home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 45

Честер, идущий впереди, потянул за веревку с такой силой, что Уилл упал в вязкую горячую грязь. Он слышал приглушенный, едва слышный голос Честера; похоже, тот сыпал проклятиями и ругался скорее всего на него. Честер снова дернул за веревку, на сей раз еще сильнее. После их объяснения Уилл был уверен, что бывший друг винит его и в этой, весьма неприятной, части путешествия, как и во всем произошедшем прежде. Чувство обиды росло — разве он не страдает так же, как и все остальные?

— Я иду! Иду, черт возьми! — громко огрызнулся Уилл, заставляя себя ползти дальше, в надежде догнать Честера. Всю дорогу он ругался и отплевывался.

Он думал, что уже сократил разрыв между ними, но Честера по-прежнему не было видно в окутавшем их тумане. Только потянув за веревку, мальчик обнаружил, что она застряла, причем крепко.

Честер опять принялся вопить, ругаясь за задержку. Что бы он там ни говорил, звучало это очень неприятно.

— Заткнись, ладно? Веревка зацепилась! — прокричал в ответ Уилл. Лежа на боку, он с помощью фонаря пытался разобраться, в чем проблема. Бесполезно, он ничего не мог разглядеть. Предположив, что веревка обмоталась вокруг какого-нибудь выступа, он несколько раз щелкнул ею, пока она снова не обвисла. Потом мальчик принялся карабкаться вверх по склону, пока не догнал Честера, который опять остановился — по-видимому, Кэл впереди тоже встал.

С самого начала туннель неизменно шел вверх, под углом тридцать градусов. Потолок был очень низким, и потому им ничего не оставалось как только карабкаться на четвереньках. Под ногами струились бесконечные потоки воды, стекающие вниз по склону, в море внизу. Стоило им подняться повыше, и вода сменилась теплой грязью, по консистенции похожей на сырую нефть. Было ужасно скользко, что весьма затрудняло подъем.

Немного позже они добрались до отрезка, где камень был очень горячим, и Уилл заметил, что порой даже лужи грязи закипали от жара. Они проползли через кусочек туннеля с небольшими темными струйками пара, похожими на миниатюрные гейзеры; очевидно, именно они служили источником тумана, постоянно окружавшего мальчиков.

Они словно попали в сауну, работающую на полную мощность, где невыносимо жарко и влажно. Уилл тяжело дышал и постоянно оттягивал воротничок рубашки в тщетной попытке хоть немного охладиться. Периодически в воздухе разливалось жуткое серное зловоние, такое сильное, что у мальчика кружилась голова, и он удивлялся, как остальные это выносят.

Эллиот разрешила не жалеть света, сказав, что его вряд ли можно будет увидеть за пределами туннеля, особенно в тумане. Уилл был счастлив, ведь без света находиться в таком замкнутом пространстве было бы совсем ужасно.

Несколько раз он слышал доносящийся спереди голос брата. Судя по громкой ругани, Кэлу приходилось туго. Все трое мальчиков давали выход своей злости, перемежая ворчание, вздохи и стоны самой изощренной бранью. Честер оказался самым громогласным, он ругался и сквернословил, как солдафон. Только Эллиот как обычно оставалась молчаливой, за всю дорогу она не проронила ни слова.

После очередного рывка веревки Уилл понял, что едва не уснул, и сразу поспешил вперед. Однако почти тут же ему пришлось остановиться, и, вытирая заляпанные грязью глаза, мальчик заметил рядом лужу, в которой надувались и лопались пузыри, издавая непрерывное бульканье.

Еще один неоправданно грубый рывок.

— Но-но, пошел, дружок! — выкрикнул Уилл Честеру.

Частые рывки служили постоянным напоминанием о том, к кому он привязан. Поскольку во время тяжелого монотонного подъема думать было особо не о чем, в мозгу Уилла постоянно крутились обвинения Честера.

«Слова не дорого стоят, особенно твои!»

«Больше всего меня тошнит от тебя!»

Эти фразы отчетливо звенели в его голове.

Как он посмел такое сказать?

Уилл не хотел, чтобы так все обернулось. Он и представить не мог, что они попадут в столь опасное место, отправляясь вместе с Честером на поиски отца. И когда несколько месяцев назад они шли вместе по железной дороге к Вагонетной станции, он от всего сердца извинился перед Честером. Тогда его друг вроде бы искренне принял его извинения.

«Слова не дорого стоят, особенно твои!»

Это Честер бросил ему прямо в лицо, а разве Уилл мог теперь что-нибудь исправить?

Нет.

Ситуация была безвыходная. Тут Уилл задумался, как все будет, когда они встретятся с приемным отцом. Честер явно испытывал сильную привязанность к Эллиот. Эти двое стали очень близки, исключив его из своего круга.

Но если появится его приемный отец, что на это скажет Эллиот? Останутся ли они все вместе: он, его приемный отец, Честер, Кэл и Эллиот? Уилл не мог представить, как они смогут ужиться — доктор Берроуз был слишком не от мира сего, слишком непрактичен для Эллиот. Трудно представить двух более разных людей. Они являли собой две полные противоположности, две конечные точки на длинном отрезке. Очень длинном.

Если же они разделятся, с кем останется Честер? Граница проведена, и бывший друг явно не в его лагере. Уилл вынужден был признать, что рядом с ним того ожидали одни неприятности; поэтому он не станет возражать, если Честер отправится с Эллиот. Но все было не так просто. Им с приемным отцом девушка тоже будет нужна, особенно если учесть, что за ним охотятся стигийцы.

Резкий рывок прервал его размышления — Честер возмущенно заорал, чтобы Уилл поторопился. Подъем продолжился, и вскоре Уилл заметил, насколько свежее стал воздух благодаря прохладному ветерку. Однако от этого было не легче — покрывавшая мальчишек липкая грязь подсохла и превратилась в корку, которая теперь царапала и натирала кожу.

Легкий ветерок сменился сильным ветром. После последнего рывка веревки Уилл выбрался на поверхность. К своему огромному облегчению, он смог наконец распрямиться. Стерев грязь с глаз, мальчик увидел, что остальные делают то же, что и он — пытаются размять онемевшие конечности. Все, кроме Кэла. Его брат присел на камень и массировал ногу, судя по выражению лица, испытывая сильнейшую боль. Уилл посмотрел на себя, потом на друзей. Они выглядели ужасно из-за покрывавшей их с ног до головы подсохшей грязи.

Стоило мальчику выйти на открытое место, как сильнейший ветер, дувший не переставая, чуть не вышиб из него дух. Поначалу он решил, что находится перед лесом сталактитов или сталагмитов, или и тех, и других. Только отчистив линзу и надев ее на глаз, Уилл понял, как ошибался. Они оказались в огромном туннеле высотой метров двадцать — тридцать. По краям от него отходило множество маленьких коридоров; их многочисленные темные провалы заставили мальчика почувствовать тревогу, он представил прячущихся в них стигийцев.

— Веревка тебе больше не нужна! — прокричала Эллиот Уиллу. Он попытался развязать ее, но грязь так забила узел, что девушке пришлось прийти на помощь. Когда веревка была снята с пояса и скручена, Эллиот поманила всех к себе. Присоединившись к остальным, Уилл заметил, что Честер по-прежнему избегает смотреть на него.

— Вы пойдете туда! — Девушка показала на большой туннель. Ее слова уносил ветер, поэтому мальчики не поняли сказанное.

— Извини? — переспросил Уилл, прикладывая руку к уху.

— Я сказала, вы пойдете туда! — прокричала девушка, двигаясь к боковому туннелю. Стало очевидно, что она с ними не пойдет.

Мальчики вопросительно посмотрели на нее, не скрывая тревоги.


Глава 44 | Глубже | * * *