home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 43

— Гребите одновременно. — Эллиот подгоняла Честера и Уилла, едва они снова взялись за весла и опять в разнобой.

— А куда именно мы направляемся? — спросил ее Кэл. — Ты сказала, что отведешь нас в безопасное место.

Уилл не рассчитал, и весло своей кромкой с громким всплеском проехалось по воде. Эллиот ничего не ответила, и Кэл продолжил:

— Мы хотим знать, куда ты нас ведешь. Имеем право, — настаивал он. Мальчик явно злился. Уилл был уверен, что Кэл так раздражен из-за больной ноги.

Эллиот оторвалась от винтовки.

— Мы затеряемся в Землеречье. Если сможем туда добраться. — Девушка немного помолчала. — Белые Воротнички не смогут там нас найти.

— Почему? — Уилл хрипел от натуги, налегая на весла.

— Потому что там… там одно большое, бесконечное болото…

Ее слова звучали неубедительно, словно она сама до конца не верила в то, что говорила, и это, в свою очередь, не внушало мальчикам уверенности, ведь они во всем полагались на ее слова.

— Никто в здравом уме никогда туда не сунется, — продолжила Эллиот. — Мы затаимся, пока стигийцы не сочтут нас мертвыми.

— Это Землеречье — оно еще глубже? Ниже, чем мы сейчас? — спросил Кэл, прежде чем Уилл успел открыть рот.

Девушка помотала головой.

— Нет, оно — продолжение Великой Равнины. Мы еще называем эти земли Стоками. Некоторые из пограничных территорий очень опасны из-за горячих участков… Дрейк никогда не позволял нам проводить там больше нескольких дней. На какое-то время это сойдет, потом я отведу вас на другие земли Стоков. На той территории будет легче выжить.

Некоторое время мальчики молчали, каждый погруженный в свои мысли. Ее слова «На той территории будет легче выжить» не звучали заманчиво и понятно, особенно из уст Эллиот; но здесь и сейчас никто из них не испытывал желания узнать подробности.

Вдруг до них донесся звук потревоженной воды, но он отличался от прежних всплесков, вызванных выстрелами.

— Только не патрульные, — вырвалось у Честера, как только они с Уиллом перестали грести.

— Нет… сидите тихо… очень тихо, — прошептала Эллиот.

Раздался еще один сильный всплеск, вода вокруг них заколыхалась и покрылась рябью, словно нечто огромное всплывало на поверхность. Днище проскрежетало, задев обо что-то, и лодка сильно качнулась, мотнув своих пассажиров из стороны в сторону. Через несколько секунд все успокоилось.

— Уф! — выдохнула девушка.

— Что?.. — выпалил Честер.

— Левиафан, — спокойно ответила Эллиот.

Уилл недоверчиво хмыкнул, но девушка его тотчас осадила:

— Нет времени на объяснения… просто заткнитесь и гребите. — Нас влечет течением прямо к водоворотам, которые всего в двух милях к востоку.

Девушка показала пальцем куда-то за правый борт, в противоположном направлении от того места, где, по предположению Уилла, находился берег.

— И если вы не хотите посмотреть на них поближе, а это не лучшая идея, то вам двоим стоит приналечь на весла и держаться прежнего курса.

— Есть, капитан, — тихо буркнул Уилл, и весь его восторг от морского путешествия испарился.

После нескольких часов изнуряющей гребли девушка снова приказала остановиться. Уилл и Честер так устали, что были безумно рады передышке, их руки дрожали от напряжения, когда мальчики подносили ко рту фляги с водой. Эллиот велела Честеру воспользоваться незакрепленным оптическим прицелом, а Уиллу взять линзу Дрейка.

Уилл надел линзу на глаз и включил ее. Поначалу все сквозь нее виделось в оранжевой дымке, но вот изображение стало четче, и мальчик увидел, что они находятся недалеко от берега. Лодка направлялась к какому-то мысу, однако яснее Уилл рассмотреть не мог, даже с помощью линзы.

Стоило им подплыть поближе, как по воде заструились тонкие завитки тумана. Клочковатая дымка надвигалась на них, сгущаясь на глазах, и вот она уже стала переползать через борта лодки. Фонарь у ног Честера освещал туман рассеянным светом, наделяя его прозрачно-молочным свечением, в котором их лица выглядели устрашающе. Вскоре они уже не видели ничего ниже пояса. Мальчики испытывали странные чувства, прокладывая путь на невидимой теперь лодке, окруженные непроницаемой дымкой. Туман, казалось, поглощал все звуки, даже плеск волн был едва слышен.

Стало заметно теплее. Мальчики не говорили ни слова; появилось странное чувство, будто их стало придавливать к земле. Было ли это следствием пугающего тумана или какого-то другого феномена, но все испытывали одинаковое чувство тоски и одиночества.

Минут через двадцать они вплыли в небольшой залив. Гнетущую тишину нарушил скрежет задевшего дно и камни киля. Странно, но показалось, будто этот звук разрушил темные чары и они очнулись от тревожного сна.

Не теряя времени, Эллиот выпрыгнула из лодки. Ребята услышали бульканье, но понять, насколько здесь глубоко, не могли — туман был девушке почти по пояс. Она прошла к носу лодки и, слегка повернув ее, потянула за собой.

Уилл принялся рассматривать берег. Они действительно приплыли в маленькую бухту: по обеим сторонам в море вдавались скалистые выступы. Колышущаяся пелена тумана безуспешно пыталась взобраться по склонам залива, разрываясь на клочки об острые камни. Мальчики сидели не шевелясь, пока девушка тащила лодку вперед. Потом она велела им вылезти, и они неохотно, один за другим встали, забирая свое снаряжение.

Мальчики смотрели за борт с опаской, так как не видели, куда прыгают, но в итоге глубина здесь оказалась не больше метра, правда, невидимые течения пытались сбить ребят с ног. Стараясь не поскользнуться на неровной поверхности, они двинулись к берегу, а Эллиот занялась буксировкой лодки в маленькую бухточку, подальше от любопытных глаз. Когда Уилл и Честер уже подходили к берегу, раздался пронзительный скребущий звук — девушка выволокла лодку на сушу.

— Может, помочь ей? Она… — предложил Честер, когда они увидели резкие перемены на берегу, протянувшемся по обе стороны. Шум от лодки, казалось, заставил все кругом перемениться, поднял приглушенный гул, но туман скрывал, откуда он идет. Уилл и Честер уже практически вышли из воды. Кэл взбирался по камням вверх, шагах в двадцати от них, и тоже понял — что-то произошло.

Мальчики остановились, слушая, как гул набирает силу. Вдруг рядом все зашевелилось, словно ожили сами камни, и в тумане загорелось множество маленьких огоньков; они тускло мерцали, как пламя многих свечей на ветру.

— Глаза! — заикаясь, воскликнул Честер. — Это глаза!

Он был прав. Они отражали свет от фонарей Кэла и Честера, походя на глаза кошки, светящиеся в темноте. Благодаря линзе Уилл мог видеть больше остальных. То, что он раньше принял за каменные наросты на выступах и на берегу, оказалось совсем не камнем — это был живой ковер, который в считаные секунды пришел в движение. Колыхалось все вокруг, и еще слышалось какое-то царапанье… и глухой звук ударов.

Как только туман немного рассеялся, Уилл понял, что это существа, немного похожие на птиц, на длинноногих аистов, и они хлопали крыльями. Но птицами они не были, скорее ящерами, каких мальчик никогда прежде не видел.

— Что нам теперь делать? — спросил Честер, в страхе придвигаясь ближе к Уиллу.

— Уилл! — закричал Кэл. Он на миг замер в нерешительности, но потом начал отступать назад, снова заходя в воду.

— Где Эллиот? — отрывисто спросил Честер.

Мальчики тотчас стали искать ее, чтобы выяснить, как она реагирует на происходящее, и увидели, что девушка спокойно идет по берегу. Не выказывая никакого волнения, она двигалась прямо через гущу этих существ. Те распахивали крылья и убирались с ее пути, издавая весьма неприятный крик, похожий на полный отчаяния и боли плач младенцев.

— Здесь действительно жутко, — уже гораздо спокойней сказал Честер, видя, что существа вроде бы не опасны.

Когда они распахивали свои костлявые крылья, Уилл заметил, что на самом конце каждого крыла у них имеется по одному цепкому когтю. Тела этих «полуптиц» формой напоминали луковицу, они сужались к грудной клетке, а к брюху заметно округлялись. Существа были блестяще-серыми, под цвет окружавшего сланца. Головы держались на тонкой и длинной шее и имели форму приплюснутого цилиндра с закругленными концами, а пасть, которую они все время открывали и закрывали, оказалась абсолютно беззубой.

Проход Эллиот через их ряды до такой степени взбудоражил существ, что они начали взлетать. Для этого им приходилось разбегаться — несколько странно — размеренных, немного механических шагов — и они отрывались от земли.

Через несколько секунд воздух был заполнен сотнями этих созданий, и из-за бьющихся в воздухе крыльев стоял непрекращающийся гул. Их неприятные крики распространялись по берегу со скоростью пожара, словно они передавали друг другу сигнал тревоги. Как только все существа взлетели, они собрались над водой в единую стаю. Очарованный, Уилл рассматривал сквозь линзу, как они непрерывно движущейся, оранжевой тучей постепенно исчезали из виду.

— Пошевеливаемся! — прокричала Эллиот. — У нас нет времени на осмотр достопримечательностей.

Она нетерпеливо махнула ребятам рукой, приказывая следовать за ней по берегу. Ее тон ясно говорил о том, чего Уиллу ожидать, посмей он расспросить о существах.

— Разве они не великолепны?.. Хотел бы я их сфотографировать, — взволнованно пробормотал он, обращаясь к Честеру, пока они спешно догоняли девушку, кратчайшей дорогой шедшую к стене пещеры.

Честер не выглядел столь воодушевленным, как его друг.

— Верно. Надо разместить их фото на почтовой открытке и послать ребятам домой, — ответил он раздраженно и громко. — «Желаем вам побывать здесь… чудесно провести время… в земле чертовых говорящих драконов».

— Ты читал слишком много фэнтези. Они совсем не «чертовы говорящие драконы», — быстро ответил Уилл. Он был настолько захвачен своим последним открытием, что не уловил настроения друга. Честер же вскипел по-настоящему и был готов вот-вот взорваться.

— …они, Честер, чертовски изумительные… в некотором роде доисторические летающие ящерицы, как динозавры, — тем временем продолжил Уилл. — Знаешь… птеродактили…

— Послушай, приятель, мне по фигу, кто они, — злобно оборвал друга Честер; он шел меж камней, наклонив голову. — Каждый раз я говорю себе, что хуже быть не может и, конечно, прямо за углом…

Он помотал головой и сплюнул от досады.

— Может, если бы ты читал те же книги, что и я, и занимался нормальными делами вместо того, чтобы копаться в туннелях, как какой-то псих, то мы бы не оказались в этом дерьме. Ты — уродец… нет, ты хуже, ты — долбаный гробокопатель!

— Незачем так злиться, Честер, — сказал Уилл, пытаясь разрядить ситуацию.

— Не смей указывать, что мне делать. Не тебе это решать! — Честер закипал от гнева.

— Я только… ящеры… я… — Уилл пытался найти верный ответ, его голос дрожал от обиды.

— О, лучше заткнись! Ты никак не можешь втемяшить в свою дурную голову, что никому нет дела до твоих безобразных окаменелостей и дерьмовых животных, да? Чушь это все, их следует давить, как насекомых! — Зло прокричал Честер в лицо другу, топнул ногой и растер ею землю, демонстрируя, как надо поступать.

— Я не хотел тебя расстроить, Честер, — извинился Уилл.

— Расстроить? — Мальчик уже почти вопил. — Ты мне сделал гораздо хуже. Меня тошнит от всего этого, а больше всего меня тошнит от тебя!

— Я уже говорил тебе, что сожалею о случившемся, — тихо ответил Уилл.

— Так вот просто, да? Ты считаешь, что можешь отвертеться простым «извини»… и я должен простить… должен все забыть, да? — Он посмотрел на Уилла с таким презрением, что тот потерял дар речи.

— Слова не дорого стоят, особенно твои, — закончил Честер дрожащим от гнева голосом и быстро зашагал дальше.

Уилл был раздавлен словами друга. Вот тебе и дух товарищества, который так согревал его прежде. Он так надеялся, что их дружба снова вернется. Теперь Уилл понимал, что их дружеские шутки тогда на берегу и позже в лодке ничего не значили. Он жил иллюзией. И как бы он сейчас ни пытался забыть сказанное, вспышка Честера задела его за живое. Ему вовсе не требовались лишние напоминания о том, что именно он во всем виновен. Да, он вырвал друга из привычной жизни в Хайфилде и впутал в эту кошмарную историю, которая с каждой минутой становилась все хуже и хуже.

Мальчик двинулся следом за остальными. Теперь груз вины навалился на него с новой силой. Он пытался убедить себя, что причиной этой вспышки стала сильная усталость — постоянное недосыпание, да и нервы были напряжены до предела, — но сам себе не верил. Его бывший друг говорил, что думал.

Уилл и без вспышки Честера чувствовал себя прескверно. Он бы многое отдал за горячую ванну и теплую постель с чистыми накрахмаленными простынями, а уж проспать он готов был месяц. Мальчик отыскал взглядом брата, идущего немного впереди. С каждым шагом Кэл сильнее опирался на трость, и его походка казалась все более неуверенной, словно больная нога могла подвести в любую минуту.

Все они были не в лучшем состоянии. Оставалось только надеяться, что вскоре у них будет заслуженный отдых. Но не стоило себя обманывать: пока патрульные висят на хвосте, это невозможно.

Они собрались вокруг Эллиот у стены пещеры. Перед девушкой виднелось небольшое, похожее на щель отверстие. Оказалось, именно оттуда нескончаемым потоком лился туман. Уилл старался держаться от Честера подальше, притворяясь, что полностью погружен в осмотр отверстия, хотя густая дымка не позволяла много увидеть или хотя бы оценить ширину прохода.

— Нам предстоит долгий переход, — предупредила девушка, разматывая веревку. Они поочередно обвязались ею вокруг пояса; первой шла Эллиот, потом Кэл, Честер и Уилл в конце. — Не хочу, чтобы кто-нибудь отклонился в сторону, — пояснила она, а затем задержала взгляд на Уилле и Честере.

— Вы, двое, в порядке?

«Она все слышала… она наверняка слышала слова Честера», — подумал Уилл, и ему это вовсе не понравилось.

— Потому что там будет трудно, и нам всем нужно держаться вместе, — продолжила девушка.

Уилл пробормотал что-то похожее на «да», а Честер вообще ничего не ответил, старательно избегая взгляда Уилла.

— Как насчет тебя? — Эллиот обратилась к Кэлу. — Я должна знать… Ты выдержишь?

— Я справлюсь, — ответил мальчик, уверенно кивая.

— Искренне надеюсь, что так. — Она в последний раз окинула их взглядом и нырнула в щель. — Увидимся на другой стороне.


* * * | Глубже | Глава 44