние передалось всем присутствующим, кроме тролля. Тот стоял, опустив длинные волосатые руки, и тяжело дышал. Его налитые кровью глаза постепенно начинали принимать осмысленное выражение.

— Дайте пройти, — попросил я. — Я проверю.

Больше желающих не нашлось. Все покорно расступились, пропуская меня вперёд.

— Спасибо!

Голова кружилась, словно шар на оси, но я упорно преодолевал шаг за шагом. Вот поворот, ведущий в комнату для прислуги. Дверь не просто сорвана с петель, её разнесли в щепки. Страшно подумать, что мог натворить тролль с несчастной женщиной.

Я увидел её тело. Оно лежало возле стола, лицом вниз, распластав руки и ноги. Волосы испачканы чем-то красным.

«Кровь», — страшная догадка бросилась мне в голову.

Я передёрнулся. Страшная смерть, такую не пожелаешь даже врагу. Тварь размозжила ей череп, иначе откуда здесь столько крови. Вон целая лужа натекла.

Я склонился над женщиной, предчувствуя, что увижу сейчас, потянул осторожно за плечо. Тело оказалось податливым и лёгким как пушинка. То, что было мисс Портер, перевернулось на спину.

Липкие спутанные волосы закрывали лицо. Я отвёл их в сторону и увидел немигающий взгляд. Глаза казались стеклянными, в них виднелось моё отражение. Губы плотно сжаты, почти закушены. Грудь не вздымалась. Эта женщина определённо мёртва, подумал я, однако на всякий случай решил проверить пульс, для чего сжал её запястье. Он не прощупывался.

У меня в кармане всегда лежит маленькое зеркальце. Я поднёс его к устам мисс Портер. Это последний способ определить, дышит она или нет. Если зеркало ничего не покажет, придётся констатировать смерть.

Вдруг женщина моргнула. Это произошло так неожиданно, что я вздрогнул и едва не отбросил её тело обратно на пол.

Мисс Портер застонала, ноздри её затрепетали. Похоже, я поспешил с диагнозом. «Покойница» на самом деле лежала без чувств. А липкое красное вещество было томатным соусом. Я только сейчас заметил, что со стола, возле которого лежала мисс Портер, на пол тонкой струйкой стекала жидкость из перевёрнутой соусницы.

— Где Грым? — жалобно спросила женщина, всматриваясь в меня.

Я выдержал её взгляд.

— Не беспокойтесь, вам ничего не угрожает. Он там, в столовой. Тихий и мирный.

— Это хорошо.

— С вами всё в порядке?

— Кажется, да. Не знаю, что на Грыма нашло. Он как с цепи сорвался.

— Вы ударили Агнессу, — заметил я. — Похоже, ваш тролль на это остро реагирует.

— Проклятая девчонка, — злобно произнесла мисс Портер. — Возится со своим Грымом как с ребёнком. Вот он её и защищает. Ну да ладно, я с ними ещё поквитаюсь.

— А с майором не вы случайно поквитались? — спросил я.

Мисс Портер окатила меня презрительным взором и вышла. Да, попытка вызвать её на откровенность закончилась провалом. Я вздохнул и поплёлся за женщиной.


Глава вторая, | Клиент с того света | Глава четвертая,