home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 33

Кэл полностью сосредоточился на ходьбе и, когда поднял глаза, не сразу понял, что предстало перед его взором.

Они с Дрейком шли по самому краю Великой Равнины, но привычной шероховатой стены, которую Кэл ожидал увидеть, там не было.

На ее месте от земли до потолка пещеры поднималась гладкая на вид, отвесная стена. Будто весь пласт Великой Равнины просто запечатали. Стенка была слишком правильной, явно не природного происхождения, и уходила далеко в сумрак, насколько можно было разглядеть в приглушенном свете фонаря. Кэл так привык к неровной поверхности скальной стены, что был просто поражен.

Он подошел ближе, чтобы потрогать поверхность. Прочная, серая, но не такая ровная, как показалась вначале, вся в выбоинах, а кое-где не хватало крупных кусков — из таких дыр вниз тянулись красновато-коричневые следы.

Цемент. Огромная цементная стена — последнее, что он ожидал увидеть в этом богом забытом местечке. Кэл понял, насколько она огромна, когда они двигались вдоль нее еще минут двадцать, пока Дрейк не дал сигнал остановиться. Он указал на прямоугольный просвет в стене примерно в полутора метрах от земли. Наклонившись к Кэлу, он прошептал:

— Входной канал.

Кэл поднес фонарь, чтобы рассмотреть получше.

Но Дрейк ударил мальчика по руке.

— Дурак, не поднимай! Хочешь, чтобы нас заметили?

— Простите, — сказал Кэл, видя, как Дрейк просунул руку в темное отверстие.

Послышался приглушенный скрип, когда Дрейк, потянув за что-то, откинул люк из ржавого железа.

— Ты первый, — приказал Дрейк.

Кэл, заглянув в зловещую тьму, сглотнул.

— Хотите, чтоб я туда полез? — спросил он.

— Да! — рявкнул Дрейк. — Это Бункер. Он пустовал много лет. С тобой ничего не случится.

Кэл замотал головой:

— «Не случится»! Я не хочу, не хочу, — залепетал он.

Дрейк нахмурился, и Кэл без всякой охоты протиснулся в трубу и начал по ней ползти.

Свет от фонаря слабо освещал проход, мальчик метр за метром продвигался по сухому песку на дне трубы. Звук собственного дыхания был на удивление ясен и близок, и Кэлу совсем не нравилось находиться в замкнутом пространстве. «Попался, как крыса в водосточной трубе». Он часто останавливался, чтобы постучать тростью по стенам, проверяя, куда двигаться дальше. В такие моменты можно было дать отдых ноге, которая ужасно разболелась. Казалось, она вот-вот совсем откажет и мальчик застрянет в проходе.

И все же после каждой остановки Кэл вновь заставлял себя продолжать путь. Казалось, труба бесконечна.

— Какой толщины эти стены? — спросил он вслух.

Потом, когда Кэл снова остановился, чтобы прощупать дорогу впереди, конец его трости встретил лишь воздух. Мальчик продвинулся на дюйм вперед и попробовал снова. Ничего — значит, добрался до конца. Он инстинктивно понял это, ведь и воздух теперь пах по-другому. Сыростью, плесенью и многолетней пустотой.

Кэл ощупал выход и осторожно выбрался из трубы. Удачно приземлившись, он включил фонарь и обвел лучом пространство перед собой. И тут же чуть не вскрикнул: рядом появилась какая-то тень, и Кэл, приготовившись защищаться, поднял свою трость.

— Тише, — предупредила Эллиот, и он сразу почувствовал себя идиотом. Совсем забыл, что она, как всегда, шла первой, проверяя дорогу.

Дрейк, бесшумно спрыгнув из трубы, встал позади. Он слегка подтолкнул локтем Кэла, и без лишних слов все отправились дальше.

Поначалу они оказались в мрачной комнатушке, совершенно пустой, не считая луж стоячей воды на полу, но теперь осторожно входили в более просторное помещение, и их шаги отзывались коротким эхом, когда они ступали по полу, застеленному линолеумом или каким-то похожим покрытием. Светлый материал, наверное, когда-то был белым, но сейчас был весь исчерчен полосами грязи и запачкан гниющим мусором, издающим едкий запах.

Кэл с Дрейком задержались позади, а Эллиот пошла вперед, на разведку. В свете фонаря Кэла было видно, что они оказались в довольно длинной комнате.

У одной стены стоял письменный стол, а сами стены были покрыты серо-бурыми потеками сырости и беспорядочно разросшейся плесенью — скопления грибков напоминали небольшие круглые выступы. Неподалеку от того места, где ждал Кэл, висели полки с полуистлевшими бумагами и документами. От воды бумага превратилась в текучую аморфную массу. Она капала с полки, образуя на полу жесткие на ощупь холмики из папье-маше.

Откликнувшись на сигнал Эллиот, Дрейк шепотом приказал Кэлу двигаться дальше, и они выскользнули из двери в узкий коридор. Сначала Кэл принял неясный отблеск, исходящий от стен по обеим сторонам коридора, за влагу, но потом понял, что идет меж массивных стеклянных резервуаров непонятного назначения. Свет от фонарика не проникал глубоко за покрытое черными водорослями стекло, но там, где удавалось что-то увидеть, луч наталкивался на самые гротескные силуэты, плавающие в толще воды. Вдруг Кэлу показалось, что он мельком увидел в воде собственное отражение. Но потом пригляделся, и его пробрала дрожь. Нет! Это вовсе не его отражение! К стеклу прижималось обескровленное лицо с пустыми глазницами и искаженными чертами, словно кто-то его проел. Мальчик вздрогнул и быстро ушел вперед, не решившись посмотреть туда еще раз.

Завернув за угол в конце коридора и миновав последний резервуар, они обнаружили, что путь заблокирован массивными плитами разбитого бетона. Потолок и стены обрушились. Но не успел Кэл подумать, что придется им пойти назад, как Дрейк повел его в темный угол, чуть в стороне, где провалившаяся крыша нависла над подобием лестничного пролета. Лестницу обрамляли искривленные, деформированные перила. Протиснувшись под плиту, они поползли по осыпающимся ступенькам вниз, где ждала Эллиот.

Смрад разложения, встретивший их внизу, был не из приятных. Кэл думал, что они достигли нижнего уровня, но Эллиот, сделав еще несколько шагов, вошла в черную воду. Кэл заколебался было, но Дрейк резко толкнул его в спину, и мальчик неохотно погрузился туда же. Теплая вода дошла до подбородка. На потревоженной их движениями глади закружилась радужная масляная пленка. Над головой виднелись звезды плесневых наростов, такие толстые и многочисленные, что порой они нарастали один на другой, словно кораллы на коралловом рифе.

С грибков свисали тончайшие нити, поблескивающие в свете фонаря Кэла, как миллионы паутинок. Но вонь была настолько сильной, что Кэл не выдержал и закашлялся, хотя знал, что шум разозлит Дрейка. Мальчик постарался задержать дыхание, но в конце концов Кэлу все же пришлось втянуть миазмы в легкие. Горло сжалось, и он опять разразился кашлем.

Стараясь сдержаться, Кэл глянул в воду. К своему ужасу он ясно увидел: под поверхностью что-то движется. Мальчик почувствовал, как что-то обвилось вокруг икры. И сдавило.

— О господи! — захлебнулся он в крике и, обезумев от страха, попытался выскочить из воды.

— Стой! — прогремел голос Дрейка, но Кэл не послушался.

— Нет! — громко крикнул он. — Я выхожу.

Вырвавшись вперед, он увидел, как Эллиот поднимается по ступенькам перед ним. Он нагнал ее и вцепился в шаткий железный поручень, согнувшийся под его весом. Мальчику удалось выбраться из зловонной воды. Оступаясь и падая, он взобрался по ступенькам, ударяя тростью по стенам, в отчаянии стремясь выбраться на свежий воздух, как вдруг его за плечо схватила чья-то рука. Больно сжав ключицу, остановила и развернула.

— Больше чтоб таких номеров не откалывал! — глухо прорычал Дрейк.

Его лицо было всего в нескольких дюймах от Кэла, незакрытый линзой глаз горел яростью. Он толкнул перепуганного мальчика к стене, все еще держа за плечо.

— Но там… — начал объяснять Кэл.

От вони и страха у него кружилась голова.

— Мне плевать. От одной глупости тут, внизу, мы все можем погибнуть… только и всего, — сказал Дрейк. — Я понятно говорю?

Кэл кивнул, изо всех стараясь не кашлять, пока Дрейк снова толкал его вперед. Они попали в другой коридор, где потолок был гораздо выше, чем в крошечном, узком проходе, который они только что миновали. Земля была влажной, и под ботинками Кэла то и дело что-то скрипело и трескалось, словно он ступал по стеклу.

Вскоре они пошли мимо выходов, ответвлявшихся с обеих сторон этой странной галереи. Ненадолго зайдя в один из них, они быстро свернули в более просторное помещение. Хотя Кэл мало что мог увидеть в темноте, казалось, оно поделено на более мелкие отсеки; лабиринт из толстых бетонных плит доходил примерно до середины высоты потолка, образовывая целую серию закутков. У входов в такие закутки на земле лежали груды булыжников и кучи чего-то, похожего на проржавевший металл.

— Что это за место? — спросил Кэл, осмелившись нарушить тишину.

— Питомники.

— Питомники… для кого? Для животных? — сказал Кэл.

— Нет, не для животных. Для копролитов. Стигийцы выращивали их, чтобы использовать в качестве рабов, — медленно ответил Дрейк. — Они построили этот комплекс много веков назад.

Он поторопил Кэла прежде, чем тот успел спросить что-нибудь еще, толкнув его в тамбур поменьше. Тот походил на больничную палату. Стены и пол были покрыты белыми кафельными плитками, за многие годы утратившими цвет от грязи и сырости, а у входа были беспорядочно составлены в огромную кучу кровати, словно кто-то собирался их вынести, но ему не дали закончить работу. Самым странным в этих кроватях был размер — все они, без исключения, были маленькими, в них бы и человек размером с Кэла не уместился, не говоря уж о взрослом.

— Это что, детские кроватки? — громко спросил мальчик, увидев ещё кое-что.

Над миниатюрными кроватями были укреплены круглые металлические клетки из осыпающегося, ржавого железа, большинство из которых были закрыты. Ничто не указывало на то, кто был первоначально заключен в эти клетки, сохранились лишь остатки полусгнивших соломенных тюфяков.

— Но это же не для детей? — спросил Кэл.

Он был в ужасе — словно увидел детскую больничную палату из ночного кошмара.

— Для детей копролитов, — ответил Дрейк, когда они нагнали Эллиот.

Она толкнула двустворчатые двери, одна из которых держалась на одной-единственной петле и громко заскрипела, придя в движение. Эллиот поспешила придержать ее.

Кэл с Дрейком последовали за девушкой в смежный коридор, где выстроились в ряд покоробившиеся полки. На них лежали разнообразные непонятные, таинственные с виду приспособления, изъеденные ржавчиной, которая придала им мутно-коричневый цвет, либо покрытые характерным для меди зеленым налетом. Внимание Кэла привлек стоящий на полу механизм со сгнившими мехами и четырьмя стеклянными цилиндрами сверху. Рядом с ним стояло нечто похожее на ножной насос.

Подняв глаза, мальчик заметил деревянный стеллаж, набитый всевозможными остро заточенными инструментами, многие из которых заржавели на своих полках. А рядом висела таблица. Хоть она и была сильно повреждена плесенью, Кэл все же сумел разглядеть схематичные картинки и причудливые письмена, но что они означают, не понимал совершенно.

Шлепая по лужам мутной воды, они прошли еще несколько узких коридоров. Там было пусто, только по потолкам тянулись многочисленные широкие трубы, с которых свисали старая изоляция и космы паутины.

Затем все трое свернули в какую-то комнату. Помещение в форме буквы «Г» было от пола до потолка заставлено крупными стеклянными цилиндрами, некоторые достигали метра в диаметре. Пока Дрейк с Кэлом ждали сигнала от Эллиот, что можно двигаться дальше, внимание мальчика привлекло нечто в одном из ближайших к нему сосудов.

Сначала он не понял, что там, но, приглядевшись, увидел, что перед ним человеческая голова в поперечном сечении. Череп от макушки до самого низа головы был разрезан, был виден мозг и все остальное. Но выглядела голова как-то ненатурально — трудно было представить, что когда-то она принадлежала человеку. Кэл неосмотрительно наклонился, чтобы взглянуть на сосуд с другой стороны. Свет от фонаря проник сквозь желтоватую жидкость, в которую была погружена голова, и мальчик вдруг увидел единственный, широко раскрытый глаз и темную щетину на обескровленной коже человека, словно он не успел побриться в свое последнее утро.

Кэл ахнул. Значит, она все-таки настоящая.

Голова выглядела настолько омерзительно, что он без промедления отвернулся, но тут взгляд мальчика наткнулся на не менее жуткие вещи в других сосудах. Там плавали зверски изуродованные эмбрионы, целые или же частично препарированные. И несколько полностью сохранившихся трупов малышей были навек прикручены проволокой к стеклянным пластинам в различных позах. Кэл увидел одного, сосавшего палец. Если бы не почти прозрачная кожа, через которую просвечивали крошечные голубые вены, то можно было подумать, что он просто спит — таким живым выглядел ребенок.

Они тихо двинулись в другое помещение — в восьмиугольную комнату, в самом центре которой возвышался большой стол. Его охватывали ржавые металлические обручи, явно предназначенные для того, чтобы удерживать жертву на месте.

— Мясники! — проворчал Дрейк, когда Кэл мельком взглянул на разбросанные в пыли инструменты и осколки разбитого стекла на полу.

Там валялись скальпели, массивные щипцы и другие причудливые медицинские инструменты.

— О нет, — не выдержал Кэл, не в силах совладать с нараставшей внутри дрожью.

Хоть в этой комнате и не было никаких жутких препарированных трупов, вроде тех, что он только что видел, в воздухе витало нечто кошмарное и зловещее. Словно эхо боли и страданий, витавших в этих стенах много лет назад, никак не могло умолкнуть.

— Это место полно призраков, — сказал Дрейк, сочувствуя тому, что испытывает Кэл.

— Да, — ответил мальчик, содрогаясь.

— Не волнуйся, мы здесь не станем задерживаться, — заверил его Дрейк, и они пробрались в больший коридор — он походил на предыдущий, только стены были скошены под странным углом.

Группа шла по нему, пока Дрейк не приказал всем остановиться. Кэл услышал, что отзвуки шагов стали какими-то другими, и опять по лицу пробежал легкий ветерок, — он предположил, что они дошли до противоположного конца Бункера. Тяжело опираясь на трость, он дал ноге возможность отдохнуть, стараясь не думать о только что увиденном.

Дрейк прислушался, вглядываясь в темноту через линзу, и уменьшил свет шахтерского фонаря. Перед ними была естественная пещера. Круглая, метров тридцать в диаметре, с неровной каменистой поверхностью. Кэл насчитал не менее десяти лавовых труб, ведущих из нее в различных направлениях.

— Спрячься в одну из них, Кэл, — прошептал Дрейк, не глядя указав на трубы.

Эллиот осталась позади, затаившись у выхода из Бункера.

Дрейк заметил, что Кэл не последовал его приказу.

— Не останавливайся, слышишь?

Мальчик, застонав, сделал несколько неохотных шагов.

— Мы с Эллиот разделимся и поищем Уилла, а ты подежурь тут. Есть шанс, что он направился именно сюда, — объяснил Дрейк, тихо добавив: — Если уже тут не проходил.

Кэл успел пройти совсем немного, когда позади услышал шиканье. Он остановился. Эллиот направила винтовку в сторону выхода.

Дрейк замер, но не повернулся в ее сторону.

— Назад! — шепотом крикнула Эллиот Кэлу, не отрывая взгляд от прицела.

— Я? — спросил Кэл.

— Да, — подтвердила она, еще раз оглядев площадку перед ними через прицел.

Не представляя, что происходит, Кэл отступил назад, к Эллиот, которая, мгновенно убрав руку с винтовки, сунула ему пару тонких огневых ружей. Он взял их, совершенно сбитый с толку внезапным изменением в плане Дрейка, и пошел дальше по коридору, вслед за Эллиот, пригибаясь к земле.

В проеме выхода он еще мог видеть Дрейка, неподвижно стоявшего на открытой площадке, только куртка развевалась от легкого ветерка. Он не потушил шахтерский фонарь, и хотя свет был неярким, луч все же выхватывал из темноты крупные валуны и скальные выступы вокруг него, отбрасывая резкие тени на стены. Но вблизи ничего не шевелилось.

— Что-то случилось? — тихо спросил Дрейк Эллиот.

— Да, — медленно сказала она. — У меня дурное предчувствие.

В голосе звучала убийственная серьезность, и девушка, вжавшись щекой в ствол винтовки, вся напряглась. Она переводила дуло винтовки от одного выхода из туннеля к другому. Одним быстрым движением отстегнула с пояса еще несколько огневых ружей и положила на землю рядом с собой.

Кэл изо всех сил вглядывался в темноту, не понимая, из-за чего такое беспокойство. За спиной Дрейка никакого движения. Он ничего не понимал.

Секунды шли одна за другой.

Было так тихо, что Кэл понемногу начал расслабляться. Он ничего не видел. И был уверен, что тревога ложная, а Эллиот с Дрейком перестраховываются. Нога болела, и он немного поменял положение, думая, как хорошо было бы сейчас встать в полный рост.

Дрейк повернулся к Эллиот.

— Слушай, слушай меня… у двери невидимка, — громко проговорил он, даже не стараясь говорить тише.

— Передай, что я не вижу его, — ответила Эллиот шепотом.

Быстро рассмотрев в прицел вход в другой туннель, она наконец перевела винтовку обратно, в сторону Дрейка.

— Да, — пробормотала она, кивнув и продолжая смотреть на него через оптический прибор. — Это я должна была там быть. Я, а не ты.

— Нет, так лучше, — сказал Дрейк как ни в чем не бывало и отвернулся.

— Прощай, — выдавила она.

Прошло несколько долгих, как вечность, секунд, а потом Дрейк ответил.

— Пока, Эллиот, — произнес он, сделав шаг назад.

Через мгновение наступил ад.

Из лавовых труб с поднятым оружием высыпали патрульные. Они двигались, словно рой саранчи. Казалось, тусклая серость их темных масок и длинных защитных плащей потоком выливается из темной пустоты лавовых выходов, словно и они были продолжением самих теней. Патрульных было столько, что сразу не сосчитать, и они тут же начали выстраиваться полукругом, заслоняя выходы из лавовых труб.

— БРОСАЙТЕ ОРУЖИЕ! — приказал резкий, пронзительный голос.

— СДАВАЙТЕСЬ! — раздалось с другого конца.

И все как один патрульные двинулись вперед.

У Кэла сердце остановилось в груди. Дрейк почему-то не нырнул в укрытие, а остался стоять на прежнем месте. Потом сделал шаг назад.

Раздался выстрел, и Кэл увидел, как лопнула ткань на плече Дрейка, словно под ней взорвался крошечный снаряд. Эллиот ответила быстрыми залпами, с неимоверной скоростью передергивая затвор винтовки. Кэл видел, как некоторые стигийцы отлетали назад, другие оседали наземь там же, где стояли. Но они почему-то не открывали ответный огонь.

Дрейк неожиданно пригнулся. Сначала Кэл подумал, что в него опять попали, но затем увидел у него в руках огневой миномет. Дрейк ударил его основанием о камень, и из дула извергнулся огонь. Несколько патрульных, наступавших полукругом, в буквальном смысле исчезли с лица земли. Там, где они стояли, рассеивались клочья дыма — взрыв бесследно уничтожил их. Отовсюду доносились хрипы, стоны и крики. Но патрульные все равно продолжали наступать и теперь открыли огонь по Эллиот.

Кэл бросился глубже в коридор, подальше от входа, крепко сжимая огневые ружья в потной ладони. В голове билась единственная мысль — уйти как можно дальше. Каким угодно способом.

Потом мальчику показалось, что сквозь клубы дыма он видит Дрейка. Шатаясь, тот прошел несколько шагов и упал. Больше Кэл ничего не видел, так как в этот момент Эллиот, схватив его за руку, понеслась прочь. Она все бежала и бежала, увлекая его за собой, так быстро, что он едва не падал. Они пробежали пару сотен метров прежде, чем Эллиот втащила Кэла в какую-то комнату.

— Заткни уши! — крикнула она.

Почти сразу же раздался взрыв, потрясший все до основания. И хоть они и спрятались, ударная волна сбила их с ног. Огненный шар взрыва и взлетевшие осколки бетона прокатились по коридору, миновав дверной проем. Кэл понял, что Эллиот, уходя, подпалила несколько зарядов. Поднятый взрывом мусор еще не успел улечься, а она уже поднялась и рванула с Кэлом в вихрь пыли. Крошечные горящие кусочки обугливались на лету и падали в лужи воды под ногами.

Они неслись сквозь плотные клубы удушающего дыма, вставшего стеной на пути. Эллиот толкнула Кэла в сторону и припала на одно колено. Дернула затвор. Патрульный шел прямо на нее, подняв винтовку. Она без колебаний нажала на спусковой крючок. Дуло выплюнуло огонь, и вспышка осветила изумленное лицо патрульного. Пуля попала в шею. Голова его упала на грудь, и патрульный исчез из виду во вздымающейся пыли. Эллиот уже вскочила на ноги.

— Бежим! — крикнула она Кэлу, указывая в коридор.

Перед ними вынырнула еще одна тень. Все еще прижимая винтовку к бедру, Эллиот оттянула спусковой крючок. Раздался глухой щелчок.

— О господи! — выкрикнул Кэл, видя, как выражение убийственной сосредоточенности на лице стигийца сменяется торжеством. Тот был уверен, что взял их тепленькими.

Кэл беспомощно вскинул свою трость, словно собирался ею отбиваться. Но Эллиот в мгновение ока, бросив винтовку, схватила Кэла за руку и направила огневые ружья, которые он держал, на приближающегося патрульного. И спустила крючки.

Кэл почувствовал отдачу и сильный жар, когда оба ружья выстрелили в упор.

На результат он смотреть не смог. Патрульный даже не успел вскрикнуть. Кэл словно прирос к месту, все еще сжимая дымящиеся стволы потной, дрожащей рукой.

Эллиот, выдергивавшая что-то из своего рюкзака, прикрикнула на мальчика. Но Кэл не воспринимал ее слова. Он оцепенел от страха. Девушка с такой силой залепила ему пощечину, что клацнули зубы. От боли мальчик вернулся к действительности и в этот момент увидел, как она метнула заряд в коридор, куда, как он раньше думал, они собирались бежать. Кэл не понимал, что она делает. Как же теперь убегать, если она заблокирует путь к спасению?

— Найди какое-нибудь укрытие, придурок! — рявкнула Эллиот на него, пихнув через проход.

Он упал в дверной проем по ту сторону коридора.

Взрыв на этот раз оказался слабее, и они без промедления рванули вперед, по тому отсеку коридора, где произошел взрыв. Кэл споткнулся обо что-то мягкое — он, не глядя, понял, что это мертвое тело, — но был благодарен повисшей в воздухе пыли, которая скрыла последствия взрыва.

Время словно обратилось в ничто. Секунды больше не существовали. Тело диктовало, что делать, без участия разума, заставляя Кэла бежать. Просто нужно было спастись — лишь это имело значение — им управляла какая-то инстинктивная, первобытная сила.

Он еще не успел ничего понять, как они оказались в операционной со страшным столом в центре. Эллиот швырнула за их спины цилиндрический снаряд. Запал, видимо, был коротким, потому что не успели они пробежать и половину следующей комнаты, как их накрыла взрывная волна.

К ужасу Кэла, из-за нее лопнули сосуды с образцами. Их содержимое выплеснулось, как мертвая рыба, а воздух наполнился резким запахом формальдегида. Кэл бросил взгляд на разрезанную голову, катящуюся по полу к его ногам: половина рта криво скалилась на него, а пол-языка безобразно вывалилось наружу. Кэл перепрыгнул через нее, догоняя Эллиот, выбежавшую из комнаты, и они помчались по следующим коридорам. Повернув несколько раз налево, а затем — направо, Эллиот резко остановилась, хотя пыль и дым здесь были совсем не такими густыми, и растерянно оглянулась.

— Черт, черт, черт! — разразилась она ругательствами.

— Что? — запыхавшись, спросил он, чуть не повисая на ней, потому что полностью потерял ориентацию и выдохся.

— ЧЕРТ! Не та дорога! Назад… придется повернуть назад!

Они спешно вернулись по нескольким проходам, а потом Эллиот, притормозив, заглянула в соседний коридор. Кэл заметил тревогу в ее глазах.

— Кажется, этот, — неуверенно пробормотала она. — Господи, надеюсь, что…

— Точно? — поспешно переспросил он. — Я не узнаю…

Эллиот толкнула какую-то дверь. Мальчик пошел следом, да так близко, что налетел на нее, когда она остановилась.

Кэл заморгал и прикрыл лицо. Оба окунулись в свет.

Они оказались в белой комнате около двадцати метров в длину и десяти в ширину.

Поразительно.

Там царила мертвая тишина.

Это помещение оказалось самым странным из всего, что увидел Кэл в Бункере. Без единого пятнышка, с девственно чистым белым кафельным полом и свежевыбеленным потолком, по центру которого висела длинная цепь светосфер.

По обеим сторонам комнаты тянулись отполированные железные двери, и Эллиот, уже подошедшая к ближайшей, пыталась разглядеть, что за ней, через смотровое окошко в верхней части. Затем двинулась к следующей. На всех дверях виднелись большие метки, густо намалеванные черной краской, которая растеклась по отполированному металлу.

— Я вижу тела, — сказала она. — Значит, это карантинная зона.

Но это были не просто тела. Кэл, заглянув сам, увидел, что на полу за дверьми лежали трупы, по двое, а в некоторых камерах — по трое. С момента их смерти явно прошло какое-то время — тела уже начали разлагаться. Было видно, как из них сочилась прозрачная желеобразная жидкость с желто-красными вкраплениями, растекаясь лужицами по строгим белым плиткам.

— Некоторые похожи на колонистов, — сказал Кэл, заметив, как они одеты.

— А некоторые — на вероотступников, — ответила Эллиот напряженным голосом.

— Кто это сделал? Кто их убил? — спросил Кэл.

— Стигийцы, — отозвалась она.

Упоминание о них мгновенно напомнило Кэлу о серьезности ситуации, в которой они пребывали, и он запаниковал.

— У нас на это нет времени! — выкрикнул он, пытаясь увести девушку назад к двери.

— Нет, стой, — возразила Эллиот.

Она хмурилась, но не отталкивала его.

— Нельзя нам тут болтаться! Они будут нас преследовать… — взволнованно произнес Кэл, понимая, что теперь их роли переменились и уже Эллиот тормозит их движение на пути к спасению.

— Нет, это важно. Камеры опечатаны! — сказала Эллиот, рассматривая края одной двери.

По всем четырем сторонам дверей проходили широкие, недавно сделанные сварные швы, и никаких ручек или приспособлений для открывания видно не было.

— Разве не видишь, что это, Кэл? Экспериментальный отдел, мы о нем слышали, — здесь стигийцы разрабатывали новые виды оружия!

Кэл стоял прямо за Эллиот, когда она подошла к следующей камере, и заметил, что дверь не окрашена. Эллиот заглянула внутрь, и тут к стеклу с другой стороны кинулся какой-то человек. Глаза у него были налиты кровью и опухли. Мужчина пребывал в состоянии крайней паники. Вся его кожа была покрыта красными нарывами, щеки ввалились. Он что-то кричал, но сквозь стекло расслышать его было невозможно.

Человек слабо замолотил по стеклу кулаками, но до них опять не донеслось ни звука. Остановился, пронзая их взглядом обезумевших глаз.

— Я его знаю, — хрипло промолвила Эллиот. — Он один из нас.

Лицо у него было худое, как у мертвеца, словно он долго голодал. Человек медленно водил губами, словно пытаясь что-то сообщить Эллиот.

— Эллиот! — взмолился Кэл. — Забудь, слышишь? Нам нужно уходить!

Она провела пальцами по шву, который тянулся по краю двери толстым слоем, раздумывая, сможет ли вскрыть дверь, выстрелив в нее. Но в то же время понимала, что времени на попытку нет. Все, что она могла — беспомощно пожать плечами.

— Идем, — поторопил Кэл, а потом пронзительно крикнул: — Сейчас же!

— Хорошо, — согласилась она и, повернувшись на каблуках, бросилась к двери, через которую они вошли.

Выскочив из нее, они сразу же вернулись назад, в полутемный мир Бункера, где их окружил заполненный пылью воздух. Пока глаза привыкали к темноте после больничной яркости той странной комнаты, они продолжали бежать по коридору туда, куда первоначально повела Кэла Эллиот.

— Держись ближе, — прошептала она, пробираясь вперед.

Пройдя совсем немного, девушка остановилась.

— Ну же, ну! Куда? — слышал Кэл ее быстрое бормотание.

— Должно быть, сюда, — решила она.

Миновав еще несколько коридоров, они оказались в небольшом холле с двумя дверьми по обеим сторонам. Эллиот на долю секунды остановилась посередине, крепко зажмурившись.

К этому моменту Кэл утратил всякую веру в то, что она сможет вывести их в безопасное место. Но высказать свои сомнения он не успел — неподалеку послышался лязг. Одну дверь пытались взломать — патрульные приближались.

Эллиот открыла глаза.

— Вот эта! — крикнула она, выбрав дверь. — Мы на пути к дому!

Сделав несколько поворотов налево и направо, скользя и съезжая вниз по лестнице, оба оказались в полузатопленном подвальном коридоре. На этот раз Кэл без всякого колебания окунулся в стоячую воду, и не прошло и минуты, как он уже вскарабкался по лестнице на противоположной стороне. Он заметил, что Эллиот задержалась, устанавливая порядочного размера снаряд на другой лестнице, как раз над уровнем воды. Сделав это, она догнала Кэла, и только они успели пролезть под рухнувшими бетонными плитами, как раздался взрыв.

Все вокруг сотряслось, сверху обрушилась лавина пыли. Раздался сильный грохот, перешедший в зловещий скрежет. Все, казалось, пришло в движение. Огромные куски бетона падали вниз, отчего во все стороны разлетались вода и пыль, блокируя пройденный путь.

— Чуть не попались, — сказала, задыхаясь, Эллиот, когда они ворвались в комнату, где пол был застелен линолеумом, и залезли в трубу, выбираясь из Бункера.

Выглянув из лаза, Кэл спрыгнул на землю на Великой Равнине, с возгласом облегчения. Эллиот помогла ему подняться и пошла вдоль бетонной стены, возвращаясь по пути, по которому они пришли.

Несколько пуль с щелканьем попали в стену рядом с ними.

— Снайперы! — завопила Эллиот, так быстро бросив что-то через плечо, что Кэл не успел разглядеть этот предмет.

Что-то взорвалось, и оттуда вырвалась струя стелющегося дыма, клочьями нависшего над землей. Эллиот применила его для защиты от ружейного огня. Несмотря на то что случайные пули порой еще пролетали где-то рядом, прицелиться снайперам больше не удавалось.

Кэл и Эллиот помчались дальше, пока не повернули в лавовую трубу, ведущую прочь с Великой Равнины. Через несколько метров Эллиот крикнула Кэлу, чтобы он бежал дальше, а сама остановилась и подожгла шнур еще одного снаряда. Подгонять мальчика не требовалось. Кэл был в таком состоянии, что едва замечал боль в ноге.

Когда Эллиот догнала его, взрыв сзади, казалось, приподнял их в воздух и понес дальше. Они все бежали, не останавливаясь.


Уилл не знал, сколько проспал, но вдруг кто-то грубо разбудил его нетерпеливым окриком. Голова ужасно болела, кровь стучала в висках.

— ВСТАВАЙ!

— А?.. — пролепетал Уилл. — Кто здесь?..

Он сонно моргал, стараясь разглядеть нечеткие фигуры. Перед ним стояли Эллиот с Кэлом.

— Вставай! — грубо приказала Эллиот и пнула его ногой.

Уилл попытался встать, как она велела, но рухнул назад. Охваченный дрожью и смятением, он никак не мог привести в порядок путавшиеся мысли. Взглянул Эллиот в лицо. Хоть оно и было черно от грязи, все же было видно, что девушка ничуть не рада снова его видеть. А он-то думал, что она и Дрейк будут поздравлять его с возвращением, восхищаться его мужеством.

Наверное, они злятся на то, что он отделился от группы, хоть Уилл и старался убедить себя, что это была не его ошибка. Быть может, он опять нарушил какое-то из их правил. Вытирая покрасневшие глаза, куда попали кристаллики соли, Уилл еще раз посмотрел на девушку. Более мрачного выражения и представить было нельзя.

— Я… я не… сколько я?.. — невнятно бормотал он, только сейчас заметив, что и Кэл столь же мрачен.

И еще разглядел, что с них обоих течет вода и от обоих несет химикатами.

Позади них завозился Честер, в спешке неловко убирая контейнеры с едой в рюкзак.

— Он попался, — сказал Кэл, его грудная клетка тяжело вздымалась, он демонстративно тряс тростью в воздухе. — Дрейк попался патрульным!

Честер замер от этих слов. Уилл, не веря в случившееся, замотал головой и взглянул на Эллиот для подтверждения сказанного. Не требовалось особо рассматривать ссадины у нее на щеке или кровь, текущую из глубокой борозды на виске, чтобы понять, что его брат говорит правду. Достаточно было заглянуть в ее сузившиеся глаза, сверкавшие яростью.

— Но… как?.. — потрясенно выговорил Уилл.

Эллиот развернулась и направилась к подземному морю, возле которого Уилл провел столько времени.


* * * | Глубже | Глава 34