home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 22

На протяжение нескольких километров тишину нарушал только хруст пыли под ногами. Уиллу и Честеру приходилось нелегко: они с трудом пробирались через гравий, следуя за молчаливыми похитителями, грубым рывком ставивших мальчиков на ноги, если одному из них случалось споткнуться и упасть. Кроме того, несколько раз ребят с силой толкали в спину и чуть ударяли, чтобы те ускорили темп.

Вдруг без всякого предупреждения обоих заставили остановиться и стянули с их глаз повязки. Моргая, мальчики огляделись вокруг: они явно все еще находились на Великой Равнине. Яркое сияние шахтерского фонаря на голове высокого человека, стоявшего перед ними, не давало ребятам разглядеть лицо незнакомца, но они заметили, что одет он в длинную куртку, стянутую поясом, на котором прикреплено множество мешочков. Он тут же вытащил из одного из них светосферу и выключил шахтерский фонарь.

Мужчина размотал шарф, закрывавший его шею и рот, переводя при этом взгляд с одного мальчика на другого. Он казался крупным, широкоплечим, но внимание ребят сразу привлекло его лицо — худое, с костистым носом и глазом, сверкнувшим голубизной. Перед другим глазом было укреплено какое-то устройство, похожее на откидную линзу на ремне, опоясывавшем голову незнакомца.

Оно напомнило Уиллу о его последнем визите к офтальмологу — тот проверял его глаза похожим аппаратом. Однако линза на аппарате похитителя была молочного цвета и, Уилл мог поклясться, чуть-чуть светилась оранжевым. В первый момент он решил, что глаз незнакомца поврежден, но затем заметил пару скрученных кабелей, прикрепленных к линзе по окружности, которые, огибая головное крепление, шли к затылку.

Другой, неприкрытый, глаз продолжал оценивающе рассматривать обоих ребят, быстро переводя взгляд с одного на другого.

— Я терпением не отличаюсь, — начал незнакомец.

Уилл попытался угадать его возраст, но похитителю можно было дать от тридцати до пятидесяти, а вид у него был такой внушительный, что оба мальчика напугались.

— Меня зовут Дрейк. Обычно я не подбираю изгнанников из Колонии, — начал он, а затем сделал паузу. — Порой, когда это касается полных развалин или совсем измученных, тех, кого пытали, или тех, кто слишком слаб и кому все равно осталось недолго… я облегчаю их конец. — С печальной улыбкой он положил руку на большие ножны на бедре. — Это самое милосердное.

И, словно подчеркнув важность своих слов, он убрал руку от ножа.

— Мне нужны четкие ответы. Мы за вами следили, и никакого подкрепления нет, так ведь? — Он проницательно глянул на Уилла, который предпочел помолчать.

— Начнем с тебя, великан, как твое имя? — Он повернулся к Честеру, смущенно переступавшему с ноги на ногу.

— Честер Ролс, сэр, — ответил мальчик дрожащим голосом.

— Ты ведь не колонист, так?

— Э… нет, — прохрипел Честер.

— Верхоземец?

— Да. — Честер опустил глаза, не в силах больше выдерживать взгляд холодного глаза.

— Так как ты оказался здесь?

— Меня отправили в Изгнание.

— Вместе с лучшими из них, — проговорил Дрейк, развернувшись, чтобы получше рассмотреть Уилла. — А ты храбрец — или же большой идиот… Имя?

— Уилл, — спокойно ответил он.

— Хотел бы я знать, кто ты такой? С тобой сложнее. Выглядишь и двигаешься как самый обычный колонист, но есть в тебе что-то и от Верхоземья.

Уилл кивнул.

Дрейк продолжил:

— Что делает тебя несколько необычным явлением. Но, очевидно, ты и не агент патрульных.

— Кого? — спросил Уилл.

— Ты их только что видел в действии.

— Понятия не имею, кто такие «патрульные», — вызывающе пробурчал Уилл в сторону Дрейка.

— Специальный отряд стигийцев. В последнее время они тут все заполонили. Такое впечатление, что Глубокие Пещеры для них теперь стали привычным местом обитания, — заметил Дрейк. — Так, вижу, ты на них не работаешь.

— Нет, конечно, черт побери! — ответил Уилл с таким напором, что глаз Дрейка расширился, заморгав чуть сильнее, словно его обладатель чему-то удивился. Он вздохнул и скрестил руки на груди, принявшись задумчиво теребить подбородок.

— Так я и думал. — Он внимательно уставился на Уилла, качая головой. — Но мне не нравится, если я чего-то с ходу не понимаю. Предпочитаю действовать поспешно… и от этого избавляться. Так что, мальчик, скажи-ка мне побыстрее, кто и что ты такое есть?

Уилл понял, что лучше сделать так, как велит этот человек, и дать ему нужный ответ.

— Я родился в Колонии, и моя мать увела меня оттуда. Вытащила меня на поверхность, — пояснил он.

— Так когда ты попал в Верхоземье?

— Когда мне было два года, она…

— Достаточно, — перебил Дрейк, подняв руку. — Я про твою биографию не спрашивал, — проворчал он. — Но похоже на правду. И это делает тебя… из ряда вон выдающимся случаем. — Дрейк посмотрел мимо мальчиков, в темноту за ними. — Предлагаю взять их с собой. Сможем позже решить, что с ними сделать. Согласна, Эллиот?

Фигура поменьше, ростом не выше Уилла, выступила из темноты. Даже в неверном свете, под свободной курткой и большими штанами (похожую одежду носил и Дрейк) были заметны изгибы женского тела. На девушке был песочного цвета шарф, бедуинский шемах, закрывавший лицо и голову, оставались видны только ее глаза, ни разу не посмотревшие в направлении мальчиков.

Девушка держала в руках что-то вроде винтовки. Она сдернула ее с плеча и, поставив приклад на землю, облокотилась на нее. На вид винтовка была тяжела: на толстый, похожий на трубу, ствол было прикреплено нечто короткое и широкое, тускло поблескивавшее, словно неотполированная медь. Оружие было почти ростом с девушку и казалось невероятно громоздким для такого хрупкого создания.

Мальчики задержали дыхание, ожидая, когда она заговорит, но через пару секунд та лишь кивнула, а затем снова забросила огромную винтовку на плечо, словно оружие весило не больше бамбуковой палки.

— Пошли, — сказал им Дрейк.

Он даже не попытался снова надеть на них повязки, но руки ребят оставил связанными. Ориентируясь лишь на слабое свечение шахтерского фонаря Дрейка, освещавшего путь, они последовали за широкоплечим мужчиной, который повел их по неизменной в своей монотонности равнине. Несмотря на отсутствие каких-либо ориентиров, Дрейк, казалось, безошибочно определял, в каком направлении им надо двигаться. После многих часов похода по этой пустынной местности они добрались до края Великой Равнины, к входу в лавовую трубу, и быстро стали спускаться по ней. «Такое ощущение, — подумал Уилл, — что Дрейк способен видеть в темноте».

В закрытом пространстве туннеля они двигались за Дрейком, но когда порой Уилл и Честер оглядывались назад, посмотреть, идет ли за ними Эллиот, они никого не видели. И ничего не слышали. Уилл пришел к выводу, что она, наверное, пошла по другому маршруту или по какой-то причине осталась позади.

Все трое — Дрейк, Уилл и Честер — завернули в левое ответвление тоннеля и очень скоро попали в местечко, сильно напоминавшее тупик.

Дрейк остановился. Он выключил свой шахтерский фонарь и встал лицом к ребятам и спиной к стене, а Уилл и Честер боязливо оглядывались вокруг. Они не понимали причины остановки. Честер вздрогнул, когда Дрейк вдруг вытащил нож из ножен.

— Я собираюсь развязать вам руки, — пояснил он прежде, чем мальчики успели подумать о худшем. — Давайте.

Дрейк поманил их ножом к себе, а затем, когда ребята подняли запястья вверх, разрезал путы на их руках.

— В рюкзаках есть что-то, чему повредит вода? Еда или что-то, что вы не хотите замочить?

На секунду Уилл задумался.

— Быстрее! — прикрикнул на них Дрейк.

— Да, там мои блокноты и фотоаппарат, много еды и… и несколько фейерверков, — ответил Уилл. — Это что касается моего рюкзака. — Он взглянул на рюкзак брата, который теперь нес Честер. — В рюкзаке Кэла в основном продукты.

Не успел он закончить говорить, как Дрейк бросил им два сложенных пакета:

— Воспользуйтесь этим. Давайте укладывайте все.

Каждый из мальчиков взял по пакету и потряс его. Мешки были сделаны из легкого вощеного материала, а возле отверстий имелось по паре затягивавших их шнурков.

Уилл вывалил все из рюкзака, быстро бросая в мешок те вещи, которые хотел сохранить сухими. Он затянул шнурки, а потом обернулся, чтобы взглянуть на Честера, не знакомого с содержимым «своего» рюкзака, поэтому и сборы у него занимали куда больше времени.

— Ну же, давай, — проворчал себе под нос Дрейк.

— Давайте я сделаю, — вызвался Уилл, оттеснив Честера и в несколько секунд закончив паковаться.

— Отлично! — гаркнул Дрейк. — Все готово?

Мальчики кивнули.

— Дам вам один совет. В следующий раз я бы предложил вам оставить сухой хотя бы пару носков.

Ребята были так погружены в то, что происходило с ними сейчас, что ни Уилл, ни Честер не успевали задуматься о том, что случится потом.

— Верно, сэр, — ответил Уилл. Его согрела мысль о том, что будет и «следующий раз», и почти отцовская забота, прозвучавшая в совете, который дал им этот совершенно незнакомый человек.

— Слушай, никому я тут не сэр, — тут же резко возразил Дрейк, отчего Уиллу вновь стало не по себе. Он и не собирался произносить это слово — оно само слетело с языка, словно мальчик обращался к учителю в школе.

— Простите, с… — начал Уилл, успев вовремя остановиться. Он заметил промелькнувшую на губах Дрейка усмешку, и тот заговорил вновь.

— Вам придется проплыть сквозь это, — мыском ботинка Дрейк указал на пол у основания стены. Там, где, как думали мальчики, должна была быть твердая земля, они теперь разглядели рябь, медленно расползавшуюся по толстой пленке грязи. Здесь явно находился маленький омут метра два в диаметре.

— Проплыть? — переспросил Честер, нервно сглатывая.

— Парень, ты же сможешь на тридцать секунд задержать дыхание?

— Д-да, — запинаясь, ответил Честер.

— Хорошо. Это небольшой пруд, который ведет в следующий туннель. В виде буквы U.

— Это как у туалета стояк? — предположил Честер, чей голос срывался при мысли о том, что ему предстояло.

— Ох, ну и сравненьице, Честер, — произнес Уилл, состроив рожу.

Дрейк одарил обоих насмешливым взглядом, а затем махнул рукой в направлении грязной воды:

— Ну, вперед.

Уилл надел рюкзак на спину и подошел к омуту, прижав к груди водонепроницаемый мешок. Он ступил туда не колеблясь, с каждым шагом все глубже погружаясь в тепловатую воду. Затем, сделав глубокий вдох, опустил голову под воду и исчез.

Чувствуя касавшиеся лица пузыри воздуха, Уилл крепко закрыл глаза, а в ушах стучал шум воды. Хотя туннель не был особо широк — не больше метра в самой узкой части, двигаться по нему оказалось не сложно, хотя мальчику и пришлось пробираться вперед с рюкзаком и водонепроницаемым мешком.

Но хотя Уилл был уверен, что перемещается достаточно быстро, он никак не мог выбраться из черного «пруда». Открыв глаза, мальчик увидел лишь кромешную тьму, отчего сердце у него забилось еще сильнее. Вода вокруг казалась вязкой и густой. Самый страшный из его кошмаров.

«Что, если он меня обманул? Не повернуть ли назад?»

Уилл попытался взять себя руки, но из-за недостатка кислорода его тело начинало ему сопротивляться. Он почувствовал, как его охватила волна паники, и принялся метаться по «пруду», хватаясь за все, что хоть немного помогало двигаться быстрее. Надо выбраться из этой чернильной жидкости! Теперь Уилл двигался с сумасшедшим отчаянием.

На краткий миг Уилл задался вопросом, не собирается ли Дрейк убить их обоих таким вот образом? Но в ту же секунду сказал себе, что Дрейку такие сложности ни к чему — куда проще было перерезать им глотки прямо на Великой Равнине, если уж он собирался это сделать.

Хотя под водой Уилл провел не более тридцати секунд, ему показалось, что прошло сто лет, прежде чем он с громким всплеском вынырнул на поверхность.

Тяжело дыша, мальчик на ощупь нашел фонарь и включил его на самую минимальную мощность. Приглушенный свет мало что мог поведать о месте, в котором он оказался, разве что Уилл заметил, что и земля и стены чуть поблескивают, когда на них падает луч. Он решил, что это из-за влаги, скопившейся на них. Благодаря Бога за то, что снова может дышать, Уилл ждал Честера.

По другую сторону омута Честер неохотно пристроил рюкзак за плечами и уже побрел к воде, волоча за собой водонепроницаемый мешок.

— Парень, чего ты ждешь? — спросил Дрейк жестким тоном.

Честер закусил губу, до последнего не желая ступать в медленно лизавшую берег воду, по которой еще расходились круги от движений нырнувшего Уилла. Он повернулся, пугливо взглянув в единственный, сверкающий в темноте глаз Дрейка.

— Э-э… — начал он, спрашивая себя, как бы ему избежать погружения в грязную на вид воду перед ним, — я не могу…

Дрейк взял его за руку, но не стал давить или тянуть.

— Слушай, я тебе зла не желаю. Ты должен мне доверять. — Он поднял подбородок, отведя взгляд от перепуганного мальчика. — Не так-то просто довериться совершенно незнакомому человеку, особенно после всего, через что ты прошел. Ты правильно осторожничаешь — это хорошо. Но я не стигиец и вреда тебе не причиню. Хорошо? — Он еще раз внимательно взглянул на мальчика единственным глазом.

Стоя так близко к Дрейку, Честер посмотрел ему прямо в лицо и вдруг понял — тот говорит правду. Внезапно Честер почувствовал прилив уверенности.

— Хорошо, — согласился он и без дальнейших колебаний вошел в илистую воду, вскоре погрузившись туда с головой. И преодолевая «пруд» наполовину вплавь, наполовину бегом, как это делал и Уилл, он не позволил ни единому сомнению затуманить свой разум.

На другой стороне Уилл помог Честеру выбраться на берег.

— Ты в порядке? — спросил его Уилл. — Я тебя столько ждал, думал, ты застрял или еще что.

— Никаких проблем, — ответил Честер, тяжело дыша и вытирая ладонями глаза.

— Сейчас или никогда, — быстро проговорил Уилл, пытаясь разглядеть, что ждет их дальше, в темноте, а затем вновь принявшись наблюдать за «прудом». Пока никаких признаков Дрейка, но он наверняка вот-вот появится. — Пора делать ноги.

— Нет, Уилл, — твердо произнес Честер.

— О чем ты говоришь? — настаивал на своем Уилл, уже повернувшись и пытаясь тянуть друга за собой.

— Никуда я не пойду. Думаю, с ним мы в безопасности, — ответил Честер. Он расставил ноги пошире, чтобы было легче сопротивляться Уиллу, и тот понял, что Честер говорит серьезно.

— Слишком поздно, — обозленно произнес Уилл, когда глубоко под водой вдруг появился слабый свет. То был шахтерский фонарь на лбу у Дрейка. Уилл успел лишь огрызнуться в сторону Честера, как голова и плечи уже появились над водой и Дрейк поднялся на поверхность, словно таинственный призрак, едва потревожив воды «пруда».

Свет его лампы, игравший на стенах вокруг, был сильнее, чем фонари мальчиков. Теперь Уилл заметил, что то, что он принял за влагу, оказалось чем-то совсем иным. Стены и пол, на котором стояли мальчики, были испещрены множество тонких золотых прожилок — словно кто-то накинул на них бесценную паутину. Жилки сверкали тысячами крошечных точек света, наполняя пещеру вокруг чудесным калейдоскопом теплых, желтых переливов.

— Ух ты! — открыл рот Честер.

— Золото, — не веря своим глазам, пробормотал Уилл. Он взглянул на свои руки, заметив, что и они усыпаны блестками, а затем увидел, что и Честер, и их спутник покрыты ими с головы до ног. Блистающая пыль покачивалась на поверхности воды и потом пристала к одежде и коже всех троих.

— Боюсь, нет, — произнес Дрейк, теперь стоявший возле ребят. — Всего-навсего «золото дураков». Железный колчедан, или пирит.

— Ну, конечно, — сказал Уилл, припоминая блестящий куб из железного колчедана, который отец купил ему для коллекции минералов. — Пирит, — повторил он, немного стыдясь того, что не догадался сразу.

— Я могу показать вам места, где есть и золото, столько золота, что его можно сапогами черпать, — произнес Дрейк, осматривая стены. — Но какой в нем толк, когда его негде потратить? — В его голос вернулись прежние холодные нотки, и он указал мальчиками на рюкзаки. — Разберитесь в своих вещах, нам надо идти дальше.

Как только они были готовы, он повернулся и вновь двинулся вперед: внушительная фигура, шествующая энергичными, широкими шагами вниз по изысканно украшенному золотом туннелю.

Быстро промаршировав сквозь запутанный лабиринт скальных проходов, они некоторое время спустя добрались до подъема, который вел наверх, в грубо вырубленную арку. Дрейк просунул руку в отверстие и нащупал что-то. Он вытащил веревку с завязанными узлами.

— Вверх, — произнес он, протянув веревку мальчикам.

Уилл и Честер поднялись по ней примерно на десять метров, на вершину, и стали ждать там, тяжело дыша от усталости. Дрейк же взобрался наверх с такой легкостью, с какой обычный человек открывает на своем пути дверь. Ребята оказались в подобии восьмиугольной полости, откуда им были видны несколько отверстий, ведущих в другие, слабо освещенные помещения. Ровный пол был покрыт жидкой грязью: случайно шаркнув по ней ногой, Уилл по звуку эха понял, что эти соседние комнаты приличного размера.

— Какое-то время будем жить тут, — пояснил Дрейк, расстегивая тяжелый пояс. Стащив с себя куртку, он закинул ее на плечо. Затем поднял руку к устройству перед глазом и поднял линзу наверх. Она держалась на петлях, и стало ясно, что и со вторым глазом у него все в порядке.

Теперь, когда Дрейк стоял перед ними, мальчики смогли полностью рассмотреть крупные мускулы на его голых руках и то, в какой отличной форме был стройный незнакомец. Скулы у Дрейка выдавались вперед, а лицо было таким худым, что сквозь кожу просматривалась почти вся мускулатура. И каждый сантиметр его кожи под слоем въевшейся грязи цвета дубленой шкуры был покрыт сеточкой шрамов. Одни представляли собой большие, выбеленные следы резаных ран, гордо выступавшие над темной кожей, другие казались куда меньше, словно вокруг шеи и по обеим сторонам лица Дрейка кто-то протянул белые волокна.

Но глаза Дрейка под выдававшимся вперед лбом были ярко-голубого цвета, и в них мерцала такая лютая, повергающая в трепет ненависть, что и Уиллу, и Честеру выносить его внимательный взгляд было сложно. Казалось, в глубине этих глаз таился отпечаток некого ужасающего места — места, о котором ни одному из мальчиков ничего знать не хотелось.

— Так, подождите-ка там.

Мальчики потихоньку пошли к комнате, на которую указал им Дрейк.

— Но рюкзаки оставьте тут, — приказал он и, все еще глядя на ребят, добавил: — Эллиот, все в порядке?

Уилл и Честер не смогли удержаться и посмотрели за спину Дрейка. На самом верху веревки, не шевелясь, замерла невысокая девушка. Было ясно, что все это время, пока они шли вперед, Эллиот следовала за ними, но ни один из мальчиков до этой минуты не замечал ее присутствия.

— Ты их свяжешь, разве нет? — холодно, недружелюбно спросила она.

— Это же необязательно, верно, Честер? — произнес Дрейк.

— Нет, — ответил мальчик с такой готовностью, что Уилл взглянул на него с плохо скрываемым изумлением.

— А ты что скажешь?

— Э-э… необязательно, — пробормотал Уилл с куда меньшим энтузиазмом.

Оказавшись внутри, они, ни слова не говоря, уселись в темноте на простейшее подобие кроватей, которые обнаружили в комнате — другой мебели там не имелось. По длине каждая была мальчикам как раз, но по ширине кровати были узковаты, и матрасы почти не чувствовались; они скорее напоминали пару узких столов с наброшенными одеялами.

Пока ребята ждали, понятия не имея, что последует потом, в комнате отдавались звуки из наружного коридора. Звучали приглушенные голоса разговаривавших Дрейка с Эллиот, а затем мальчики услышали, как их рюкзаки перевернули, вытряхнув все содержимое на пол. Наконец послышались уходящие шаги, а дальше — тишина.

Уилл достал из кармана светосферу и принялся с отсутствующим видом катать ее туда-сюда по своему рукаву. Куртка его уже высохла, и от прикосновения шара с нее, словно искрящийся дождик, посыпались прилипшие ранее частицы железного колчедана.

— Такое ощущение, будто я на чертову дискотеку ходил, — пробормотал он, а затем, не теряя ни секунды, обратился к другу:

— Ты на чьей стороне, Честер?

— Что ты имеешь в виду?

— Ты, видно, перешел на сторону этих двоих по какой-то причине. Почему ты им доверяшь? — требовательно спросил Уилл. — Ты понимаешь, что они просто вытащат у нас все продукты, а потом где-нибудь нас бросят? Даже скорее всего убьют нас. Все эти ворюги, отбросы общества, таковы.

— Я так не думаю! — возмущенно произнес Честер и нахмурился.

— Ну тогда скажи мне, что там такое делалось, а? — Уилл большим пальцем указал в сторону коридора.

— Мне кажется, они что-то типа повстанцев в войне против стигийцев, — защищаясь, произнес Честер. — Ну, знаешь, борцы за свободу.

— Ну да, конечно.

— Вполне может быть, — продолжил Честер, затем взглянувший на Уилла уже не так уверенно. — Уилл, а почему бы тебе их об этом не спросить?

— Почему бы тебе самому не спросить? — ответил Уилл.

Он злился все больше и больше. После жуткого происшествия с Кэлом то, как бесцеремонно их похитили, стало последней каплей. Он погрузился в задумчивое молчание и начал составлять план действий, согласно которому они могли бы с боем вырваться отсюда или же убежать. Он как раз собрался сообщить Честеру, каким, по его мнению, должен быть их следующий шаг, как на пороге появился Дрейк. Он оперся на дверной косяк, что-то жуя. Любимую конфету Уилла — карамак. Они с Кэлом купили несколько таких в супермаркете в Верхоземье, и он старательно приберегал их для особого случая.

— Что это такое? — спросил Дрейк, показав на пару серовато-коричневых камней у себя на ладони. Он потряс их, словно кости, а затем сжал руку, принявшись тереть один камень о другой.

— Я бы на вашем месте так не делал, — сказал Дрейку Уилл.

— Почему это?

— Вредно для глаз, — произнес Уилл, чуть приподняв уголки рта в мстительной улыбке, поскольку Дрейк продолжал подбрасывать камешки. То были последние узловатые камни, которые Уиллу дал Тэм, и Дрейк явно вытащил их из Уиллова рюкзака. Если такой камень разломать, он раскаляется добела, испуская ослепляющий белый луч. — Они взорвутся вам прямо в лицо, — предупредил Уилл.

Дрейк взглянул на Уилла, не зная, серьезно тот говорит или нет. Однако откусив приличный кусок от карамака, он теперь держал камни осторожно, продолжая их рассматривать.

Уилл очень рассердился.

— Вкусно, да? — злился он.

— Да, — недвусмысленно ответил Дрейк, положив в рот последний кусок конфеты. — По-моему, не такая дорогая цена за ваше спасение.

— И это дает вам право распоряжаться моими вещами? — Теперь Уилл вскочил на ноги: руки в боки, лицо перекошено от злости. — И кроме того, нас не надо было спасать.

— Ох, да неужели? — ответил Дрейк все еще с набитым ртом. — Вы на себя посмотрите. У вас явно большие неприятности.

— Пока вы не появились, у нас все было просто отлично, — парировал Уилл.

— Правда? Тогда скажи, что случилось с этим «Кэлом», о котором ты упоминал? Что-то я его нигде не вижу. — Дрейк обвел взглядом комнату и вопросительно поднял брови. — Интересно, где он прячется?

— Мой брат… он… он… — воинственно начал Уилл, но вдруг весь его напор и гнев испарились, и он тяжело опустился на кровать.

— Он погиб, — заговорил Честер.

— Как? — спросил Дрейк, проглатывая последний кусочек конфеты.

— Там была пещера… и… — Голос изменил Уиллу.

— Какая такая пещера? — тут же переспросил Дрейк совершенно серьезным голосом.

Честер стал рассказывать за друга:

— Там пахло чем-то сладким и были такие странные штуки, типа растений… они его укусили или что-то вроде этого, и потом вся эта гадость налетела…

— Сахарная ловушка, — перебил его Дрейк, который, переступив порог, вошел в комнату и теперь быстро переводил взгляд с одного мальчика на другого. — А вы что сделали? Вы же не оставили его там?

— Он не дышал, — произнес Честер.

— Он умер, — простонал Уилл.

— Где и когда это было? — резко спросил Дрейк.

Уилл и Честер переглянулись.

— Ну, давайте же, — торопил их Дрейк.

— Примерно два дня назад… я так думаю, — ответил Уилл.

— Да, это случилось у первого канала, до которого мы дошли, — подтвердил Честер.

— Тогда у нас еще есть шанс, — проговорил Дрейк, двинувшись к двери. — Очень небольшой.

— Что вы хотите сказать? — спросил Уилл.

— Нам надо идти, — отрезал Дрейк.

— Чего? — удивился Уилл, не веря своим ушам.

Но Дрейк уже решительно шел по коридору.

— За мной. Нам нужно будет прихватить продуктов! — крикнул он им, обернувшись. — Эллиот! Готовься! Доставай оружие!

Он задержался рядом с рюкзаками мальчиков: все их имущество было разложено рядом, аккуратными кучками.

— Берите с собой это, это и это, — Дрейк указал на несколько разных кучек с едой. — Этого должно хватить. Мы прихватим еще и запас воды. Эллиот! Вода! — прокричал он, повернувшись к ребятам. Те стояли, уставившись на него и хлопая глазами, не понимая, что именно им надо делать и почему. — Поторопитесь и уложите-ка что я сказал… если, конечно, хотите спасти своего брата.

— Не понимаю, — произнес Уилл, став на колени и принявшись торопливо укладывать еду в свой рюкзак, как ему велел Дрейк. — Кэл не дышал. Он погиб.

— Сейчас нет времени объяснять! — гаркнул Дрейк как раз, когда из другого дверного проема появилась Эллиот. Голову ее по-прежнему закрывал шемах, а за плечами виднелась винтовка. Она протянула Дрейку два контейнера, с виду похожие на пузыри, где явно хлюпала вода.

— Держите, — скомандовал Дрейк, перебросив их мальчикам.

— Что случилось? — спокойным голосом спросила Эллиот, продолжая передавать Дрейку другие предметы.

— Их было трое. Один попал в сахарную ловушку, — ответил он, глазами указав на мальчиков, и взял у Эллиот связку цилиндров каждый примерно пятнадцать сантиметров длиной. Дрейк вставил их в нечто, напоминающее патронташ, по одному. Затем пристегнул на пояс накладку с цилиндрами поменьше (каждый напоминал толстый карандаш, закрепленный в отдельной петле) и для пущей сохранности привязал ее коротким шнурком к бедру.

— А это что такое? — поинтересовался Уилл.

— Меры предосторожности, — неопределенно ответил Дрейк. — Мы пойдем прямо через равнину. На незаметное передвижение времени нет.

Он застегнул куртку и вновь закрыл свой глаз странным устройством.

— Готова? — спросил Дрейк у Эллиот.

— Готова, — подтвердила она.


Глава 21 | Глубже | Глава 23