home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 24

— Место скрещенных кольев, — произнес Дрейк, взглянув на знак возле «почтовой» прорези в скальном уступе. По подсчетам Уилла, им понадобилось десять часов быстрой ходьбы, нередко сменявшейся бегом трусцой, чтобы добраться до того места, где — как он думал до этого момента — погиб Кэл. И он, и Честер падали от усталости, но их поддерживала слабая надежда на чудо.

Они устраивали по дороге пару кратких привалов, но никто не произносил ни слова, пока они пили воду и жевали какие-то непонятные соленые палочки, которые Дрейк извлек из мешка на поясе.

Пока ребята бежали вперед, ориентируясь лишь на едва видимый луч света шахтерского фонаря Дрейка, Эллиот постоянно кралась позади, невидимая среди теней. Но теперь и она была рядом с Дрейком, стоявшим у отверстия «почтового ящика», которое Уилл надеялся больше никогда в жизни не видеть, символ страха и ужаса, портал в мир смерти.

Дрейк расстегнул пряжку и сбросил на землю свой пояс с массой предметов, а Эллиот протянула ему дыхательную маску, которой мужчина плотно закрыл нос и рот.

— Мне ее подарил мертвый патрульный, — сухо улыбнулся Дрейк мальчикам. Затем он удостоверился, что линза закреплена у него над глазом должным образом.

— Я хочу помочь, — заявил Уилл. — Я пойду с тобой.

— Нет, не пойдешь.

— Кэл — мой брат. Я за него в ответе.

— Это к нашему делу не имеет никакого отношения. Ты останешься с Эллиот, стоять на страже. По пути сюда мы нарушили все чертовы правила, и я не хочу, чтобы меня окружили, пока я буду сидеть в сахарной ловушке. — Дрейк жестом указал в сторону Честера. — Из вас двоих он сильнее — он мне и поможет.

— Конечно, — радостно закивал Честер.

Эллиот коснулась плеча Уилла. Она оказалась так близко, что от неожиданности он чуть отшатнулся. Девушка указала на выступ за отверстием в земле.

— Зайди с той стороны, — шепнула она. — Если что-нибудь заметишь, не кричи, просто покажи мне. Понял?

Она передала было ему один из небольших металлических цилиндров, которые нес Дрейк, но тому это не понравилось.

— Нет, Эллиот, он же пока не знает, как ими пользоваться. Если возникнет проблема, просто уводи их отсюда. Перегруппируемся у запасного фургона, ладно?

— Ладно. Давай вперед! — улыбнулась она под шемахом, забрав цилиндр из рук ошарашенного Уилла и спрятав его во внутренний карман куртки.

Дрейк одним прыжком оказался в отверстии, за ним последовал и Честер.

После того как они ушли, Уилл прижался к земле у скалы, старательно вглядываясь в темноту. Минуты шли.

— П-ш-ш-ш…

Это была Эллиот.

Уилл оглянулся. Но он нигде не видел девушку.

— П-Ш-Ш-Ш! — раздалось вновь, уже громче.

Уилл уже собирался позвать ее, когда она спрыгнула на землю за ним — словно свалилась прямо с неба. Он сразу понял, что девушка забралась на самый верх выступа.

— Там что-то происходит, — прошептала она, указывая в темноту. — Далеко отсюда, так что не паникуй. Просто не спускай с них глаз.

И тут же исчезла, прежде чем Уилл успел ее спросить, что именно она видела. Он стал внимательно вглядываться в указанном Эллиот направлении. Но пока он ничего не замечал.

Через несколько минут по равнине разнесся отдаленный, глубокий, дребезжащий грохот. Вспышки не было, но Уилл был уверен, что ощутил взрывную волну, словно его лицо омыл теплый воздух, совсем непохожий на постоянно дувшие под землей ветра. Он встал, и в ту же секунду вернулась Эллиот.

— Так я и думала, — шепнула она ему в ухо. — Патрульные подорвали очередное поселение копролитов.

— Но зачем им это делать?

— Дрейк думал, что, возможно, ты нам об этом и расскажешь.

Уилл увидел, как карие глаза девушки блеснули сквозь прорезь в шемахе.

— Нет, — неуверенно произнес Уилл, — откуда мне знать?

— Все это — охота на наших друзей и на каждого копролита, имевшего с нами дело, — началось примерно тогда, когда вы тут появились. Может, это вы их за собой привели? Чем же вы так разозлили стигийцев?

— Я… я… — произнес Уилл, которого мысль о том, что он каким-то образом виноват в действиях стигийцев, привела в полнейшее замешательство.

— Ну, чтобы вы ни наделали, они теперь не отстанут. Уж я-то знаю. — Эллиот отвела от него взгляд. — Будь настороже, — проговорила она и, словно кошка, взлетела вверх по отвесному скальному уступу, ловко удерживая в руках огромную винтовку.

У Уилла шумело в голове. Неужели она права? Это из-за него гнев стигийцев обрушился на «вероотступников» и копролитов? Разве он несет за это какую-либо ответственность? РЕБЕККА!

При мысли о девочке, когда-то считавшейся его сестрой, у Уилла перехватило дыхание. Что, если Ребекка все еще жаждет мести? Казалось, ее злоба теперь сопровождает его повсюду, проскальзывая во все щели, словно ядовитая змея. Стоит ли она за всем, что тут происходит? Нет, это невозможно, это было бы чересчур нелепо, пытался успокоить себя мальчик.

Уилл мысленно вернулся к тому моменту, когда они с Честером впервые попали в подземный мир, тем самым положив начало событиям, которые оказались ему неподвластны. А потом, хоть это и причиняло Уиллу сильнейшую боль, он стал думать о том, как много судеб изменилось в худшую сторону — из-за него.

Для начала достаточно вспомнить Честера, втянутого в эту жуткую кашу потому, что он по доброте душевный предложил Уиллу свою помощь в поисках отца. А потом — Тэма, который погиб, защищая его в Вечном городе. Не должен он забывать и про друзей Тэма: Имаго, Джека и остальных, чьи имена он не сумел припомнить сразу, которые сейчас, скорее всего, вынуждены скрываться. Все из-за него. Такая ноша была слишком тяжела для мальчика. «Нет, — попытался он убедить себя. — Я один не могу быть во всем виноват. Это просто невозможно».

Несколько минут спустя Уилл заметил какое-то движение в «почтовой» щели, а потом увидел Дрейка, выбегавшего оттуда, — белые частицы сыпались с его плеч и головы, словно бумажное конфетти. Он нес обмякшее тело Кэла. Честер выбрался из отверстия вслед за ним.

На долю секунды Дрейк остановился, чтобы сбросить маску. А затем немедленно продолжил свой неистовый рывок, несясь прямиком в сторону канала.

— Давай за мной! — крикнула Эллиот Уиллу, молчаливо наблюдавшему за Дрейком.

Все трое побежали за ним: высокая фигура с телом в руках продолжала двигаться вперед в облаке белых хлопьев. Но даже достигнув канала, Дрейк не остановился. С громким всплеском он прыгнул с берега прямо в темную воду. Она сомкнулась над ним — он и Кэл погрузились на самое дно.

Уилл и Честер стояли на берегу, смотрели на канал и не понимали, что происходит. Постепенно вода вновь успокоилась, и то место, где Дрейк прыгнул в канал, можно было узнать лишь по нескольким пузырькам воздуха на поверхности. Уилл посмотрел на Честера:

— Что он там делает?

— Понятия не имею. — Честер пожал плечами.

— Ты видел Кэла?

— Не особо, честно говоря, — ответил Честер.

Раздался легкий всплеск, словно где-то далеко внизу воды канала вновь ожили. От волнения по поверхности пробежала мелкая дрожь, но потом все вновь затихло. Проходила секунда за секундой, и Уиллу начало казаться, что что-то пошло не так.

Все еще тупо глядя в канал, уныло заговорил Честер:

— Мне он показался совсем мертвым, но я не успел хорошо его разглядеть.

— Ты не заходил в пещеру?

— Дрейк велел мне ждать снаружи. Он вошел туда, очень-очень медленно… Я так понял, он старался не раздразнить эти штуки. Но потом он выскочил оттуда бегом и…

Честер замолчал, заметив, что голова Дрейка вынырнула из-под воды. Неожиданно появившись, тот несколько раз глубоко вздохнул. Тела Кэла мальчики не видели, потому что Дрейк держал его под водой.

Ударяя по воде одной рукой, Дрейк подплыл к краю канала и там оперся плечом о крошащийся каменный берег. Он поднял Кэла из воды так, что была видна лишь верхняя часть тела мальчика, и принялся жестоко его трясти. Голова Кэла моталась из стороны в сторону, словно вот-вот упадет с плеч. Потом Дрейк остановился, спокойно держа Кэла и вглядываясь в его лицо.

— Направьте на него фонари, — скомандовал он.

Уилл и Честер немедленно выполнили команду.

На лицо мальчика страшно было смотреть. Мертвенно-синяя кожа была усыпана вспухшими белыми пятнами. Кэл не подавал ни малейших признаков жизни. Уилл уже начал отчаиваться, думая, что они только зря потеряли время. Его брат погиб, и с этим уже никто ничего не сможет поделать.

Затем Дрейк еще раз встряхнул мальчика и залепил ему звонкую пощечину.


Уилл с Честером услышали слабый вздох.

Голова Кэла дернулась. Он втянул немного воздуха и слабо закашлялся.

— Слава богу, слава богу, — без конца повторял Честер.

Они с Уиллом смотрели друг на друга широко открытыми глазами, не в состоянии поверить в происходящее. Уилл лишь качал головой. Он был ошеломлен. До этого момента он не знал, чего ожидать. Он не решался надеяться. Но произошло то, о чем он и мечтать не мог: брат прямо у него на глазах, казалось, воскрес из мертвых.

Кэл сделал еще пару свистящих вдохов, а затем снова начал кашлять, уже сильнее. После этого он кашлял уже не переставая, с хрипами в горле, словно не мог втянуть в легкие достаточно воздуха. Голова мальчика задергалась на плечах в ужасном спазме, за которым последовал приступ сильнейшей рвоты.

— Давай, парень! Отлично! — произнес Дрейк, держа его. — То что надо!

Дрейк поднял мальчика как можно выше.

— Возьмите его, — сказал он ребятам.

Уилл с Честером подхватили Кэла под руки с обеих сторон и вытащили его на берег.

— Нет, не кладите его! — крикнула Эллиот. — Поставьте на ноги. Снимите рубашку. Водите его туда-сюда, чтобы он постоянно двигался. Так яды быстрее покинут тело.

Стащив с мальчика рубашку, они увидели посиневшую кожу Кэла во всей красе. Ее поверхность была усеяна вспухшими белыми рубцами. Горящие красные глаза Кэла были открыты, а рот при этом двигался и губы беззвучно шевелились. Затем, подхватив Кэла с обеих сторон, мальчики принялись водить его, быстро описывая круги. Голова Кэла чуть поворачивалась, пока они шли, но он не был способен и шага сделать самостоятельно.

Дрейк выбрался из канала и присел на берегу, а Эллиот рассматривала горизонт через оптический прицел винтовки.

Но стараний Уилла и Честера было, казалось, недостаточно. Через какое-то время глаза Кэла закрылись и губы перестали двигаться — мальчик вновь потерял сознание.

— Стоп, — произнес Дрейк.

Он подошел к ребятам и, одной рукой приподняв голову Кэла, другой принялся безжалостно хлестать его по лицу. Он ударял мальчика снова и снова. Уиллу показалось, что щеки брата потихоньку стали утрачивать былой синеватый оттенок.

Брови Кэла дернулись, и Дрейк остановился, внимательно вглядываясь в его лицо.

— Мы едва успели. Еще чуть-чуть, и наркотический дурман его уже не отпустил бы, а споры начали бы укореняться, — проговорил Дрейк. — Со временем они бы его сожрали. Мешок с компостом из человечины.

— Споры? — спросил Уилл.

— Да, вот такие. — Дрейк с силой потер большим пальцем один из жестких белых рубцов на шее Кэла. От его прикосновения от рубца отломился кусочек, под которым оказался еще более яркий, голубовато-синий участок кожи, а на нем выступили капельки крови, словно на небольшой царапине. — Они прорастают и выпускают усики, которые врастают в плоть жертвы, забирая все питательные вещества из живых тканей.

— Но он же поправится, правда? — быстро спросил Уилл.

— Он провел там много времени, — ответил Дрейк, пожав плечами. — Запомни, если у кого-то из вас хватит ума попасть в сахарную ловушку по второму разу: пострадавшего надо встряхнуть, ударить, чтобы он очнулся. Нервная система практически отключается, и только шок или травма заставят ее срочно запуститься. Один из способов: погрузить человека под воду. Вам придется почти утопить его — ради того, чтобы спасти.

Кэл снова начал проваливаться в сон, и Дрейк продолжил отвешивать ему пощечины с такой силой, что у Уилла от этих хлопков уши заболели. Вдруг Кэл отдернул голову назад. Он глубоко вздохнул и издал ужасающий вопль, от которого Уилл и Честер задрожали. То был потусторонний, животный крик, разнесшийся над запыленной каменной пустыней, окружавшей их. Но он дал Уиллу и Честеру надежду, вроде той, какую дарует первый крик новорожденного ребенка. Дрейк убрал руки.

— Вот так. Теперь снова начинайте его выгуливать.

Они потащили Кэла, нарезая бесконечные круги, пока жизнь понемногу не начала возвращаться в тело мальчика. Он попытался идти с ними вместе, начав с почти незаметных движений — с попытки самому переставить ноги, хотя ноги полностью ему еще не повиновались, а голова Кэла все еще болталась на плечах, как у пьяного.

— Дрейк, тебе лучше на это взглянуть, — позвала Эллиот, подрегулировав прицел на своей длинной винтовке.

Дрейк немедленно оказался рядом с ней и взял винтовку из рук девушки. Он посмотрел в оптический прицел:

— Да… Вижу… Странно…

— Что ты думаешь? — спросила она. — Там поднимаются тучи пыли.

Дрейк опустил винтовку и посмотрел на Эллиот в легком замешательстве:

— Стигийцы… На лошадях!

— Нет, — произнесла девушка, не веря своим глазам.

— Они перехватили наш световой след, — произнес Дрейк, возвращая Эллиот ее оружие. — Нам нельзя больше тут оставаться.

Он подошел к Уиллу с Честером:

— Простите, ребята, но времени поесть или передохнуть у нас нет. Я понесу ваши вещи, но пациент остается вам.

Он повесил на плечи оба их рюкзака и пошел вперед, не задерживаясь ни на секунду.


Уилл и Честер волокли Кэла: Уилл держал мальчика под мышками, а Честер — за ноги. Они то шли, то бежали, следуя за приглушенным светом шахтерского фонаря Дрейка.

— Они не смогут последовать за нами в лавовые трубы на конях, — тихо сказал мальчикам Дрейк, обернувшись. — Но нам предстоит долгий путь прежде, чем мы отсюда выберемся. Так что поторопитесь!

— Я уже еле иду, — простонал Уилл, в очередной раз споткнувшись о камень и едва сумев удержать брата на весу. — Он весит целую тонну!

— Да, тяжело, — отрезал Дрейк. — Давай не отставай!

С Уилла и Честера градом лил пот, пока они с трудом продвигались вперед; мальчики изнемогали от усталости и голода. Во рту Уилл чувствовал отвратительный привкус, словно его тело сжигало свои последние резервы. У него кружилась голова, и Уилл задумался, так ли тяжело приходится Честеру. Кэл постоянно дергался и корчился, что отнюдь не облегчало их задачу. Он совершенно не понимал, что вокруг него происходит, и всячески старался вырваться из рук мальчиков.


В конце концов они добрались до края Великой Равнины. Оба мальчика чувствовали, что вот-вот упадут, их руки и ноги от усталости словно налились свинцом. Они вошли в извилистую лавовую трубу, и как только завернули за угол, Дрейк повернулся к ним.

— Погодите-ка секунду, — скомандовал он и сбросил с плеча один из рюкзаков. — Попейте воды. Мы покинули равнину раньше, чем планировали… так безопаснее, но это означает, что домой будем добираться дольше.

Мальчики с благодарностью плюхнулись на землю, положив Кэла между собой.

— Эллиот, — позвал Дрейк, — поставь пару подножек.

Девушка вышла из ниоткуда и ступила в круг слабого света фонаря Дрейка, нагнувшись, чтобы разместить что-то у каменной стены. То была канистра размером с банку тушеной фасоли, но блеклого коричневого цвета. Привязав ее с помощью петли к небольшому валуну, Эллиот отошла назад, натягивая по всей ширине туннеля проволоку, такую тонкую, что Уилл с Честером ее едва заметили. Конец ее девушка прикрепила к выступу на противоположной стене, после чего тихонько коснулась проволоки — та издала тихий звон.

— Отлично, — прошептала Эллиот, вернувшись к канистре. Лежа на животе, она осторожно вытащила небольшой штырек и встала. — Готово, — тихо сказала девушка.

Дрейк повернулся к Уиллу с Честером.

— Нам надо пройти подальше, чтобы Эллиот могла поставить вторую, — велел он, поднимая рюкзак.

Уилл и Честер медленно встали на ноги и снова подняли Кэла. Теперь тот начал издавать странные, бессмысленные звуки, а еще — жалобно выть и мычать, порой произнося донельзя растянутые слова, которые ребята едва могли различить — вроде «хочу есть» и «хочу пить». Но ни у Уилла, ни у Честера не было ни времени, ни сил, чтобы сейчас об этом беспокоиться. Они пронесли Кэла еще несколько сот метров, а потом снова встали, когда остановился Дрейк.

— Нет, не садитесь, — сказал он мальчикам.

Так они и остались стоять, пока Эллиот ставила другую «подножку», как их называл Дрейк.

— А зачем они? — спросил Уилл, опершись на стену лавовой трубы и пыхтя.

— Они взрываются, — объяснил им Дрейк. — Это заряды.

— Но зачем вам сразу два?

— Первый срабатывает с задержкой. Поэтому Белые Воротнички сначала активируют его, а потом наткнутся на второй — примерно тогда же, когда, наконец, взорвется первый. И вуаля — окажутся замурованы в отрезке туннеля. По крайней мере, теоретически.

— Как здорово придумано, — Уилл был впечатлен.

— На самом деле, — нагнулся к нему Дрейк, — мы часто ставим два или больше зарядов потому, что эти гады чертовски хорошо умеют их обнаруживать.

— Ох, ну да, — пробормотал Уилл, уже не столь впечатленный.


Они, как показалось Уиллу, уже преодолели немало километров, когда услышали, как один за другим взорвались заряды — словно великан хлопнул в ладоши. Затем с задержкой в несколько секунд залитых потом шей мальчиков коснулся порыв теплого ветра. Дрейк не задержался ни на миг, продолжая шагать вперед с такой скоростью, что угнаться за ним было сложно. А когда ребята шли с его точки зрения недостаточно быстро, он принимался ворчать на них.

Они петляли из трубы в трубу, поднимаясь вверх и спускаясь вниз, порой пробираясь сквозь несколько тесных углублений подряд, а порой пересекая полузатопленные пещеры, по которым разносилось гулкое эхо. В таких местах им приходилось поднимать Кэла как можно выше, чтобы его голова не оказалась под водой.

Силы, казалось, возвращались к нему, и справляться с ним становилось все труднее, ведь он старательно выворачивался и вырывался из их рук. Порой у мальчиков просто не хватало сил, и тогда они его роняли. В один из таких моментов и Уилл, и Честер, уставшие сверх всяких сил, даже не стали его подхватывать, и Кэл с громким стуком рухнул на влажную землю. Он разразился целой серией неразборчивых, гортанных ругательств, как раз когда мальчики снова принялись его поднимать.

— ШЛИ П'СТ'НЯ ЧЕВЫ ДОТЫ!

— П'СТ'НЯ Н'ХОРЕВЫ ПЛЮКИ!

Совершенно неузнаваемые ругательства вместе с яростью бессильного Кэла были так комичны, что Уилл, не сдержавшись, расхохотался. Этим он заразил и Честера, который тоже начал смеяться, отчего Кэл еще быстрее принялся сыпать чудной, искаженной бранью и дико размахивать руками и ногами. От усталости и глубокого облегчения после чудесного спасения Кэла у мальчиков кружилась голова и они на время позабыли об опасности.

— Гм… не думаю, что кто-то раньше так меня называл, — заметил Честер, тяжело дыша от усталости. — Н'хоревы плюки? — повторил он, тщательно выговаривая слова.

— Должен признать, — захихикал Уилл, — я всегда подозревал, что в тебе есть что-то от плюка.

Оба мальчика разразились истерическим смехом, а Кэл, очевидно, прекрасно расслышал все, что они говорили, и принялся махать руками еще яростнее.

— УРКИЙЕ С'БАЮДКИ! — хрипло взвыл он, после чего закашлялся и никак не мог остановиться.

— Заткнитесь! — прошипел впереди Дрейк. — Из-за вас нас обнаружат!

Кэл стал вести себя поспокойнее, но вовсе не из-за замечания Дрейка, а потому, что понял, что ругательствами ничего не добьется. Вместо этого он принялся хватать Уилла за ногу, стараясь, чтобы тот упал. Развеселившийся было Уилл рассердился и встряхнул брата.

— Кэл, хватит! — резко крикнул он. — Или мы тебя тут бросим, стигийцам на растерзание.

В конце концов они добрались до базы. Поскольку им не пришлось нырять в пруд, Уилл сообразил, что Дрейк провел их другим путем. Они подняли Кэла наверх, обвязав его веревкой за грудь, и уложили на одну из кроватей в задней комнатке. Дрейк велел им с помощью губки влить в рот мальчику немного воды. Кэл кашлял и плевался, большая часть воды стекала у него по подбородку, но он все же сумел выпить достаточно, прежде чем погрузился в глубокий сон.

— Честер, последи за ним. Уилл, пойдешь со мной.

Уилл послушно проследовал по коридору за Дрейком. Он волновался все больше и больше, словно его вызвали к директору школы для выговора. Они прошли в темный коридор, миновали металлическую дверь, и Уилл увидел большую комнату, где посередине потолка была подвешена ярко горевшая светосфера. В длину помещение составляло около тридцати метров, в ширину — немногим меньше. В одном углу виднелась пара двухъярусных кроватей из толстых железных брусьев, а каждый сантиметр стен занимала масса самого разного снаряжения. Уилл словно оказался в оружейной сокровищнице и, оглядываясь вокруг, заметил целые полки с огромным количеством странных цилиндров, вроде тех, которые Эллиот попыталась дать ему в Месте скрещенных кольев. Были тут и сдутые защитные костюмы, в которых Уилл узнал одежду копролитов, и масса всякого рода бойцовской экипировки, мотков веревки и сумок с инструментами — все развешено аккуратными, ровными рядами.

Продолжая следовать за Дрейком, Уилл заметил между двухъярусными кроватями Эллиот. Она стояла к нему спиной, и мальчик увидел, что девушка сняла куртку и брюки и теперь укладывала их в стенной шкафчик. На ней был кремовый жилет и шорты, и Уилл не мог оторвать глаз от ее стройных, мускулистых ног. Они были заляпаны грязью и, как и лицо Дрейка, поражали шокирующим обилием шрамов, выделявшихся на фоне красновато-коричневой пыли, покрывавшей кожу девушки. Уилл замер на месте, настолько его ошарашил вид Эллиот, но затем заметил, как пристально смотрит на него Дрейк.

— Садись, — скомандовал тот, указав на место у стены, как только Эллиот вышла из-за кроватей.

Лицо девушки оказалось поразительно женственным, с высокими скулами, мягкими полными губами и тонким носом. Уилл увидел, как загадочно блеснули ее глаза, когда она взглянула на него, а потом зевнула и провела рукой по коротко подстриженным черным волосам. Руки и запястье Эллиот были так тонки, что Уилл поверить не мог, что видит ту же самую девушку, которая крутила длинной винтовкой, словно бамбуковой палочкой.

Взгляд мальчика упал на предплечье Эллиот, где на бицепсе виднелась пугающая своими размерами рваная выемка. Кожу, покрывавшую углубление, прорезало множество неровных розовых бороздок, и поверхность ее была грубой, словно кто-то накапал туда горячего воска. Поначалу Уилл подумал, что Эллиот кто-то укусил — кто-то очень внушительных размеров.

Но больше всего поразило Уилла то, что девушка была очень молода — быть может, не старше него самого. Вот уж чего он не ожидал после того, как она так напугала его на Великой Равнине.

— Все в порядке? — спросил девушку Дрейк, когда та, вновь зевнув, задумчиво почесала плечо.

— Да. Пойду в душ, — ответила она, прошлепав босыми ногами к двери, даже не взглянув на Уилла, стоявшего с открытым ртом.

Только когда Дрейк щелкнул пальцами у Уилла перед носом, чтобы привлечь его внимание, мальчик сообразил, что во все глаза смотрит на Эллиот, и смутившись, поторопился отвести взгляд.

— Эй, я тут, — произнес Дрейк, уже настойчивее. У двери стояли два крепких на вид металлических сундука, и Уилл с Дрейком уселись на них, друг против друга. Хотя Уилл и не успел собраться с мыслями, он заговорил первым.

— Я… э-э-э… хотел поблагодарить вас за спасение Кэла. Я был не прав по отношению к вам и к Эллиот, — произнес он, бессознательно бросив взгляд в сторону двери, когда произнес имя девушки, хотя она уже давно вышла из комнаты.

— Нет проблем. — Дрейк небрежно махнул рукой. — Но меня не это сейчас волнует. Здесь что-то происходит, и я должен знать все то, что знаешь ты.

Этот вопрос несколько огорошил Уилла, и он недоумевающе взглянул на собеседника.

— Ты сам видел, что творят стигийцы. Они убивают вероотступников десятками.

— Убивают вероотступников, — повторил за ним Уилл и вздрогнул при воспоминании о казни, которую наблюдали они с Честером.

— Да. Должен признать, иных из них мне совсем не жалко, но мы и друзей теряем бешеными темпами. В прошлом стигийцы чаще всего оставляли нас в покое, кроме тех случаев, когда им надо было убить кого-то в отместку, если какой охотник переступал черту и пропадал один из патрульных. Теперь все не так; всех хотят извести под корень, и думаю, стигийцы не остановятся, пока жив хотя бы один из нас.

— Но зачем им и копролитов убивать? — спросил Уилл.

— Чтобы дать понять: им запрещено торговать с нами или оказывать какую-либо помощь. В любом случае, это не новость. Белые Воротнички периодически проводят селекцию, чтобы число копролитов не росло, — произнес Дрейк, потирая виски, словно этот вопрос сильно его беспокоил.

— Какую такую «селекцию»? — непонимающе спросил Уилл.

— Массовые убийства, — резко ответил Дрейк.

— Ох, — пробормотал Уилл.

— Нет сомнений, что стигийцы что-то задумали. Патрульные бродят вокруг целыми батальонами, и судя по тому, что мы видели, Белые Воротнички самого высокого ранга почти каждый день прибывают сюда на Вагонетном поезде, — нахмурился Дрейк. — Мы также узнали из надежного источника, что ученые, тут внизу, испытывают что-то на людях. Говорят, они построили тестовую лабораторию, хотя я ее пока еще не нашел. Ты что-то об этом слышал? — Дрейк сделал паузу, внимательно рассматривая Уилла яркими, голубыми глазами. — Ты ничего об этом не знаешь, а? — еще раз спросил он мальчика.

Уилл покачал головой.

— Ну, значит, мне необходимо знать все, что ты еще знаешь. Так кто ты все-таки такой?

— Э… ладно, — ответил Уилл, понятия не имея, с чего начать или что именно хочет от него услышать Дрейк.

Мальчик был полностью вымотан, каждая мышца у него болела, но Уилл был готов помогать Дрейку всеми возможными способами. Поэтому он начал подробный рассказ. Время от времени Дрейк перебивал его, чтобы задать тот или иной вопрос, и по мере того как Уилл продолжал, голос Дрейка становился чуть мягче, а его отношение к мальчику — почти отеческим.

Уилл рассказал, как его приемный отец, доктор Берроуз, заметил в Хайфилде группу людей, которые странно вели себя, и принялся сам расследовать происходящее. И как это расследование привело к тому, что он выкопал туннель и нашел вход в Колонию. Потом Уилл объяснил, как его отец добровольно сел на Вагонетный поезд, — мальчик сглотнул, чувствуя, как к горлу подступает ком.

— И теперь мой отец где-то здесь, внизу. Вы его не видели? — быстро спросил он.

— Нет, лично я не видел. — Дрейк поднял руку в ответ на очевидное смятение мальчика. — Но — не хочу давать тебе напрасных надежд — не так давно я говорил с охотником… — Дрейк помедлил.

— И? — нетерпеливо спросил Уилл, желая, чтобы тот продолжал.

— До него дошли слухи, что вокруг одного из поселений крутится какой-то посторонний. Причем это человек явно не колонист и не стигиец… он носит очки…

— Да? — Уилл выжидающе наклонился вперед.

— …и делает записи в тетради.

— Это папа! Точно он! — радостно воскликнул Уилл, засмеявшись от облегчения. — Вы должны отвести меня к нему.

— Не могу, — прямо ответил Дрейк.

Восторг Уилла немедленно сменился злостью и раздражением.

— Что значит — вы не можете? Вы должны! — принялся умолять мальчик, а затем, не в силах сдержать свой гнев, вскочил на ноги. — Это же мой папа! Вы должны показать мне, где он!

— Сядь, — твердо и решительно приказал Дрейк.

Уилл не двинулся с места.

— Я сказал, сядь… и успокойся, чтобы я мог договорить до конца.

Уилл медленно опустился обратно на сундук, тяжело дыша от охвативших его эмоций.

— Я же сказал, что не хочу давать тебе напрасных надежд. Охотник не рассказывал мне никаких подробностей о том, где этот человек находится, а ведь Глубокие Пещеры протянулись на много километров. В любом случае, из-за того, что устраивают тут Белые Воротнички, копролиты переносят свои поселения в другие места. Так что, скорее всего, и он с ними вместе переехал.

Некоторое время Уилл сидел молча.

— Но если это и правда папа, значит, с ним все в порядке? — спросил он в конце концов, ища взглядом глаза Дрейка, чтобы увидеть в них подтверждение своих слов. — Вы думаете, с ним все будет в порядке?

Дрейк задумчиво потер подбородок:

— Пока он не наткнется на расстрельную команду патрульных.

— Ох, слава богу, — произнес Уилл, на секунду закрыв глаза.

Даже если Дрейк и не мог сказать ему, где находится его приемный отец, Уилл был так рад новости о том, что тот жив, что у него открылось второе дыхание.

Он принялся рассказывать свою историю: как после того, как пропал доктор Берроуз, он попросил Честера о помощи и как они попали в Колонию. Он рассказал об их последующем пленении и жестоких допросах у стигийцев. А потом заговорил о своей первой встрече с настоящим братом и отцом, о том, как узнал, что был усыновлен и его приемные родители даже не подумали сказать ему об этом. Когда Уилл упомянул о своей настоящей матери и о том, что она была единственным человеком, которому когда-либо удавалось сбежать из Колонии и выжить, Дрейк вдруг перебил его:

— Имя? Как ее звали?

— Э-э-э… Джером. Сара Джером.

Дрейк тихо, резко вздохнул, и в проницательном взгляде этого человека вдруг что-то изменилось — в этом Уилл был уверен. Казалось, Дрейк взглянул на него по-новому.

— То есть ты хочешь сказать, что ты — ее сын, — произнес Дрейк. — Сын Сары Джером?

— Да, — подтвердил Уилл, удивленный реакцией Дрейка. — Как и Кэл, — бормоча, добавил он.

— А у твой матери есть брат…

Уилл не мог сказать, был ли это вопрос или утверждение.

— Да, у нее был брат, — ответил он. — Мой дядя Тэм.

— Тэм Маколей.

Уилл кивнул, впечатленный тем, что Дрейк знал это имя:

— Вы о нем слышали?

— Знаю о его репутации. Власть предержащие в Колонии не шибко его любили… считали его смутьяном, — ответил Дрейк. — Но ты сказал «был»? Что с ним случилось?

— Он погиб, помогая нам с Кэлом сбежать от стигийцев, — грустно ответил Уилл. Дрейк нахмурился, и мальчик продолжил рассказывать ему все, что знал о Ребекке и о том, как Тэм дрался и убил ее отца.

Дрейк присвистнул.

— Да, самый лакомый кусочек ты оставил напоследок, — произнес он и несколько секунд не мигая смотрел на Уилла. — Итак, — тихо произнес Дрейк, — вы взбесили стигийцев на самой верхней ступени их иерархии и, — на секунду он замолчал, — теперь за ваши головы назначена награда.

Уилла эти слова ошеломили, и он не знал, что ему ответить.

— Но… — начал он быстро и сбивчиво.

Дрейк его перебил:

— Они теперь ни за что не оставят вас на свободе. Сара стала чем-то вроде лидера, героиней для бунтарей в Колонии — и теперь так же будут смотреть и на тебя.

— На меня? — сглотнул Уилл.

— Ага, — сказал Дрейк. — На тебя знак надо клеить: «Опасно для жизни».

— Что вы хотите сказать?

— Хочу сказать, друг мой, что рядом с тобой находиться крайне опасно. — Дрейк выговаривал слова по буквам. — И это может быть еще одной причиной того, почему равнина кишмя кишит патрульными. — Затем, погрузившись в размышления, Дрейк уставился в пол. — А это придает всему происходящему совсем иную окраску.

— Почему? Нет, это все не из-за меня, этого просто не может быть, — с пеной у рта принялся протестовать Уилл. — Вы же знаете, как все в Колонии чертовски плохо…

— Нет, не знаю, — жестоко отрезал Дрейк, вздернув голову. — Я там давно уже не был.

— Ну, в любом случае, зачем им до сих пор меня преследовать? Чем я для них опасен?

— Смысл не в этом. Думаешь, можно просто не связываться с ними и тихо скрыться? — Дрейк фыркнул. — Стигийцы не придерживаются правила «живи и дай жить другим».

— Но вы говорили, что сюда постоянно прибывают важные стигийцы. Они бы не стали приезжать сюда только из-за меня, верно?

— Нет… тут ты прав. — Дрейк прищурил глаза, кивком выразив неопределенное согласие. — Может, они и хотят тебя уничтожить, но раз тут появилось все высшее командование и ученые, значит, стигийцы работают над чем-то очень серьезным. И что бы это ни было, оно для них особенно важно.

— Как вы думаете, что это? — спросил Уилл.

Его собеседник лишь покачал головой и ничего не ответил.

— Могу я вас кое о чем спросить? — решился Уилл, у которого все еще кружилась голова.

Дрейк кивнул.

— Гм… Честер думает, что вы — борец за свободу. Так и есть?

— Нет, ничего подобного. Я верхоземец, как и ты.

— Вы шутите! — воскликнул Уилл. — Как же вы?..

— Долгая история. Может, расскажу в другой раз, — ответил Дрейк. — Хочешь еще что-то узнать?

Уилл все пытался заставить себя задать вопрос, который давно уже зрел у него в голове.

— Почему… — начал он, но голос его дрогнул, словно мальчик спрашивал себя, не переступает ли он черту.

— Продолжай, — сказал Дрейк, сжав его руку.

— Почему… почему вы спасли Кэла? Зачем вы нам помогаете?

— Камень, который у тебя на шее, — как бы невзначай произнес Дрейк, словно стараясь не давать прямого ответа.

— Этот? — спросил Уилл, коснувшись зеленого нефритового кулона.

— Да, откуда он у тебя?

— От Тэма. — Потрогав кончиками пальцев три сходящиеся вместе линии, вырезанные на отполированной поверхности камешка, Уилл внимательно посмотрел на кулон. — Это означает что-то важное?

— В легендах повествуется о мифической расе, обитающей далеко внизу, на самом дне Скважины. Говорят, они лишь немногим моложе самой Земли. Я много раз видел этот символ прежде… на их разрушенных храмах. — Дрейк уставился на кулон, вновь погрузившись в молчание, причем Уилл чувствовал себя все более неловко.

Если бы Уилл не был так ужасно измотан, он бы немедленно задал Дрейку тысячу вопросов о Скважине и упомянутой им древней расе. Но сейчас все его мысли сосредоточились на более срочных проблемах. Смущенно ерзая на сундуке, мальчик наконец заговорил:

— Вы… э-э-э… все-таки мне не ответили… почему вы нам помогаете?

Дрейк взглянул на него и впервые за все это время искренне, широко улыбнулся. Такая улыбка казалось чуточку неуместной.

— А ты негодный маленький упрямец, а? Что-то твой приятель Честер не так настойчив. — Он откинулся назад с задумчивым выражением лица. — Там, где один ведет, другие следуют за ним, — проговорил он себе под нос.

— Что? — переспросил Уилл, не поняв, что сказал Дрейк.

— Что касается ответа на твой вопрос, — ответил Дрейк, выпрямившись, — здесь, внизу, жизнь тяжела, но даже если мы живем словно звери, это не значит, что мы утратили свою человечность. Тут есть вероотступники куда менее гостеприимные, чем мы с Эллиот, и которые убьют вас только ради ваших ботинок или же сохранят вам жизнь ради — как бы поточнее выразиться? — извращений. Много лет назад я спас Эллиот от похожей участи. — Он потер грудь, словно вспомнив о ране, полученной тогда. — Я бы не хотел, чтобы подобное случилось с кем-либо из вас.

— Ох, — выдохнул Уилл.

Дрейк снова вздохнул, медленно и глубоко:

— Вы с Честером не похожи на ходячие трупы, которых обычно отправляют в Изгнание из Колонии — вас не изуродовали, вас не пытали, ваш дух не сломили долгие годы служения. — Дрейк потер ладони друг о друга и продолжил: — Должен признать, я не рассчитывал на то, что придется взвалить вас троих на себя. — Он посмотрел Уиллу прямо в глаза. — Пока нужно посмотреть, как скоро твой брат придет в форму.

Несмотря на усталость, Уилл сразу понял намек.

— А ты, сынок, можешь стать серьезной проблемой, раз Белые Воротнички устроили на тебя охоту, — произнес Дрейк, зевнув. — Но прежде чем мы покинем равнину, мне нужно побольше выяснить о том, что задумали стигийцы. Это даст твоему брату время восстановить силы. Тем более, когда мы доберемся туда, куда собираемся, еще одна пара рук будет совсем не лишней.

Уилл кивнул.

— Тот факт, что ты — сын Сары Джером, да при этом еще и знаешь все ходы в Верхоземье, может нам очень пригодиться.

Уилл еще раз кивнул, но затем поинтересовался:

— Что вы имеете в виду?

— Ну, если верить моей интуиции, то, над чем работают стигийцы, может здорово испортить жизнь верхоземцам. И я не думаю, что ты или я сможем сидеть на месте и позволить им все это провернуть, верно? — Дрейк вопросительно поднял бровь, глядя на Уилла.

— Нет, конечно, нет! — вскричал Уилл.

— Так что ты скажешь? — многозначительно спросил его собеседник.

— Что?

— Ну, ты готов или нет? Ты присоединишься к нам?

Уилл растерянно закусил губу. Он был полностью выбит из седла — как предложением, которое сделал ему этот весьма внушительный человек, так и тем, что, возможно, Кэлу с ними вместе делать будет нечего. Что случится, если брат не поправится полностью? Дрейк попросту избавится от него?

Еще Уиллу очень хотелось знать, что произойдет, если патрульные и впрямь посланы сюда специально, чтобы выследить его. Если находиться рядом с Уиллом станет чересчур опасно, что тогда? Может, Дрейк попросту передаст его им? Но еще Уилл понимал, что сделает все возможное, чтобы остановить стигийцев. Так он отплатит им за смерть Тэма.

Выбора у мальчика не было, оставалось лишь принять приглашение Дрейка. Кроме того, они с Кэлом и Честером вряд ли способны куда бы то ни было добраться в одиночку, да еще когда патрульные шныряют вокруг, и уж точно не сейчас, когда его брат в таком состоянии.

Дрейк глядел на него, ожидая ответа, и Уилл знал, что не должен медлить — его могут неправильно понять. Что еще ему было делать, кроме как согласиться? К тому же этот человек, вероятно, поможет найти его приемного отца.

— Да, — сказал Уилл.


Они поговорили еще немного, после чего Дрейк отпустил Уилла в его комнату. Мальчик прошел по коридору и вошел туда, обнаружив, что Честер уже крепко спит на полу у постели, на которой вытянулся Кэл.

Усталость навалилась на Уилла с новой силой, и, выпив немного воды, мальчик свернулся на незанятой кровати и провалился в сон без сновидений.


Глава 23 | Глубже | Глава 25