home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 29

— На помощь! Кто-нибудь! Помогите! Здесь есть кто-нибудь?

«Да очнись же ты!.. На что это похоже?»

Резкий, неприятный голос звучал в голове у Уилла. Как ни старался мальчик заглушить его, голос не умолкал.

«Здесь никого нет на целые мили вокруг. Ты сам по себе, приятель», — продолжал голос.

— Помогите! На помощь! На помощь! — кричал Уилл, стараясь всеми силами не обращать внимания на внутренний голос.

«Чего ты ждешь?.. Что папочка выскочит из-за угла и укажет тебе дорогу домой? Доктор Берроуз — „суперпапочка“, который сам заблудился в лондонской подземке? Ну конечно!»

— Да провались ты! — хрипло огрызнулся Уилл на собственные мучительные сомнения, пока крик разносился по туннелям.

«Провались? Вот смешно! Сам-то ты разве под землю не провалился?» — упорствовал голос, будто точно знал, чем все обернется.

«Хуже уже некуда, — продолжал он. — Тебя пора списать со счетов».

Уилл, остановившись, потряс головой, отказываясь согласиться со сказанным. Должен быть какой-то выход.

Он открывал и закрывал глаза, пытаясь различить хоть что-то, но ничего не было видно. Даже в самую темную ночь на земле есть какой-то слабенький свет, а здесь царит абсолютная чернота. И она играет с тобой злую шутку, дает ложную надежду.

Мальчик медленно шел вдоль стены, ведя по ней рукой и чувствуя пальцами твердую поверхность, пока, не потеряв терпение, кинулся бежать. Нога зацепилась за что-то, и он кубарем полетел вперед, упал лицом в рыхлую землю и распластался, тяжело дыша.

Если бы Уилл позволил себе хорошенько задуматься о своем положении, то у него не хватило бы сил это вынести. Заблудиться на более чем на пятимильной, если Тэм не ошибался, глубине под землей — что может быть ужаснее?! По подсчетам Уилла, он бродил, оторвавшись от Дрейка и остальной группы, не менее суток. А может, и дольше, только мальчик понятия не имел, как следить за временем.

Каждая последующая секунда в этом вечном забвении была так же важна и пугающа, как предыдущая, и мальчику казалось, что позади него выстроились миллионы этих секунд. Он и вправду не имел ни малейшего представления, сколько пробыл в этих бесконечных туннелях, но раз в горле так невыносимо пересохло, значит, прошло не меньше двадцати четырех часов. Единственное, что Уилл знал точно, — ни разу в жизни его еще так сильно не мучила жажда.

Он встал, пытаясь нащупать стену. Но пальцы касались только теплого воздуха. Там, где он ожидал ее найти, стены не было. Мальчик тут же представил себя на краю огромной пропасти, и у него закружилась голова. Еще один неуверенный шаг. Пол какой-то неровный, но даже в этом больше нельзя было быть уверенным. Уилл дошел до того, что ему трудно было понять: это пол поднимается под углом или он сам стоит под углом к полу. Мальчик перестал доверять даже собственным ощущениям.

Еще сильнее закружилась голова, и подкатила тошнота. Он попытался восстановить равновесие, раскинув руки в стороны. Через несколько секунд, стараясь удержать это положение, словно кривобокое пугало, Уилл почувствовал себя немного уверенней. Сделал несколько осторожных шагов, но никакого намека на стену так и не появилось. Мальчик закричал, прислушиваясь к эху.

Он вышел в более открытое пространство — это Уилл понял по отражавшимся от стен звукам — наверное, попал на пересечение нескольких туннелей. Мальчик отчаянно старался подавить нараставшую панику: дышал он с присвистом, очень часто, а в ушах неровно стучал пульс. По телу прокатывались неослабевающие волны страха, вызывая непроизвольную дрожь, хотя Уилл не мог понять, холодно ему или жарко.

«Как так получилось?» Вопрос повис в воздухе, как трепещущая бабочка в невидимой паутине.

Собрав все свое мужество, мальчик сделал еще шаг. Стены так и не было. Хлопнув в ладоши, он прислушался к отраженному звуку. Эхо явно говорило о том, что он действительно попал в какую-то пещеру, по размерам большую, чем туннель, — оставалось лишь надеяться, что здесь, во тьме, его не поджидает бездна. Снова головокружение. «Где же стены? Я потерял эти чертовы стены!»

В нем поднялась волна гнева, мальчик так сильно стиснул зубы, что они заскрипели. Сжав кулаки, Уилл издал нечеловеческий вопль, нечто среднее между рычанием и визгом, но ни на то, ни на другое не похожий. Он попытался обуздать свои чувства и понял, что не в состоянии задушить гнев и презрение к самому себе.

«Идиот! ИДИОТ! ИДИОТ!»

Казалось, неприветливый голос в голове празднует победу, уничтожая в сердце всякую надежду, которая помогла бы Уиллу справиться. Он — глупец и заслуживает смерти. Уилл принялся винить других, особенно Честера и Эллиот, выкрикивал оскорбления в их адрес, обращаясь к немой пустоте вокруг, страстно желая кому-то навредить, причинить боль. Здесь, в черной неизвестности, он принялся лупить самого себя, молотя кулаками по бедрам. Потом стукнул по голове, и боль вызвала жгучую ясность, позволившую Уиллу прийти в чувство.

«НЕТ, Я СПОСОБЕН НА БОЛЬШЕЕ! Нужно идти дальше». Опустившись на четвереньки, он пополз, пробуя пальцами каждую выемку, каждую пустоту, вновь и вновь все проверяя, чтобы сослепу не упасть в расщелину. Уилл чего-то коснулся.

Стена! Со вздохом облегчения он потихоньку поднялся на ноги и, прижимаясь к ней, вновь отправился в утомительно медленный путь.


* * * | Глубже | * * *