home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 6

С сосредоточенными, хмурыми лицами мальчишки цеплялись за бортик вагона: стены туннеля проносились мимо пугающим, смазанным пятном, хотя поезд и начал снижать скорость, чтобы войти в резкий поворот.

Они уже выбросили свои рюкзаки, и Честер, последним из троих, перелез через бортик и повис на нем. Он нащупал выступ и теперь изо всех сил старался не сорваться. Уилл как раз собирался дать команду прыгать, как вдруг его брат решил прыгнуть первым.

— ПРЫГАЙТЕ! — заорал Кэл и отпустил руки, рванувшись вниз. Уилл смотрел, как он исчезает в темноте, а затем бросил взгляд на силуэт Честера, зная, как страшен этот момент для его друга.

Выбора у Уилла не было, оставалось только следовать за братом. Сжав зубы, он оттолкнулся от вагона, отчего его развернуло в воздухе. На долю секунды Уиллу показалось, что он завис в потоке ветра, в едком дыму. И тут он приземлился на ноги, от удара заныли все кости, а сила инерции заставила его с сумасшедшей скоростью мчаться вперед, не зная куда, расставив руки в стороны, чтобы хоть как-то сохранить равновесие. Но одна его нога зацепилась о другую — словно он сам себе подставил подножку. Мальчик упал с размаху, сначала на одно колено, а в следующую секунду растянулся на животе. Уилл грудью скользил по земле, оставляя борозду в пыли. Остановившись, он медленно повернулся на спину, а потом сел, выплевывая грязь и кашляя. Огромные колеса продолжали крутиться всего в паре метров от него, и он мысленно поздравил себя с тем, что не упал под одно из них. Мальчик достал из кармана светосферу и начал оглядываться в поисках остальных.

Через какое-то время Уилл услышал громкие стоны, дальше по направлению движения поезда. Повернул голову туда и увидел, как из тьмы появляется ползущий на четвереньках Честер. Он поднял голову, словно раздраженная черепаха и, заметив Уилла, ускорил ход.

— Все в порядке? — крикнул ему Уилл.

— Да просто прекрасно! — прокричал Честер, упав рядом с Уиллом.

Уилл пожал плечами, потирая ногу, на которую пришелся основной удар при падении.

— А Кэл? — спросил Честер.

— Понятия не имею. Давай лучше его тут подождем. — Уилл не понял, услышал ли друг его слова, но Честер явно не горел желанием отправляться на поиски мальчика.

Поезд продолжал свое бесконечное движение. Несколько минут спустя из дымной темноты появился брат Уилла с рюкзаками на обоих плечах — шествовал он беззаботно, словно на прогулке. Он присел на корточки рядом с Уиллом.

— Я все забрал. Вы целы? — прокричал он.

На лбу у Кэла виднелась большая царапина, а на носу у него собирались, стекая вниз, капельки крови.

Уилл кивнул, бросив взгляд за спину Кэла.

— Пригнитесь! Караульный вагон! — предупредил он, потащив за собой брата.

Вжавшись в стену туннеля, они наблюдали, как в их сторону направляется свет. Он лился из окон караульного вагона, оставляя широкие освещенные квадраты на стенах по ходу поезда. Вагон пронесся мимо, на долю секунду вырвав из темноты их силуэты. Когда поезд на полной скорости промчался мимо и свет постепенно потух, становясь все слабее и слабее, пока совсем не исчез, Уилла охватила невыносимая тоска — теперь все кончено.

В непривычной тишине он встал и размял ноги. Он так привык к качке на поезде, что теперь земная твердь казалась ему в новинку.

Втянув носом воздух, Уилл собирался что-то сказать остальным, как вдалеке поезд издал несколько протяжных гудков.

— Это что такое? — спросил он.

— Прибывает на станцию, — ответил Кэл, который все еще смотрел в темноту, туда, где они последний раз видели поезд.

— А ты откуда знаешь? — спросил его Честер.

— Мой… наш дядя мне рассказывал.

— Твой дядя? Он может нам помочь? Где он? — Честер засыпал Кэла вопросами, и на лице его отражалась надежда на то, что, возможно, кто-то сумеет прийти им на помощь.

— Нет, — отрезал Кэл, хмуро глядя на Честера.

— Почему нет? Не понимаю…

— Нет, Честер, — резко вмешался Уилл, качая головой.

Его другу сразу стало ясно, что лучше бы он держал рот на замке.

Уилл повернулся к брату:

— Так что теперь? Когда поезд прибудет, они выяснят, что Честер пропал. И что тогда?

— Ничего, — пожал плечами Кэл. — Дело сделано. Они поймут, что он выпрыгнул. Они же знают, что одному ему тут долго не протянуть… в конце концов, он же просто верхоземец. — Усмехнувшись, Кэл продолжал говорить, словно Честера тут и не было. — Они не станут посылать поисковый отряд или еще что.

— Почему ты в этом так уверен? — продолжал пытать брата Уилл. — Разве они не подумают, что он сразу пошел назад, в Колонию?

— Мысль неплохая, но даже если бы ему удалось туда добраться — причем пешком, угри попросту подстрелили бы его уже на подходе, — пояснил Кэл.

— Угри? — спросил Честер.

— Стигийцы — так колонисты их называют, когда те не слышат, — объяснил Уилл.

— Да, точно, — произнес Честер. — Ну и в любом случае, я в это отвратное место больше ни за что не вернусь. Ни за что в жизни, черт возьми! — твердо добавил он, глянув на Кэла.

Кэл не ответил, надевая рюкзак, а Уилл взял за лямки другой, оценивая его вес. Рюкзак, доверху набитый снаряжением, запасами пищи и светосферами, был тяжел. Уилл перебросил его за спину, сморщившись, когда лямка вонзилась в раненое плечо. Припарки, которые прикладывал ему Имаго, сотворили чудеса, но стоило чуть надавить — и рана ужасно разболелась. Уилл попытался отрегулировать лямки так, чтобы большая часть веса пришлась на здоровое плечо, и мальчики отправились в путь.

Немного погодя Кэл быстрым шагом направился вперед, оставив позади Уилла и Честера, наблюдавших, как подпрыгивающая фигурка двигается сквозь лежавшую перед ними мрачную полутьму. Вдвоем они, не торопясь, шли между огромными металлическими рельсами.

Они так много хотели сказать друг другу, но теперь, когда остались вдвоем, казалось, ни один не знал, с чего начать. Наконец Уилл решился.

— Нам надо бы поговорить, — неуверенно произнес он. — Пока ты был в тюрьме, случилось столько всего…

Уилл начал рассказывать о своей семье — своей настоящей семье, которую он впервые встретил в Колонии, и о том, каково было с ними жить. Потом он припомнил, как они с дядей Тэмом планировали спасти Честера:

— Такой был кошмар, когда все провалилось. Я просто глазам не поверил, когда увидел, что Ребекка заодно со сти…

— Эта мелкая уродина! — взорвался Честер. — Тебе разве не приходило в голову, что у нее не все дома? За все эти годы, что вы вместе росли?

— Ну, я думал, она странноватая, но тогда мне казалось, что все младшие сестрицы такие, — признался Уилл.

— Странноватая? — повторил Честер. — Она же чертова психичка! Ты же, наверное, знал, что она тебе не настоящая сестра?

— Нет, откуда мне было знать? Я… Я даже не знал, что меня самого усыновили и откуда я на самом деле.

— Разве ты не помнишь, как твои родители принесли ее домой, в первый раз? — удивленно спросил Честер.

— Нет, — задумчиво ответил Уилл. — Кажется, мне четыре года тогда было. Ты сам-то сколько помнишь с тех времен, когда тебе было столько же?

Честер что-то промычал, будто слова Уилла не вполне его убедили, а Уилл продолжил рассказывать о последующих событиях. Устало следуя за Уиллом, Честер внимательно слушал. Наконец Уилл дошел до спора с Имаго, когда ему и Кэлу предстояло решить, вернутся ли они в Верхоземье или спустятся в Глубокие Пещеры.

Честер кивнул.

— Так мы и попали на Вагонетный поезд, с тобой вместе, — закончил Уилл, завершив свой рассказ.

— Ну, я рад, что ты тут оказался, — улыбнулся его друг.

— Я не мог тебя бросить, — сказал Уилл. — Должен был убедиться, что ты жив и здоров. Это самое меньшее, что я мог…

Голос Уилла дрогнул. Он пытался выразить свои чувства, свое сожаление о том, через что пришлось пройти Честеру.

— Знаешь, они меня били, — вдруг сказал Честер.

— Что?

— Когда они меня снова поймали, — произнес он так тихо, что Уилл едва смог расслышать, — то снова бросили в Тюрьму и стали избивать дубинками… много-много раз, — вновь продолжил Честер. — Иногда Ребекка приходила посмотреть.

— Боже, нет, — пробормотал Уилл.

Еще несколько шагов они прошли молча, перебираясь через массивные шпалы.

— Они сильно тебя ранили? — в конце концов спросил Уилл, страшась ответа.

Честер ответил не сразу:

— Они очень были злы на нас… на тебя в основном. Много чего про тебя кричали, пока избивали меня, говорили, ты из них дураков сделал. — Честер тихо откашлялся и сглотнул. Слова его стали путаться. — Это… я… они…

Он резко втянул воздух уголком рта:

— До смерти они меня никогда не избивали, и я понял, что у них для меня приготовлено что-то куда хуже. — Честер замолчал, вытирая нос. — А потом этот старый стигиец приговорил меня к Изгнанию, и это было еще страшнее. Я был так напуган, что совсем расклеился.

Честер смотрел в пол, словно совершил что-то, чего теперь стыдился. Он продолжал говорить, и в его голосе появились нотки холодного, контролируемого гнева, решимости:

— Знаешь, Уилл, если бы я мог, я бы их убил… стигийцев. Мне так сильно этого хотелось. Злобные ублюдки… все они. Я бы всех их убил, даже Ребекку!

Честер смотрел на Уилла таким напряженным взглядом, что у того мурашки побежали по спине. Уилл вздрогнул — перед ним раскрылась та сторона Честера, о которой он раньше и не подозревал.

— Честер, прости, мне так жаль!

Но в этот момент в голову Честеру пришло нечто не менее важное, что отвлекло его от прежних мыслей. Он резко остановился, подскочив на месте, словно получив пощечину:

— Что ты там говорил о стигийцах и их… как они называются… их людях на поверхности?

— Агентах, — помог ему Уилл.

— Да… их агентах! — Честер прищурил глаза. — Даже если бы я снова мог попасть на поверхность, я ведь не смогу так просто пойти домой, верно?

Уилл стоял перед ним, не зная, что сказать.

— Если я пойду домой, они схватят маму и папу, как ту семью, о которой ты говорил, — Уоткинсов. Хреновы вонючие стигийцы станут гоняться не только за мной. Они захватят моих родителей и сделают из них рабов или убьют, ведь так?

Уилл сумел ответить Честеру лишь взглядом, но и этого было достаточно.

— И чтобы я смог сделать? Думаешь, если я попытаюсь предупредить маму с папой, они мне поверят? Или полиция поверит? Они решат, я наркоты наглотался или чего еще. — Склонив голову, Честер вздохнул. — Все время, пока я сидел в Тюрьме, думал только о том, как мы с тобой вернемся домой. Я так хотел снова оказаться дома! Только этим и жил все месяцы.

Честер раскашлялся, возможно, стараясь заглушить всхлип — но точно Уилл сказать не мог.

Честер схватил Уилла за руку и посмотрел ему прямо в глаза:

— Я же больше никогда не увижу солнечного света, верно?

Уилл промолчал.

— Так или иначе, мы тут навсегда застряли, да? Нам некуда идти, теперь уже некуда. Уилл, что мы собираемся делать? — продолжил Честер.

— Прости меня, — снова произнес Уилл сдавленным голосом.

Впереди раздались возбужденные крики Кэла.

— Эй! — подзывал он мальчиков.

— Нет! — расстроенно крикнул в ответ Уилл. — Не сейчас!

Он взмахнул светосферой, неожиданно выказав свое раздражение. Ему хотелось побольше побыть с другом, и вмешательство Кэла его разозлило:

— Подожди чуть-чуть!

— Я кой-чего нашел! — еще громче возопил Кэл, то ли не расслышав ответа Уилла, то ли решив не обращать на него внимания.

Честер посмотрел туда, где стоял младший мальчик, и твердо произнес:

— Надеюсь, это не станция. Не собираюсь снова попадать к ним в руки!

Он сделал шаг вперед по железнодорожным путям.

— Нет, Честер, — начал Уилл. — Подожди секунду. Хочу тебе что-то сказать.

Они стояли друг против друга — глаза Честера все еще были красны от усталости. Уилл крутил в руках светосферу: в ее свете Честер легко мог прочитать на покрытом грязью лице друга, как тому нелегко.

— Я знаю все, что ты хочешь сказать, — произнес он. — Ты не виноват.

— Нет, виноват! — крикнул Уилл. — Это моя вина… Я не хотел тебя втягивать во все это. У тебя есть нормальная семья, а… а у меня… мне не к кому возвращаться. Мне нечего терять.

Честер попытался ответить, протянув руку вперед, но его друг продолжал говорить все бессвязней, пытаясь выразить свои чувства, скопившиеся в сердце в последние месяцы.

— Я не должен был тебя в это втягивать… ты же просто мне помогал…

— Слушай… — произнес Честер, стараясь успокоить друга.

— Мой папа сможет нас выручить, но если мы его не найдем… Я…

— Уилл, — вновь попытался перебить его Честер, но затем позволил Уиллу продолжать.

— Я не знаю, что нам делать и что с нами случится… мы можем никогда… мы можем погибнуть…

— Забудь, ладно, — мягко сказал Честер, когда голос Уилла сбился на шепот. — Никто из нас понятия не имел, что так выйдет, и кроме того, — Уилл увидел широкую улыбку на лице друга, — хуже все равно уже некуда, верно?

Честер по-дружески ударил Уилла по плечу, случайно попав аккурат в то место, которое так ужасно изуродовала ищейка в Вечном городе.

— Спасибо, Честер, — выдохнул Уилл, сжав зубы, чтобы не закричать от боли, и смахнув ладонью выступившие на глазах слезы.

— Поторопитесь! — вновь раздались крики Кэла. — Я нашел проход. Давайте!

— Чего это он так завелся? — спросил Честер.

Уилл постарался собраться.

— Он всегда такой, вечно удирает, — ответил он, повернув голову в ту сторону, где стоял брат, и подняв глаза к небу.

— Правда? Он тебе никого не напоминает? — заметил Честер, приподняв бровь.

Чуть смутившись, Уилл кивнул:

— Да… немного.

Он сумел улыбнуться Честеру в ответ, хотя ему было совсем не до улыбок.

Они нагнали Кэла, который от возбуждения не мог стоять спокойно, без конца повторяя что-то про свет.

— Я же вам говорил! Сюда посмотрите! — Он подпрыгивал на месте, указывая в большой проход, ведущий в сторону от железнодорожного туннеля. Уилл заглянул туда и увидел слабое голубоватое сияние, чуть мигавшее, словно оно было на приличном расстоянии отсюда.

— Держитесь за мной, — скомандовал Кэл и, не дожидаясь реакции Уилла с Честером, бросился вперед на полной скорости.

— Да кто он такой? — возмущенно сказал Честер, глядя на Уилла, лишь пожавшего плечами, после чего оба отправились в путь. — Поверить не могу, какая-то мелкота указывает мне, что делать! — едва слышно пожаловался он.

Внезапно стало очень жарко, отчего у ребят по спинам потек пот. Воздух был так обжигающе сух, что пот испарялся с кожи почти сразу.

— Боже, да тут просто парилка. Типа как в Испании или еще где, — жаловался Честер, продолжая идти вперед, и, расстегнув несколько пуговиц, почесывал грудь.

— Ну, если верить геологам, по мере приближения к мантии Земли через каждые двадцать метров температура поднимается на один градус, — заметил Уилл.

— И что это значит? — спросил Честер.

— Ну, по идее, мы должны были бы уже изжариться.

Пока Уилл и Честер следовали за Кэлом, спрашивая себя, во что же они ввязываются, свет усиливался. Казалось, он пульсировал, порой яркими лучами заливая зазубренные стены над ними, а затем постепенно угасая, превращаясь в голубоватую дымку впереди.

Они нагнали Кэла у самого конца прохода. Выйдя оттуда, мальчики оказались посреди обширного пространства.

В центре ввысь поднимался двухметровый столб пламени. Они смотрели во все глаза, как с громким шипением он вырос в четыре раза, устремившись вверх и пройдя сквозь круглое отверстие в потолке над ним. Вынести жар этого огня было невозможно, и им пришлось отступить, закрыв лица руками.

— Что это? — спросил Уилл, но ни один из мальчиков, завороженно смотревших на пламя, не ответил — непередаваемая красота огня очаровывала. Ведь у основания, там, где огненный фонтан бил из почерневшей скалы, огонь был почти прозрачным, а далее играл всеми цветами радуги — от переливчатых оттенков желтого и красного до поразительного разнообразия зеленых тонов, и в самом верху становился темно-пурпурным. Но в целом свет, составленный из этих цветов, был голубым — эта голубизна освещала все вокруг, она же и привела их сюда. Мальчики стояли рядом, и радужный каскад отражался в их глазах, пока шипение не стихло и пламя вновь не сократилось до прежних размеров.

Словно всех троих разом расколдовали, они принялись оглядываться, чтобы осмотреться вокруг. Ребята смогли различить несколько отверстий в стенах зала.

Уилл и Честер направились к ближайшему из них. Когда они осторожно вошли в него, лучи светосфер в их руках смешались с голубизной остатков пламени — и они увидели, что находится внутри. Куда бы ребята ни смотрели, взгляд останавливался на свертках, ростом с человека, прислоненных к стенам, иногда сразу по два, по три.

Свертки в пыльных тряпках были перевязаны несколько раз по всей длине чем-то вроде веревки или крученой нити. Некоторые из них казались поновее других; материя была не такой запачканной и засаленной. Но те, что провели тут больше времени, были так грязны, что почти не отличались от камней, к которым были прислонены. Уилл, за которым след в след шел Честер, приблизился к одному из свертков и поднял светосферу повыше. Слои материи сгнили и распались, позволив мальчикам увидеть, что скрыто за ними.

— Боже мой, — прошептал Честер так быстро, что два слова слились в одно, а Уилл резко вздохнул.

Высохшая кожа туго обтягивала череп, уставившийся на мальчиков пустыми глазницами. То тут то там, под растрескавшейся темной кожей тускло поблескивали белые кости. Уилл провел светосферой вниз, и мальчики увидели другие части скелета: сквозь ткань просвечивали ребра, а паукообразная рука опиралась на бедро, так туго обтянутое кожей, что та напоминала кусок древнего пергамента.

— Думаю, это мертвые копролиты, — пробормотал Уилл, когда они с Честером проследовали вдоль соседней стены, изучая другие свертки.

— Боже мой, — повторил Честер, на этот раз растягивая слова. — Их же тут сотни.

— Видимо, тут что-то типа кладбища, — ответил Уилл, стараясь не повышать голоса, словно хотел проявить уважение к мертвецам. — Как у индейцев. Они оставляли мертвых на деревянных платформах на склонах гор, вместо того чтобы хоронить.

— Так если это какое-то святое место, не лучше ли нам убраться отсюда? Мы же не хотим обидеть этих… копролексов, или как они там называются, — взволнованно заметил Честер.

— Копролитов, — поправил его Уилл.

— Копролитов, — медленно произнес Честер. — Точно.

— Еще кое-что, — начал Уилл.

— Что? — спросил Честер, повернувшись к нему.

— Это название — «копролиты», — продолжил Уилл, с трудом подавив улыбку. — Ты же знаешь, это их колонисты так называют. Но если сам где-нибудь встретишь копролита, не зови его так, ладно?

— А почему?

— Им это не очень льстит. Так называют динозаврьи экскременты. Означает: ископаемая какашка динозавра. — Уилл глупо ухмыльнулся, пройдя чуть дальше вдоль стены с мумифицированными телами, пока его взгляд не привлекло одно из них, чей саван почти рассыпался.

Направив свет на труп, Уилл медленно провел лучом сверху вниз, до самых ног, потом вновь вернулся к голове. Тело умершего так съежилось, что казалось очень маленьким — словно и не принадлежало взрослому человеку. На костлявом запястье виднелся толстый золотой браслет, куда были вставлены большие прямоугольные драгоценные камни: красные, зеленые, темно-синие — и даже совсем бесцветные. Матовая поверхность тускло поблескивала, словно у старых мармеладок.

— Зуб даю, это золото, а камни, я так думаю, рубины, изумруды и сапфиры… и даже алмазы, — затаив дыхание, произнес Уилл. — Разве это не великолепно?

— Ага, — с сомнением ответил Честер.

— Я должен это сфотографировать.

— Может, мы просто уйдем отсюда, а? — торопил Честер, пока Уилл, стянув рюкзак, вынимал оттуда фотоаппарат. Затем Честер заметил, что Уилл протягивает руку к запястью с браслетом.

— Уилл, ты соображаешь, что делаешь?

— Мне это надо чуть-чуть подвинуть, — ответил Уилл. — Чтобы снимок вышел получше.

— Уилл!

Но Уилл не слушал. Большим и указательным пальцем он взялся за браслет и начал осторожно его крутить.

— Нет, Уилл! Уилл, ради бога! Не надо…

Все тело содрогнулось, а затем вдруг обрушилось на пол, оставив облако пыли.

— Упс! — произнес Уилл.

— Замечательно! Ну, просто замечательно! — возмутился Честер, когда оба они мигом отступили назад. — Посмотри, что ты наделал!

Облако пыли осело, и Уилл смотрел на неряшливую груду костей и сероватого праха перед собой — она напоминала охапку обгоревших ветвей и сучков, оставшихся от костра. Тело попросту рассыпалось.

— Прости, — сказал ему Уилл. Он с содроганием понял, что все еще держит в пальцах браслет, и уронил его на кучу.

Позабыв и думать о фотографировании, Уилл присел на корточки у рюкзака, чтобы убрать фотоаппарат. Он как раз застегнул боковой карман, как заметил, что на руках у него осталась пыль. Уилл тут же принялся осматривать землю, на которой они с Честером стояли; потом быстро поднялся и вытер руки о штаны. Уилл понял, что все это время они ходили по слою из праха и костей рассыпавшихся трупов в несколько сантиметров толщиной. Они топтались на останках множества мертвых тел.

— Давай отойдем немного назад, — предложил он, не желая огорчать друга. — Подальше отсюда.

— Я не против, — благодарно ответил Честер, не спрашивая почему. — Тут и впрямь жутковато.

Они оба отошли назад, и Уилл стал рассматривать молчаливые ряды свертков у стен.

— Здесь их похоронены тысячи. Целые поколения, — задумчиво произнес он.

— Нам бы надо…

Честер замер на полуслове, и Уилл неохотно оторвал взгляд от мумифицированных трупов, чтобы посмотреть на взволнованного друга.

— Ты не видел, куда пошел Кэл? — спросил Честер.

— Нет, — ответил Уилл, тут же забеспокоившись.

Они пробежали назад в центральный зал, где задержались, чтобы осмотреть все углы, а затем обошли его по периметру, заглянули в дальний конец, за пламя, которое вновь принялось громко шипеть и вытягивать дымчатую вершину к потолку.

— А вот и он! — обрадованно крикнул Уилл, заметив одинокую фигурку, решительно направлявшуюся в дальний угол. — Почему ему вечно не сидится на месте?

— Знаешь, я с твоим братом знаком только… сколько… сорок восемь часов, и надо тебе сказать, он уже вот где мне сидит, — пожаловался Честер, внимательно наблюдая за реакцией Уилла, чтобы увидеть, не обиделся ли тот.

Но Уилл, судя по всему, нисколько не возражал.

— Может, мы его к чему-нибудь привяжем? — криво улыбнулся Честер.

Уилл помедлил секунду:

— Слушай, давай за ним. Он, наверное, что-то нашел… может, другой выход отсюда, — продолжил он, направившись к брату.

Честер с опаской посмотрел в сторону длинных рядов мертвых тел.

— Неплохая мысль, — пробормотал он и, издав невольный стон, пошел следом за Уиллом.

Они быстро побежали, огибая пламя как можно дальше: оно снова разворачивалось во всю мощь, излучая сильный жар. Мальчики едва успели заметить, как Кэл прошел под большой, грубо вырезанной скальной аркой. Они последовали за ним и увидели, что там находилось не очередное кладбище, а нечто совершенно иное. Ребята оказались посреди участка земли размером с футбольное поле под высокими сводами. Кэл стоял к ним спиной и явно что-то рассматривал.

— Прекрати от нас убегать, — пожурил его Уилл.

— Там река, — произнес Кэл, не обращая внимания на недовольство брата.

Перед ними проходил широкий канал: вода быстро неслась вперед, обдавая их приятными теплыми брызгами. Мальчики чувствовали, как капли попадают на лицо, хотя и стояли на порядочном расстоянии от берега.

— Эй! Гляньте туда! — Кэл указывал на что-то Уиллу и Честеру.

Над водой выдавался пирс примерно двадцать метров в длину. Построен он был из проржавевших металлических балок — разнокалиберных и явно отлитых вручную. Хотя конструкция не выглядела особенно крепкой, под ногами она не шаталась, и ребята не побоялись дойти до самого конца, где находилась круглая платформа с перилами, сооруженными из разномастных кусков железа.

Свет их фонариков с трудом достигал противоположного берега реки, высвечивая белые лоскуты пены на сплошном покрывале быстротекущих черных вод — и от того возникало обманчивое впечатление, что это сами мальчики, а не волны с нарастающей скоростью несутся вперед. Время от времени, когда быстрое течение наталкивалось на подпорки под платформой, ребят окатывали брызги воды.

Кэл перегнулся через перила.

— Не вижу ни берега, ни… — начал он.

— Осторожно, — крикнул ему Уилл. — Не упади!

— …ни места, где можно перебраться через нее, — закончил он.

— Ну уж нет! — немедленно заявил Честер. — Я, например, и близко туда не подойду. Течение такое сильное!

Остальные молча согласились с ним, стоя у перил и радуясь теплым каплям, попадавшим на лица и шеи.

Уилл закрыл глаза и прислушался к шуму воды. Сохраняя спокойный вид, он отчаянно пытался справиться со своими чувствами. Что-то внутри него говорило: он должен настоять на том, чтобы они пересекли реку — хоть и не знают, ни как она глубока, ни что ждет их на другом берегу, — и, не переставая, двигались вперед.

Но какой в этом смысл? Они понятия не имеют, куда идут, и их никто нигде не ждет. В данный момент Уилл находился глубоко внутри земной коры, так далеко внизу, как вероятно, не забирался еще никто с поверхности, и ради чего? Ради отца, который, судя по всему, давно мог погибнуть. Как ни трудно ему было это принять, приходилось задуматься и о том, что, возможно, он зря втянул всех в погоню за призраком.

Чувствуя, как легкий бриз шевелит волосы, Уилл открыл глаза. Он взглянул на своего друга Честера, на своего брата Кэла и увидел, как блестят их глаза на запачканных лицах — вид подземной реки околдовал их. Еще ни разу он не видел их такими бодрыми и энергичными. Несмотря на все перенесенные трудности, Честер и Кэл казались довольными. Уилл отбросил всякие сомнения и снова взял себя в руки. Он знал: все будет не напрасно.

— Мы не будем через нее переправляться, — объявил он. — Давайте просто вернемся на железную дорогу.

— Согласны, — немедленно ответили Честер и Кэл.

— Отлично. Значит, решено, — сказал Уилл, кивнув самому себе, когда они все вместе развернулись и бок о бок сошли с пирса на берег.


Т.К. Мартин, собственный корреспондент | Глубже | Глава 7