home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 20

— Ужасно, просто ужасно, — без конца повторял Честер, когда оба осознали до конца всю чудовищность произошедшего. — Но мы ничего не могли сделать. Пульса у него не было.

Честер уговаривал сам себя под тяжестью все возраставшего чувства вины. Он считал, что частично виноват в гибели Кэла. Возможно, отпуская критические замечания в адрес мальчика, он спровоцировал его на опрометчивый поступок — на то, чтобы забраться в пещеру одному.

— Мы же не могли вернуться в… — продолжал бормотать себе под нос Честер.

Он был потрясен до глубины души. Никогда он еще не видел, как кто-то умирает — по крайней мере прямо у него на глазах. Случившееся напомнило Честеру о том, как он как-то ехал на автомобиле с отцом и они проезжали мимо места, где вдребезги разбился мотоциклист. Он не знал, мертво ли обезображенное тело на обочине, — и так никогда этого и не узнал, но теперь все было по-другому. Погиб кто-то, кого он знал лично, и погиб прямо в тот момент, когда Честер смотрел на него. Минуту назад Кэл стоял перед ним, и вдруг на его месте — лишь обмякшее тело. Мертвое тело. Честер не мог с этим смириться. Произошедшее было необратимым, жестоким в своей окончательности; словно он говорил с кем-то по телефону, связь вдруг прервалась — и больше им не суждено поговорить никогда.

Через какое-то время Честер затих, и мальчики пошли рядом, волоча ноги по пыли и грязи. Уилл, опустив голову, предался глубочайшему отчаянию. Ничего не замечая вокруг, он механически переставлял ноги, словно лунатик, а канал все не кончался, и одна монотонная миля сменяла другую.

Честер озабоченно смотрел на него, переживая и за друга, и за себя самого. Он понятия не имел, как они оба смогут продолжать путь, если Уилл не справится с собой. В таком месте им никто передышки не даст: хочешь остаться в живых — надо все время быть начеку. Если Честеру и требовались дополнительные тому доказательства, страшная гибель Кэла ясно дала понять, как высоки ставки. Все, что он мог сделать: двигаться по намеченному маршруту вдоль берега канала, направление которого теперь изменилось, — казалось, он ведет их прямо к одному из мигающих огоньков. С каждым часом свет становился все ярче, словно путеводная звезда. Куда она их вела, Честер понятия не имел, однако он не собирался перебираться через канал — по крайней мере, пока Уилл в таком состоянии.

На второй день они подошли к огоньку достаточно близко, чтобы различить неверные отблески света, которые он отбрасывал на закруглявшуюся каменную стену вокруг. Они определенно добрались до границы Великой Равнины. Честер настоял на том, чтобы остановиться и осмотреться, а потом, когда убедился, что все чисто, дал команду медленно продвигаться вперед. Хотя Честер крался как можно бесшумнее, Уилл просто неторопливо шел за ним, не обращая ни малейшего внимания ни на свет впереди, ни на то, что их окружало.

Затем они добрались до источника света. Из скальной стены выдавался вперед металлический кронштейн полметра длиной, а на его конце танцевало голубоватое пламя. Оно шипело и порой трещало на ветру, словно не одобряя присутствия тут мальчиков. В газовом свете было видно, что канал беспрепятственно втекает прямо в отверстие в стене, идеально круглое и потому явно сделанное руками человека — или хотя бы копролита. Но когда мальчики заглянули в эту дыру, им быстро стало ясно, что там нет никакого выступа, ничего, что позволило бы пройти внутрь и им.

— Что ж, вот и конец, — грустно произнес Уилл. — Мы загнаны в угол.

Он отошел от стены, даже не глядя на небольшой источник, бивший рядом. Вода стекала в излом примерно на уровне груди и успела прорезать гладкую борозду на стене пещеры. Она падала в переполненный резервуар из отполированного водой камня. А оттуда, перетекая через край, с одной небольшой площадки лилась на другую, пока не смешивалась с водами канала. На своем пути вода оставила коричневатый след, но это не помешало Честеру сделать глоток.

— Хорошая вода. Может, попробуешь? — позвал он Уилла.

Прошел почти день, и он впервые осмелился прямо обратиться к другу.

— Нет, — угрюмо ответил Уилл, неуклюже плюхнувшись на землю с безнадежным видом.

Он подтянул колени к груди и, обхватив их руками, принялся тихонько раскачиваться взад и вперед. Мальчик опустил голову, скрыв лицо от Честера.

Честер, чье недовольство уже дошло до точки кипения, решил попытаться образумить друга и, подойдя к нему, топнул ногой.

— Ладно, Уилл, — произнес он спокойным голосом, так старательно контролируя свою интонацию, что слова прозвучали совершенно неестественно, тем самым предупредив Уилла о том, что последовало дальше. — Давай просто будем тут сидеть, пока ты снова не решишь, что готов что-то делать. Не торопись. Мне не важно, дни это займет или недели. Времени у тебя вагон. Я совсем не против. — Он с силой выдохнул сквозь сомкнутые губы. — Более того, если хочешь сидеть тут, пока мы оба не сгнием, — я тоже не против. Мне очень жаль Кэла, но это не меняет причины, по которой мы тут оказались… то, почему ты попросил мне помочь найти отца. — Он немного помолчал, нависнув над Уиллом. — Или ты попросту позабыл о нем?

Последняя фраза поразила Уилла, словно удар в живот. Честер услышал, как тот резко втянул воздух, дернув головой — но так ее и не подняв.

— Ну, делай что хочешь, — отрезал Честер и отошел на несколько шагов, а потом лег на землю. Он не знал, сколько времени прошло, когда вдруг услышал голос Уилла. Честеру показалось, что он слышит его слова во сне — видимо, он сам задремал.

— …ты прав, нам нужно идти дальше, — говорил Уилл.

— Чего-чего?

— Пойдем вперед! — Уилл в одно мгновение вскочил на ноги и направился прямо к журчащему источнику, бегло рассмотрев его по пути.

Затем он принялся изучать отверстие, там, где канал входил прямо в стену пещеры, освещая фонарем те темные уголки внутри туннеля, куда не проникал свет газового факела. Кивнув себе самому, Уилл сосредоточил все внимание на вертикальной каменной поверхности над водой.

— У нас все отлично, — объявил он, вернувшись туда, где оставил свой рюкзак, и натянув его на плечи.

— Что? Что у нас «отлично»?

— Думаю, и так ясно, — загадочно ответил Уилл.

— Куда уж яснее!

— Ну, так ты идешь или нет? — резко спросил он Честера, который с подозрением уставился на друга, не понимая произошедшей с ним внезапной перемены.

Уилл уже стоял на берегу канала, прикрепляя фонарь к карману рубашки. Несколько секунд он смотрел на стену, а затем начал подтягиваться наверх. Найдя опоры и для рук, и для ног, он взобрался внутрь свода, оказавшись под трещавшим газовым факелом, но при этом над входом в отверстие для медленно несшего свои воды канала, а затем перелез на другую его сторону.

— Тут это проделывали не один раз, — объявил Уилл.

Он позвал Честера, все еще стоявшего на другом берегу:

— Эй, давай сюда, хватит там торчать. Это ж легче легкого! Перебраться нетрудно — кто-то вырезал для нас ручки и опоры.

Честер был в равной степени и возмущен, и восхищен Уиллом. Он широко раскрыл рот, словно собираясь что-то сказать, но передумал и пробормотал только:

— Жизнь продолжается.


Хотя Уилл вовсе не шел по какой-либо протоптанной тропе или дороге, теперь он, казалось, был убежден, что они следуют в верном направлении, и Честер двигался за ним. Они все больше углублялись в лишенное всяких примет пространство, пока наконец не добрались до места, где пол стал куда мягче и начал медленно подниматься вверх. Возможно, это было как-то связано с тем, что и потолок над их головами стал повыше, и с каждым новым шагом ветер все сильнее дул в лица мальчиков.

— Уф, так-то лучше! — произнес Уилл, проведя пальцем за воротником рубашки. — Теперь чуть прохладнее!

Честер был безмерно рад тому, что Уилл сумел справиться с той страшной меланхолией, в которую погрузился поначалу. В самом деле, он продолжал болтать как обычно, хотя без постоянно донимавшего их Кэла стало поразительно тихо. И словно разум обманывал его — Честер не мог отделаться от странного ощущения, что мальчик все еще с ними, и поймал себя на том, что оглядывается, пытаясь его найти.

— Эй, похоже на известняк, — заметил Уилл, пока они взбирались по склону, поскальзываясь и спотыкаясь на крошившейся под ногами светлой породе.

Последний отрезок подъема оказался особенно крутым, и им пришлось подниматься на четвереньках.

Вдруг Уилл остановился и поднял перед собой камень размером с теннисный мяч.

— Ух ты! Отличный образчик розы пустыни.

Честер взглянул на бледно-розовые узкие листы, расходившиеся от центра камня, отчего он походил на сферу странной формы. Он чем-то напоминал цветок в стиле кубизма. Уилл энергично царапал один из листов ногтем:

— Точно, это природный гипс. Здорово, правда? — спросил он Честера, который еще не успел ответить, когда Уилл снова принялся разглагольствовать. — Превосходный образец. — Мальчик осмотрелся вокруг. — Значит, последние сто лет или около того здесь постоянно испаряется вода — если, конечно, роза не была просто погребена в земле и на деле куда старше. В любом случае, думаю, я возьму ее с собой, — произнес он, стягивая с плеч рюкзак.

— Что ты хочешь сделать? Это же просто кусок чертова камня!

— Нет, это не камень. На самом деле это — минеральная формация. Представь, что прямо тут находится море. — Уилл широко развел руки. — Оно высыхает, растворенные прежде в воде соли оседают и… остальное, что ты видишь вокруг, — это отложения. Ты же знаешь, что такое осадочные породы?

— Нет, понятия не имею, — признался Честер, внимательно глядя на друга.

— Ну, существуют три класса пород: осадочные, магматические и метаморфические, — продолжал тараторить Уилл. — Мне лично больше всего нравятся осадочные, вроде тех, что мы видим тут, внизу, потому что они хранят историю — в них можно найти окаменелости. Они формируются…

— Уилл, — тихо позвал Честер.

— …формируются, как правило, на поверхности — в основном под водой. Интересно, а откуда осадочные породы появились так глубоко в земной коре? — Казалось, Уилл сам озадачен собственным вопросом, но затем он себе на него ответил: — Верно. Думаю, тут было подземное озеро или что-то в этом роде.

— Уилл! — снова попробовал Честер.

— В любом случае, осадочные породы — холодные, то есть не горячие, как, например, лавовые. А лавовые породы — магматические, которые…

— Уилл, прекрати! — возопил Честер, которого сильно беспокоило странное поведение друга.

— …которые называют «первым большим классом», потому что они формируются из горячей, расплавленной… — Уилл остановился на полуслове.

— Уилл, соберись. Что ты гонишь? — Голос Честера охрип от отчаяния. — Что с тобой такое?

— Не знаю, — ответил Уилл, покачав головой.

— Тогда замолчи и сосредоточься на том, что мы делаем. Мне твои чертовы лекции не нужны.

— Верно. — Уилл, моргнув, осмотрелся вокруг, словно только что вышел на свет из тумана и не мог толком понять, где находится.

Он понял, что все еще держит розу пустыни в руках и бросил ее на землю. Потом надел рюкзак. Честер озабоченно смотрел на мальчика, который вновь пошел вперед.

Они приближались к вершине склона — и пол начал выравниваться. Честер заметил луч света, прорезавший воздух и пробежавший по потолку. Ему стало ясно, что источник находится довольно далеко от них, но он походил на нечто вроде прожектора. В качестве меры предосторожности он снизил мощность фонаря до тусклого мерцания и настоял, чтобы Уилл сделал то же самое.

Последний отрезок пути они проползли, прижимаясь к земле, причем Честер проверил, чтобы Уилл, чье поведение оставалось совершенно непредсказуемым, двигался за ним, как следует укрывшись. На вершине они заглянули через край, увидев внизу большую круглую площадку размером со стадион. Она походила на лунный кратер, пустой и пыльный.

— Боже, Уилл, ты только посмотри, — прошептал Честер, жестом подозвав друга поближе, и торопливо выключил свой фонарь. — Видишь их? По виду явно стигийцы, но форма на них солдатская или типа того.

На дне кратера мальчики сумели различить десяток стигийцев (хотя одежда на них была незнакомой, их тощие тела и манеру поведения ни с чем нельзя было спутать), причем двое держали на поводке ищеек. Стигийцы выстроились в ровную линию, и еще один из них стоял чуть впереди, держа в руках большой фонарь. Хотя основание кратера заливал свет четырех крупных светосфер, водруженных на треножники, фонарь главного стигийца был поразительно сильным — и он направлял его на что-то прямо перед собой.

Честера охватила дрожь: наблюдая за стигийцами, он чувствовал, будто случайно наткнулся на гнездо самых жутких и ядовитых змей на свете.

— Как же я их ненавижу! — огрызнулся он сквозь сжатые зубы.

— Хммм, — неопределенно ответил ему Уилл, походя рассматривавший гальку с блестящими бороздками, которая привлекла его внимание, после чего отбросил ее в сторону большим пальцем.

Не нужно было быть психологом, чтобы понять, что с ним что-то не так: смерть брата ошеломила Уилла и полностью выбила его из колеи.

— Уилл, ты себя ведешь как чокнутый, — пробормотал Честер. — Внизу же стигийцы, бога ради!

— Ну да, — ответил Уилл. — Конечно, стигийцы.

Честера поразило полное равнодушие к опасности, которое демонстрировал его друг.

— У меня от них мурашки по коже. Давай-ка убираться отсюда… — опасливо предложил он, начав отступать назад.

— Смотри, там копролиты, — произнес Уилл, беззаботно указав на что-то внизу.

— Что? — переспросил Честер, пытаясь их рассмотреть. — Где?

— Там… напротив стигийцев… — ответил Уилл, приподнявшись на локтях, чтобы получше их рассмотреть, — …прямо в свете его фонаря.

— Где именно? — вновь шепотом спросил Честер.

Он посмотрел на Уилла, рядом с собой и тут же прошипел:

— Господи! Пригнись, идиот. Они же тебя заметят!

— Ладно, командир, — ответил Уилл, нагнувшись пониже.

Честер вновь повернулся к кратеру и, несмотря на яркий луч света стигийского фонаря, разрезавшего тьму, заметил первого копролита только тогда, когда тот (или та? Честер вдруг понял, что ему сложно думать о неуклюжих копролитах как о людях) пошевелился. Глаза-лучи копролитов были почти незаметны на ярко освещенной площадке, а их защитные костюмы землистого цвета так хорошо сливались с каменным полом кратера, что, даже найдя одного из них, Честер лишь с огромным трудом сумел различить и остальных. На деле копролитов было довольно много — они неровным рядом стояли напротив стигийцев.

— Сколько их там все-таки? — спросил он у Уилла.

— Не могу сказать. Двадцать или около того?

Главный стигиец дефилировал по участку между двумя группами. Он с напыщенным видом маршировал вверх и вниз, время от времени резко разворачиваясь лицом к копролитам и направляя на них свой фонарь. Хотя мальчики не могли расслышать его слов из-за большого расстояния и свиста ветра, по тому, как он дергал руками и быстро вертел головой то в одну, то в другую сторону, можно было понять, что он на копролитов орет. Мальчики наблюдали за ним несколько минут, пока Уилл вдруг не забеспокоился и не начал ерзать.

— Я есть хочу. У тебя жвачка есть?

— Шутишь? Как в такой момент можно думать о еде? — спросил его Честер.

— Не знаю… Дай жвачку, а? — продолжал ныть Уилл.

— Уилл, соберись! — прикрикнул на него Честер, не отрывая глаз от стигийца. — Ты знаешь, где жвачка лежит.

Уилл был в таком одурманенном состоянии, что ему понадобилась целая вечность, чтобы расстегнуть боковой карман рюкзака Честера. Потом, бормоча что-то себе под нос, он принялся рыться внутри, пока не достал зеленую пачку жевательной резинки. Положив ее перед собой, он снова застегнул клапан кармана.

— Хочешь, и тебе дам? — спросил он Честера.

— Нет, не хочу.

Несколько раз уронив пачку, словно руки у него онемели, Уилл в конце концов ее разорвал и достал одну из пластинок. Он уже почти стянул с нее бумажную обертку, под которой сверкала фольга, когда оба мальчика одновременно вскрикнули от удивления.

Они почувствовали, как кто-то тяжелый навалился им на спины, прижав обоим ножи к горлу.

— Ни звука, — произнес низкий, гортанный голос, хозяин которого, казалось, не привык им пользоваться. Он раздался совсем рядом, прямо за головой Уилла.

Честер громко сглотнул, решив, что стигийцы сумели обойти их сзади и взять тепленькими.

— И только попробуйте пошевелиться.

Уилл разжал пальцы, выронив пачку жвачки.

— Я уже могу учуять эту вонючую дрянь, а ты ведь ее еще даже не открыл.

Уилл попытался заговорить.

— Я сказал — заткнись. — Нож еще сильнее прижался к горлу Уилла.

Мальчик почувствовал, как на спину ему навалились еще сильнее, и увидел руку в перчатке, появившуюся между ним и Честером, которая стала выкапывать ямку в мягком гравии.

Мальчики наблюдали за ней краем глаза, не решаясь ни на миллиметр повернуть головы. Все было точно во сне: рука невидимки в черной перчатке сама по себе постепенно выкапывала ямку.

Вдруг Честер затрясся, не в силах себя сдержать. Неужели их с Уиллом поймали стигийцы? А если не стигийцы, то кто? В голове его возникали мысли, одна страшнее другой, о том, что случится с ними дальше. Может, эти люди собираются перерезать им горло и похоронить прямо здесь, в этой яме?! Он не мог отвести от нее глаз.

Затем рука очень осторожно и неторопливо взяла пачку жевательной резинки, сжав ее большим и указательным пальцами, и бросила ее в ямку.

— И ту пластинку, — приказал Уиллу мужской голос.

Он сделал то, что ему было сказано — бросил так и не открытую жвачку в ямку.

После этого рука точными движениями засыпала ямку гипсовым гравием, пока жевательная резинка окончательно не исчезла из виду.

— Это поможет, но запах все еще силен, — после этой краткой интермедии вновь заговорил мужчина. — Если бы ты ее открыл, ближайшая к нам ищейка, — голос стих, затем вновь продолжил говорить, — видишь, вон там… учуяла бы жвачку за… как ты думаешь?

Последовала пауза, причем Уилл был не уверен, стоит ему отвечать или нет, а затем мальчики услышали другой, чуть более тихий голос. Он раздался из-за спины Честера.

— Они с подветренной стороны, — произнес голос. — Так что за пару секунд от силы.

Мужчина заговорил вновь:

— Тогда патрульные спустили бы собак с поводков и сами быстро последовали бы за ними. Вы бы уже были покойниками, как те несчастные, там, внизу. — Он мрачно вздохнул. — Вам стоит на это посмотреть.

Несмотря на грозившие им ножи, и Уилл, и Честер попытались сосредоточиться на происходившем в кратере.

Главный стигиец развернулся и пролаял какую-то команду. Пара стигийцев провела внутрь кратера троих мужчин в нейтрального цвета одежде. Уилл и Честер не заметили их раньше потому, что те съежились где-то в тени, за пределами света прожекторов. Людей вытолкнули вперед, перед группой копролитов, после чего эскортировавшие их стигийцы вернулись в строй.

Главный стигиец скомандовал что-то еще и высоко поднял руку: несколько его солдат сделали шаг вперед и подняли винтовки на плечо. Затем, отрывисто скомандовав, стигиец махнул рукой вниз — и из стволов расстрельной команды вылетели яркие вспышки. Две из трех фигур упали на землю сразу. Оставшаяся жертва чуть потопталась на месте — и тоже свалилась, прямо на первые две. По кратеру разнеслось последнее эхо выстрелов и, все кругом наполнилось зловещей тишиной — трое лежали не шевелясь. Все произошло так быстро, что Уилл с Честером оказались не в состоянии переварить увиденное.

— Нет, — произнес Уилл, не веря своим глазам. — Стигийцы… они же не?..

— Да, вы только что видели казнь, — рядом, за его головой вновь раздался невыразительный мужской голос. — И это были наши люди, наши друзья.

После следующего приказа расстрельная команда передала винтовки другим солдатам, стоявшим к ним ближе всех. После этого каждый из них что-то вытащил из-за пояса и сделал несколько шагов вперед. Каждый из стигийцев подошел к одному из копролитов в противоположном ряду — во все этом чувствовалась какая-то жуткая неизбежность.

Мальчики наблюдали, как стигийские солдаты словно навалились на копролитов — а те стали падать как подрубленные деревья. Ребята увидели, как ближайший к ним стигиец поднял руку и в ней что-то блеснуло.

Другие копролиты продолжали стоять беспорядочной линией, глядя в разные стороны. Они не сделали ни шагу, чтобы помочь своим упавшим братьям, и что поражало еще больше, казалось, никак не реагировали на их смерть. Будто бы прямо в центре стада режут скот и остальные коровы покорно принимают смерть товарок, как и положено тупым животным.

Вновь послышался угрюмый голос:

— Хватит с вас. Вы чувствуете наши ножи. Мы непременно пустим их в ход, если вы не станете делать все, что мы вам скажем. Это ясно?

Мальчики пробормотали «да», ощущая, как лезвия все сильнее прижимаются к коже.

— Руки за спину, — произнес голос потише.

Мальчикам крепко связали запястья, а затем, грубо подняв их за волосы, завязали глаза.

Руки ухватили их за локти, и Уилла с Честером безжалостно поволокли вперед на животе, назад по крутому склону за спиной. Не в состоянии сопротивляться, они попытались приподнять головы, чтобы не расцарапать лица о пролетавшую внизу землю.

Затем их не менее грубо поставили на ноги, и оба почувствовали, как к веревкам на запястьях что-то прикрепили. На этой привязи их и повели так, что мальчики слышали спотыкавшиеся шаги друг друга: им пришлось быстро пробежать оставшуюся часть спуска, отклоняясь назад, чтобы не упасть. Шум и редкие постанывания дали Уиллу понять, что Честер идет перед ним, и он догадался, что их связали вместе — как двух животных по пути на скотобойню.

У подножия склона Честер поскользнулся и свалился, потянув за собой и Уилла.

— Вставай, размазня! — прошипел мужской голос. — А теперь делайте, что сказано, или мы прямо сейчас прикончим вас обоих.

Опираясь друг на друга, мальчики снова поднялись на ноги.

— Вперед! — огрызнулся другой голос, так сильно ударив Уилла по раненому плечу, что тот взвыл от боли.

Он услышал, как его похититель удивленно отступил назад.

Боль и страх Уилла, наложившиеся на жестокое страдание после смерти Кэла, вдруг заставили что-то щелкнуть у него в голове. Он повернулся в сторону похитителя и проговорил тихим, полным угрозы голосом:

— Только попробуй еще раз, и я…

— Что? — спросил голос. Теперь он казался мягче, чем раньше, и Уилл впервые заметил в нем что-то очень юное… женское. — Что ты сделаешь? — спросил голос снова.

— Ты девчонка, верно? — недоверчиво спросил Уилл.

Не дожидаясь ответа, он сцепил вместе связанные руки и встал перед ней в боевую стойку — что было довольно сложно, учитывая, что он понятия не имел, где именно она находится.

— Я позову наше подкрепление, — свирепо произнес он, вспомнив фразу из одного из любимых сериалов своей приемной матери.

— Подкрепление? Что это такое? — неуверенно произнесла девушка.

— Отборная команда следит за каждым вашим шагом, — добавил он, стараясь говорить как можно убедительнее. — Мне нужно лишь подать им сигнал. Вас сразу уничтожат.

— Он блефует, — раздался мужской голос. Он тоже потерял часть своей жесткости, и в нем даже проскользнула нотка веселья. — Они тут одни. Мы же никого с ними не видели, верно, Эллиот? — Он повернулся к Уиллу. — Если не будешь нас слушать, я твоего друга проткну ножом.

Эти слова оказали на Уилла должный эффект, мгновенно вернув его с небес на землю.

— Ладно, ладно, я пойду спокойно, но вы лучше последите за собой. Не связывайтесь с нами или… — Уилл замолчал.

Он решил, что и так достаточно испытывал свою удачу, и вновь пошел вперед, врезавшись в Честера, в полном замешательстве слушавшего слова друга.


Глава 19 | Глубже | Глава 21