home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 17

— Еда… точно вам говорю… едой пахнет, — произнес Кэл, откинув голову назад и раздув ноздри, чтобы втянуть как можно больше воздуха.

— Еда? — немедленно отреагировал Честер.

— Да нет, ничем тут не пахнет. — Уилл смотрел себе под ноги, пока мальчики лениво брели вперед, не зная, куда идут и зачем.

Пока они на протяжении многих километров следовали вдоль берега канала, но им так ни разу и не попалось ничего, хоть немного напоминавшего тропу.

— Я же нашел для нас воду в старом доме, помнишь? А теперь пойду поищу для нас свежих припасов, — объявил Кэл с обычной своей самоуверенностью.

— Припасы у нас пока есть, — ответил Уилл. — Может, нам все-таки стоит пойти к огням впереди или поискать дорогу или еще чего, но не ходить туда, где слоняются колонисты? Я думаю, нам надо постараться попасть на следующий уровень — туда, куда уже наверняка спустился мой папа.

— Точно! — согласился с ним Честер. — Особенно если в этом чертовом местечке мы все скоро светиться начнем от радиации.

— Ну, в такой темноте, — заметил Уилл, — нам бы это совсем не помешало.

— Не сходи с ума, — улыбнулся другу Честер.

— Уж простите, но я не согласен, — прервал их болтовню Кэл. — Если это и впрямь какой-нибудь продовольственный склад, мы можем быть рядом с деревней копролитов.

— Да, и?.. — вызывающе спросил его Уилл.

— Ну, твой так называемый отец… Он ведь тоже будет еду искать, — привел подходящую причину Кэл.

— Верно, — согласился Уилл.

Они прошли чуть дальше, разбрасывая ногами грязь, и тут Кэл объявил нараспев:

— Запах все сильнее.

— Знаешь, думаю, ты прав. Чем-то таким пахнет, — сказал Уилл, когда они остановились и принюхались.

— Хммм, может, гамбургерами, а? — мечтательно предположил Честер. — Я бы сейчас собственный мизинец отдал за максиобед из «Макдоналдса».

— Похоже на что-то… сладкое, — произнес Уилл и с видом глубочайшего сосредоточения еще несколько раз понюхал воздух, глубоко втягивая его в ноздри.

— Что бы там ни было, давайте не будем связываться, — предложил Честер. Он занервничал и пугливо осмотрелся, отчего стал немного похож на нахохлившегося голубя. — Мне совсем неохота встречаться с этими вашими копролитами.

Кэл повернулся к нему:

— Слушай, сколько тебе говорить? Они совершенно безобидны. В Колонии говорят, у них можно брать все что захочешь — конечно, если прежде сумеешь их найти.

Поскольку Честер ничего ему не ответил, Кэл продолжил:

— Нам надо осматривать все необычное. Если мы что-то заметили, значит, и отец Уилла мог это заметить, а мы же ради него сюда забрались, верно? — ехидно закончил он. — В любом случае, нам пришлось остаться по эту сторону канала, потому что ты побоялся ножки замочить.

Кэл нагнулся, чтобы поднять камень, и с силой метнул его. Тот упал в воду с громким всплеском.

— Боже, ты никогда не прекратишь, а? — тяжело вздохнул Честер.

— Чего-чего? — ответил на это Кэл.

— Интересно, я что-то не заметил, чтобы ты тут же кинулся раздеваться и нырнул туда с головой. — Честер бросил на мальчика раздраженный взгляд. — Как там говорится? Командиру надо первому подавать пример?

— Что значит «командиру»? Нет у нас никакого командира, мы все решаем вместе.

— Ага, так я и поверил.

— Ребята, хватит! — взмолился Уилл.

Все трое обиженно замолчали, вновь направившись вперед, и перепалка между Кэлом и Честером на время прекратилась.

Затем Кэл отделился от Уилла и Честера, пойдя прямо перпендикулярно каналу:

— Пахнет отсюда.

Он остановился, когда луч его фонаря высветил каменистый выступ. Рядом с ним виднелось отверстие, естественная щель в скале, похожая на прорезь большого почтового ящика.

Двое мальчиков заглянули в отверстие, а Уилл там временем заметил крест, вкопанный в землю рядом с выступом. Крест был сооружен из двух дощечек, выцветших до того, что они стали белыми, словно кость, и связанных чем-то непонятным.

— А это что значит? — спросил он у Кэла, указав на крест.

— Бьюсь об заклад, это метка копролитов, — ответил его брат, радостно закивав. — Если повезет, внизу может оказаться селение, а у них уж точно есть еда. Сможем угоститься всем, чем захотим.

— Я в этом не уверен, — покачал головой Уилл.

— Уилл, давай плюнем на все и пойдем дальше, — торопил друга Честер, с опаской глядевший в отверстие. — Мне тоже не нравится, как оно выглядит.

— Тебе вообще ничего не нравится, — бросил ему Кэл. — Оставайся тут, а я пойду посмотрю, — продолжил он и поспешно пролез в отверстие. Через несколько секунд он крикнул мальчикам, что нашел внутри проход.

Уилл и Честер слишком устали, чтобы его отговаривать, и прекрасно понимали, что тогда очередной ссоры не избежать. И потому с крайней неохотой последовали за Кэлом. Цепляясь за камни, они слезли вниз и оказались внутри горизонтальной галереи. Кэл их ждать не стал и поэтому был уже на много шагов впереди. Они пошли за ним, но двигаться вперед было совсем непросто. Когда галерея сузилась до крохотного коридорчика, Уиллу пришлось сбросить рюкзак, там же, где свой снял и Кэл.

— Терпеть не могу, — вздохнул Честер.

И он, и Уилл, тяжело дыша, продвигались вперед, порой ложась на животы, чтобы протиснуться там, где потолок прохода понижался.

Честеру приходилось несладко. Уилл знал, что другу тяжело, поскольку слышал, с каким трудом тот дышит, продолжая ползти вперед. Он все еще не оправился после долгих месяцев заключения в стигийской тюрьме, несмотря на краткий отдых на поезде и в старом доме.

— Может, повернешь назад? Мы снова встретимся у входа, — предложил Уилл.

— Да нет, все в норме, — пропыхтел Честер, чуть застонав, когда ему пришлось протискиваться через особенно узкую дыру. — Я же добрался сюда, верно?

— Ладно. Если ты не против…

Хотя Уилл и хотел нагнать брата, он специально притормозил, чтобы не оставить Честера позади. Через пару минут он с радостью заметил, что высота потолка все увеличивается, — и вскоре они смогли встать на ноги.

Тут же, примерно в двадцати метрах от них, стоял и Кэл напротив чего-то, напоминавшего вход в другую длинную пещеру. Кэл помахал им, глядя, как Уилл и Честер расправляют затекшие конечности. После чего отправился вперед, размахивая перед собой фонарем. Уилл и Честер смотрели, как он уходит все дальше.

— Быстрый малый, должен признать. Думаю, у него в роду были зайцы, — произнес Честер, дыша уже немного ровнее.

— Тебе лучше? — спросил его Уилл, заметив, что Честер потирает руки, морщась словно от боли, и что по лицу друга течет пот.

— Да, без проблем.

— Тогда давай его нагоним, — сказал Уилл. — Мне этот запах совсем не нравится. Прямо тошнит от него, — добавил он, сморщив нос.

Они подошли к тому месту, где раньше стоял Кэл, и заглянули внутрь пещеры.

Мальчики ощутили, как сух внутри воздух, причем запах стал еще сильнее. Теперь он казался неприятным, в нем чувствовалась какая-то непрочность, неопределенность, и в голове Уилла зазвучал сигнал тревоги. Интуитивно он знал, что с запахом что-то не так, уж слишком он приторный.

Кэл уже осматривал часть пола пещеры, усеянную массой больших круглых валунов. На них громоздились пучки странных, похожих на трубы, конструкций, которые тянулись вверх и порой достигали пары метров в высоту. Уилл понятия не имел, что это такое. Судя по виду, они не сформировались под действием воды, как сталагмиты; это он мог определить по тому, как пучки были организованы. Слишком хорошо организованы. Каждый из них включал несколько крупных труб в самом центре, составлявшем около десяти сантиметров в диаметре, а вокруг были сгруппированы трубочки поменьше, развернутые наружу определенным образом, и все они уходили вверх.

По цвету трубы были чуть светлее камня, на который опирались, и с того места, где он стоял, Уилл смог разглядеть, что на их наружной поверхности четко прослеживались кольца, повторявшиеся через каждые несколько сантиметров. На его взгляд, это означало, что эти создания по мере роста наращивали и свою оболочку. Уилл заметил и то, что к валунам они прикреплены некоей смолистой, выделяемой ими жидкостью, вроде органического клея. Это были живые существа!

Пораженный Уилл подошел к ним на шаг ближе.

— Уилл, думаешь, это безопасно? — спросил Честер, схватив его за руку, чтобы удержать на месте.

Уилл лишь пожал плечами, взглянув на Честера, и снова принялся рассматривать пещеру, как вдруг оба увидели, что Кэл споткнулся. Чтобы не упасть, он ухватился за верхушку одной из труб. Кэл тут же отдернул руку, потому что раздался резкий звук: словно кто-то щелкнул пальцами, только куда громче. Вернув себе равновесие, Кэл выпрямился.

— Ой, — тихо сказал он, удивленно глядя на свою руку.

— Кэл? — позвал его Уилл.

Мгновение Кэл стоял на месте, спиной к мальчикам, все еще разглядывая руку. А затем свалился наземь, словно тряпичная кукла.

— КЭЛ!!

Уилл и Честер обменялись перепуганными взглядами и немедленно снова посмотрели туда, где лежал недвижимый Кэл. Уилл пошел вперед, но тут же понял, что Честер все еще держит его за руку.

— Пусти! — крикнул он, стараясь вырвать ее.

— Нет! — заорал в ответ Честер.

— Я должен! — борясь с ним, кричал Уилл.

Честер отпустил мальчика, но тот остановился, пройдя всего несколько шагов. Что-то еще произошло. Они услышали странный шум.

— Что за?.. — выдохнул Честер, когда до их ушей донеслись новые щелчки, с каждой секундой становившиеся все громче и чаще.

Приглушенные, сухие щелчки все ускорялись и ускорялись, пока не слились в единую, громоподобную пулеметную очередь. Перепуганные мальчики поворачивались в разные стороны, пытаясь определить, что служит источником пульсирующей, взрывной какофонии. Но понять этого они не могли: казалось, в пещере, где лежал Кэл, ничего не изменилось.

— Надо вытащить его оттуда! — прокричал Уилл и побежал вперед.

Оба мальчика кинулись к Кэлу, добравшись до него одновременно. Честер осторожно рассматривал колонны труб вокруг них, а Уилл присел на корточки и перевернул брата на спину. Тело мальчика обмякло, он ни на что не реагировал, а открытые глаза не мигая смотрели в пустоту.

Поначалу ребята подумали, что Кэл оглушен, но прямо на их глазах из-под нижних век Кэла стали расползаться синевато-багровые линии, в точности следовавшие сеточке капилляров под кожей — так растекаются в воде капли чернил. Синяки разрастались с ужасающей быстротой, пока не захватили даже щеки Кэла. Казалось, у него появились два огромных черных глаза.

— Что происходит? Что с ним? — закричал Уилл голосом, осипшим от страха за брата.

Честер был совершенно сбит с толку.

— Не знаю, — произнес он.

— Он о что-то головой ударился? — крикнул ему Уилл.

Честер тут же осмотрел голову Кэла, проведя рукой по макушке, а затем спустившись к затылку. Никаких видимых повреждений.

— Проверить дыхание, — пробормотал Честер себе под нос, пытаясь вспомнить правила оказания первой помощи.

Закинув голову Кэла назад, Честер наклонился вперед так, чтобы его ухо оказалось прямо над носом и ртом мальчика, и прислушался. Он чуть отодвинулся назад, смущенно глядя на Кэла. Затем снова наклонился вперед, отведя челюсть Кэла вниз, чтобы посмотреть, не забит ли у того рот, а затем вновь повернул голову набок и прислушался. Резко выдохнув сквозь сомкнутые губы, Честер отполз на коленях назад и положил руку на грудь мальчика.

— О боже, Уилл! Мне кажется, он не дышит!

Уилл схватил обмякшую руку брата и потряс ее.

— Кэл! Кэл! Давай! Очнись! — кричал он.

Он положил два пальца на шею мальчика, нащупывая артерию и пытаясь найти пульс.

— Здесь… нет… Где же он?… Ничего… ГДЕ ОН, ЧЕРТ ПОБЕРИ? — взвыл Уилл. — Я все правильно делаю? — Он посмотрел на Честера глазами, полными мучительного, пронзительного понимания того, что он не может найти пульс.

Что его брат мертв.

В ту же секунду щелчки сменились другим звуком. Раздались мягкие хлопки, вроде тех, когда открывают шампанское, только тише, словно слышные через стену.

В одно мгновение пещера наполнилась потоками полужидкого белого вещества: оно затопило все кругом, окружив мальчиков, затуманив лучи их фонарей и сделав воздух осязаемым, почти твердым.

Мягкие частицы, будто миллион крошечных лепестков, фонтанами извергались вокруг. Возможно, они летели из труб, но плотное облако не давало ничего рассмотреть.

— Нет! — завопил Уилл.

Закрыв рукой рот и нос, он дернул брата за руку, пытаясь тащить его за собой, к выходу из пещеры. Но Уилл тут же понял, что не может дышать: частицы, словно песок, забивали рот и ноздри.

Выгнувшись, он вдохнул немного воздуха — этого хватило, чтобы крикнуть несколько слов Честеру.

— Вытащи его! — завопил он под несмолкавшие хлопки вокруг.

Честер и так все понял. Он уже поднялся на ноги, но с трудом сохранял равновесие, моргая и прикрывая глаза от сухих снежно-белых хлопьев, продолжавших лететь со всех сторон. Воздух стал таким плотным и непроницаемым, что когда он помахал рукой Уиллу, она оставила за собой маленькие полоски следов.

Уилл поскользнулся и упал на землю, задыхаясь и кашляя.

— Не могу дышать, — прохрипел он, используя последний оставшийся в легких воздух. Лежа на боку, он пытался наполнить их вновь. Уилл мысленно выругался, вспомнив про респираторы, которыми они с Кэлом пользовались в Вечном городе. Они выбросили их, думая, что больше дыхательные аппараты им не понадобятся. И очень зря.

Прижимая руку к лицу, Уилл, тяжело дыша, лежал на боку, не в состоянии ничего сделать. Сквозь наплыв хлопьев он увидел, как Честер тянет за собой Кэла — тело мальчика оставляло борозду в белом облаке.

Уилл заставил себя ползти вперед на четвереньках: грудь болела от недостатка кислорода, а голова кружилась. Он уже не мог думать о брате, потому что знал: если не выберется из пещеры, сам погибнет. Горло и ноздри мальчика были полностью забиты, словно его закопали в муку. Нечеловеческим усилием Уилл вынудил себя встать на ноги и сделать несколько шагов, пытаясь позвать Честера, чтобы и он выбирался, но это было бесполезно. Для крика ему не хватило дыхания, а Честер, все еще стоя спиной к Уиллу, продолжал тянуть и тащить безжизненное тело.

Уилл рванул вперед, пробежав всего метров пять, прежде чем опять упасть на землю. Но и этого хватило. Он оказался в стороне от потоков крутящегося белоснежного водоворота и сумел вдохнуть немного чистого воздуха.

Он продолжал медленно ползти вперед на четвереньках, но, уйдя не так уж далеко, согнулся в три погибели и стал кашлять, пока не зашелся в припадке сильнейшей рвоты. Уилл испугался, увидев, что вырвало его по большей части крошечными белыми частицами и маленькими сгустками крови. Думая лишь о выживании, мальчик заставил себя проползти по проходу, опираясь на руки и колени, вслепую продираясь через узкий отрезок коридора — он не останавливался, пока не достиг «почтовой» щели в каменном выступе.

Уилл выбрался на Великую Равнину и лег на землю, кашляя, фыркая, отплевываясь и продолжая изрыгать испещренную кровью жидкость. Но его пытка еще не окончилась. В тех местах, где белые частицы прилипли к неприкрытой одеждой коже на шее и лице, она начала ужасно зудеть — и поначалу легкое раздражение очень быстро превратилось в непереносимое жжение. Уилл попытался содрать частицы руками, но сделал себе только хуже. Белые хлопья отрывались вместе с кожей, и Уилл увидел, что все пальцы у него в крови.

Не зная, что ему еще делать, он набрал полные пригоршни земли и стал тереть ими кожу, отчаянно растирая лицо, шею и руки. Судя по всему, это сработало: невыносимый зуд и боль немного утихли. Но глаза Уилла все еще горели, и ему потребовалось несколько минут, чтобы как следует вытереть их внутренней частью рукава рубашки.

Потом появился Честер. Он выбрался из отверстия и, пошатываясь, пошел вперед. Когда он упал на колени, кашляя, потому что его тоже рвало, Уилл заметил, что Честер что-то тащит за собой. Поначалу, взглянув туда слезящимися глазами, Уилл подумал, что это Кэл. Но потом его сердце упало: то были лишь рюкзаки, которые Честер вытащил из прохода.

Честер взвыл, схватившись за лицо и глаза. Уилл теперь видел, что друг полностью покрыт белыми частицами: волосы свалялись в белесые комья, а лицо Честера словно обросло белым мехом там, где хлопьями налипли на струйки пота. Он вновь вскрикнул, с силой расчесывая ногтями шею, словно желая содрать с нее кожу.

— Чертова дрянь! — издал Честер сдавленный, мучительный возглас.

— Землю бери, стирай ее землей! — крикнул ему Уилл.

Честер немедленно последовал его совету, схватив пригоршни земли и очистив ею лицо.

— Проверь, чтобы в глазах ничего не осталось!

Честер порылся в кармане брюк и извлек оттуда платок, который долго и тщательно прикладывал к глазам. Через какое-то время движения его стали менее лихорадочными. Из носа у него текли сопли, а из глаз, покрасневших до предела, струились слезы. На лице полоски грязи смешались с кровью, словно Честер надел какую-то уродливую маску. Он испуганно посмотрел на Уилла.

— Я больше не мог, — прохрипел он. — Я не мог оставаться там… Я не мог дышать. — Честер зашелся в мучительном приступе кашля, а потом сплюнул.

— Я должен его вытащить, — сказал Уилл, направившись к отверстию. — Я иду назад.

— Нет, не идешь, — отрезал Честер, вскочив на ноги и схватив Уилла.

— Я должен, — повторил Уилл, стараясь вырваться.

— Не глупи, Уилл, черт побери! Что, если эти штуки доберутся до тебя — и я тебя, тебя не смогу вытащить! — закричал Честер.

Уилл боролся с другом, пытаясь разжать его хватку, но Честер твердо решил, что его не отпустит. У Уилла опустились руки: он несмело попытался ударить Честера кулаком, а потом разрыдался. Он знал, что Честер говорит дело. Все тело мальчика обмякло, словно его вдруг разом покинули все силы.

— Ладно, ладно, — нетвердым голосом произнес Уилл, подняв руки перед Честером, который его отпустил.

Он закашлялся, потом поднял голову, словно глядя в небо, хотя и знал, что оно скрыто от него многими километрами мантии Земли. А затем вздохнул так, что содрогнулся всем телом, — Уилл наконец понял, что произошло.

— Ты прав. Кэл мертв, — произнес он.

Честер сосредоточенно посмотрел на Уилла, коротко кивнул:

— Прости, Уилл. Мне очень-очень жаль.

— Он просто пытался нам помочь. Пытался найти нам что-то поесть… и посмотри теперь, что случилось… — Опустив плечи, Уилл склонил голову.

Раздраженная кожа продолжала гореть, и Уилл потер шею, коснувшись рукой и бессознательно сжав в ней нефритовый кулон. Тэм дал его Уиллу за несколько минут до того, как его убили стигийцы.

— Я обещал дяде Тэму позаботиться о Кэле. Я дал ему слово, — уныло произнес Уилл, отвернувшись в сторону. — Что мы тут делаем? Как все это случилось? — Он закашлялся, а потом проговорил слабым голосом: — Папа, скорее всего, давно погиб таким же дурацким образом, а мы — два идиота и тоже умрем. Прости, Честер, но игра окончена. Мы покойники.

Бросив фонарь, спотыкаясь, Уилл ушел от Честера к валуну неподалеку. Там он и сел, в полной темноте, уставившись в пустоту, которая в ответ смотрела на него.


Глава 16 | Глубже | Глава 18