home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 46

Ветер не стихал, продолжая дуть вдоль основного прохода, и порой на более узких его отрезках ускорялся до того, что подталкивал мальчиков в спину, помогая их продвижению. После духоты и жары расщелины такая перемена радовала, хотя воздух по-прежнему оставался теплым.

Высокий свод и стены туннеля были очень гладкими, словно их отшлифовали тысячи поднятых ветром песчинок, которые и сейчас заставляли мальчиков идти, опустив голову, чтобы те не попали в глаза.

После того как Эллиот оставила их, они продолжали двигаться вперед в быстром темпе. Однако время шло, девушка все не возвращалась, и ребята постепенно утратили энтузиазм и дальше передвигались довольно вяло и апатично.

Перед своим уходом Эллиот объяснила, что им надо идти основным туннелем, а она двинется вперед на разведку, на «посты подслушивания». Честер и Кэл, казалось, приняли ее объяснения, но Уилл сомневался и постарался все у нее выведать.

— Я не понимаю… почему тебе нужно уйти? — спросил он девушку, внимательно глядя ей в глаза. — Ты ведь сказала, что патрульные позади нас?

Эллиот ответила не сразу, сначала она быстро отвернулась от него и наклонила голову вбок, будто могла что-то расслышать за воем ветра. Постояв так несколько секунд, она опять обернулась к Уиллу.

— Эти солдаты знают здешние места так же хорошо, как знаем Дрейк и я. Как знал Дрейк, — поправилась она, вздрогнув, словно от боли. — Они могут быть где угодно. Не стоит считать их глупее себя.

— Говоришь, они могут поджидать нас в засаде? — спросил Честер, с тревогой оглядывая проход. — Значит, мы можем угодить прямиком в ловушку?

— Да, поэтому позвольте мне делать то, что я умею лучше всего, — ответила девушка.

Теперь они остались без проводника; Честер шел впереди, а Кэл и Уилл следовали прямо за ним. Они все чувствовали себя очень уязвимыми без опеки их бесшумной защитницы.

Неослабевающий ветер охлаждал их, но при этом изрядно сушил кожу и губы, поэтому никто не стал возражать, когда Уилл предложил передохнуть. Мальчики прислонились к стене и стали жадно пить из своих фляг.

Честер и Уилл даже не пытались заговорить друг с другом. У Кэла страшно болела нога, поэтому он тоже молчал.

Уилл посмотрел на мальчишек: по их поведению он понял, что мысли о том, не бросила ли их Эллиот, посещают не только его одного. Сам он с этим уже почти смирился, веря — девушка вполне способна оставить их в затруднительной ситуации. Если она не будет обременена их присутствием, то гораздо быстрее сможет добраться до Землеречья или куда-либо еще.

Уилл задумался: как Честер отреагирует, если она все-таки подложит им такую свинью? Он настолько безоговорочно ей доверял, что это станет для него сильным ударом. Даже сейчас Уилл видел, как его бывший друг украдкой всматривается в темноту, ища хотя бы след Эллиот.

Неожиданно сквозь завывания ветра до них донесся ужасный пронзительный вой.

Едва услышав его, мальчик в ужасе завопил:

— Собака! Ищейка!

Честер и Кэл в замешательстве смотрели, как он, отшвырнув флягу, бросился к ним. Мальчик пихал ребят, заставляя двинуться с места.

— Бегите! — кричал он, обезумев от страха.

В одну секунду произошло сразу несколько событий.

С глухим воем темное пятно выскочило из темноты и, оттолкнувшись от земли, буквально взлетело навстречу Кэлу. Если бы мальчик не стоял у стены, он бы наверняка опрокинулся. Уилла отшвырнуло в сторону, но он тотчас поднялся на ноги. Он успел мельком увидеть гибкое тело животного. Он уже подумал, что все потеряно, когда услышал выкрики брата.

— Бартлби! — Кэл вопил от восторга. — Барт! Это ты!

Одновременно неподалеку раздалось два хлопка. Краем глаза Уилл увидел вспышки внизу туннеля.

— Вот она где! — воскликнул Честер. — Эллиот!

Уилл и Честер наблюдали, как девушка вышла из тени и двинулась к центру прохода.

— Стойте на месте! — прокричала она и двинулась назад, к нижней части туннеля.

Кэл был в восторге. Сидя рядом со своим котом, он ничего вокруг не замечал.

— Кто надел на тебя эту глупую штуковину? — спросил он Бартлби. Мальчик немедленно отстегнул кожаный поводок и отбросил его в сторону. Потом он обнял огромного кота, а тот в ответ лизнул его в лицо.

— Поверить не могу, что ты снова со мной, Бартлби, — повторял он снова и снова.

— И я не могу поверить. Откуда он взялся, черт возьми? — спросил Уилл Честера, на миг забыв об их ссоре.

Вопреки инструкциям Эллиот мальчики медленно двинулись вслед за ней. Уилл включил линзу Дрейка, чтобы понять, чем девушка занята. Эллиот держала винтовку дулом вниз, направив на что-то. Уилл еще не пришел в себя после внезапного появления Бартлби и потому не мог сообразить, что произошло, пока не заговорил Честер.

— Эллиот в кого-то стреляла, — равнодушно произнес мальчик.

— О, боже, — выдохнул Уилл, поняв, что представляли собой виденные им вспышки света. Он замер на месте, не имея ни малейшего желания двигаться дальше.

Тем временем Эллиот отвела дуло винтовки от тела и присела на корточки, чтобы внимательно его изучить. Проверять пульс не было необходимости — под телом была лужа крови, и если стигиец еще не мертв, то это только вопрос времени.

Ее первый выстрел был направлен на нижнюю часть тела, чтобы остановить атакующего, сразу последовавший второй выстрел пришелся на голову, зацепив висок. «Сначала обездвижить… потом убить». Цель была далековата и виделась не так четко, как хотелось бы, но результат все равно тот же. Девушка позволила себе самодовольную ухмылку.

Стигиец был весь покрыт грязью, значит, он шел за ними по расщелине. Кончиками пальцев Эллиот пробежалась по гладкому кожаному пальто с коричневыми маскировочными полосками — она хорошо знала этот рисунок. Что ж, на одного патрульного меньше; теперь он их не побеспокоит.

— За тебя, Дрейк, — прошептала девушка. Но тут она нахмурилась.

Что-то не вяжется. Убийца преследовал мальчиков с винтовкой, заброшенной за спину. Эллиот была уверена, что он готов был застрелить их с ходу, но он почему-то не выстрелил. К тому же он не продемонстрировал той точности и хитрости, которой она ожидала от солдата из патруля. Их боевое искусство было легендарным, но почему-то этот мужчина проявил непонятное легкомыслие. Эллиот нахмурилась еще сильнее. Однако интерес теперь был чисто теоретическим; патрульный убит, и не стоит здесь больше оставаться. Скорее всего, вот-вот появится подмога, а девушке не хотелось, чтобы ее застали на таком открытом месте.

Эллиот начала обшаривать тело. Рюкзака не было, и это огорчало. Должно быть, патрульный бросил его на тропе, чтобы двигаться быстрее. Однако у него оказался поясной комплект, который девушка сорвала и бросила поверх винтовки.

Она как раз рылась в карманах его куртки, когда натолкнулась на сложенный лист бумаги. Думая, что это карта, Эллиот развернула ее, оставляя на листе красные пятна перепачканными кровью руками. Это была листовка, посвященная какому-то событию, — девушка видела такие в Колонии прежде. Главной героиней являлась женщина, четыре картинки рассказывали о ней небольшую историю. Пробегая их глазами, Эллиот заметила что-то еще.

В самом низу листа обнаружилась пятая картинка. Ее явно сделали позже, ведь она была набросана карандашом. Самым странным оказалось ее содержание. Эллиот не верила своим глазам.

На нее с картинки смотрела точная копия Уилла; правда, здесь он выглядел лучше, поскольку был аккуратно подстрижен.

Девушка вгляделась, поднеся фонарь к бумаге. Это был Уилл, однако нечто другое заставило Эллиот задержать дыхание. У него на шее болталась петля, а другой ее конец закручивался над его головой, явно символизируя знак вопроса.

Еще на картинке за Уиллом была изображена другая фигура, смутно похожая на Кэла, правда, не так четко прорисованная. В то время как Уилл выглядел здесь удрученным — как и любой другой персонаж, если бы его собирались повесить, второй мальчик искренне улыбался. Выражения лиц этих персонажей были столь противоположны, что их изображение рядом вызывало смутную тревогу.

Эллиот изучила остальную часть листовки, задержавшись на изображении женщины; и тут она прочитала ее имя, написанное витиеватыми буквами на самом верху.

«Сара Джером».

Девушка тотчас склонилась над телом и повернула голову, чтобы взглянуть на лицо. Несмотря на кровь, залившую раненую голову, она сразу увидела, что перед ней не патрульный.

Это была женщина!

Женщина с убранными назад длинными темными волосами.

Среди патрульных женщин не было. Никто о подобном не слышал, уж Эллиот знала точно.

И тут девушка поняла, кто был перед ней. Кого она убила.

Мать Уилла и Кэла… это была Сара Джером.

Эллиот положила голову женщины набок, в прежнее положение. Она подумала, что должна как-то спрятать тело, чтобы мальчики на него ненароком не наткнулись.

— Помощь нужна? — прокричал Уилл.

— Э… нет, просто оставайся на месте.

— Это чертов стигиец, верно, — произнес мальчик слегка дрожащим голосом.

— Похоже на то, — с некоторой задержкой ответила Эллиот.

Глядя на залитую кровью голову, девушка продолжала сомневаться: стоит говорить обо всем Уиллу или нет. Неожиданно она с болью вспомнила о своем доме в Колонии. В ее памяти всплыл раздирающий душу миг, когда ей пришлось оставить свою мать, почти наверняка зная, что больше ее не увидит.

Все еще пребывая в нерешительности, Эллиот снова внимательно посмотрела на листовку. Она не могла оставить это в секрете, не могла взять грех на душу.

— Уилл, Кэл, подойдите сюда!

— Конечно, — ответил Уилл и медленно пошел к ней. — Ты действительно подстрелила ублюдка, — сказал он, с тревогой посмотрев на тело.

— Ты, возможно, захочешь посмотреть на это, — быстро сказала девушка, протянув ему лист бумаги.

Мальчик просмотрел сворачивающуюся от ветра листовку. Узнав себя на нижнем рисунке, он недоверчиво помотал головой.

— Что это такое?

Потом его глаза выхватили написанное наверху имя.

— Сара… Сара Джером, — прочитал он и повернулся к Честеру. — Сара Джером?

— Твоя мать? — спросил Честер и наклонился, чтобы взглянуть на лист бумаги.

Эллиот опустилась на колени рядом с телом. Не говоря ни слова, она очень нежно повернула голову женщины и убрала с лица волосы. Потом девушка встала.

— Я думала, что это патрульный, Уилл.

— О, боже! Это она! Это она! — воскликнул мальчик, переводя глаза с картинки на лежащую женщину и обратно. Да ему и не нужна была картинка, они с ней оказались удивительно похожи. Он словно видел свое отражение в запылившемся зеркале.

— Что она делает здесь внизу? — спросил Честер. — И зачем ей это? — продолжил он, указывая на винтовку.

Уилл покачал головой. Для него все это было слишком.

— Приведи сюда Кэла, — бросил он Честеру, подходя ближе к Саре. Присев на корточки возле ее плеча, мальчик протянул руку и дотронулся до лица матери, которое было так похоже на его собственное.

Но он тотчас отдернул руку, потому что Сара застонала.

— Эллиот, она жива, — едва выговорил он.

Веки женщины задрожали, но глаза оставались закрытыми.

Прежде чем Эллиот успела что-либо сделать, Сара открыла рот и сделала вдох.

— Уилл? — Ее губы едва шевелились, а голос был таким тихим, что его едва можно было расслышать за воем ветра.

— Ты Сара Джером? Ты действительно моя мать? — спросил Уилл охрипшим от волнения голосом. В душе царил полнейший сумбур. Он встретил здесь свою биологическую мать, одетую почему-то в униформу преследующих его солдат. Более того, на ее листовке он нарисован с петлей на шее. Для чего? Она собиралась убить его?

— Да, я — твоя мать, — простонала Сара. — Ты должен сказать мне… — начала она, но вдруг замолчала.

— Что? Сказать что? — спросил Уилл.

— Ты убил Тэма? — спросила женщина. Ее грудь тяжело вздымалась, а широко распахнутые глаза уставились на Уилла. Мальчик был так шокирован, что едва не упал на спину.

— Нет, он не убивал, — ответил Кэл из-за спины брата. Уилл даже не заметил, как он подошел. — Это действительно ты, мам?

— Кэл, — проговорила Сара, и слезы потекли по ее лицу, когда женщина закрыла глаза и зашлась в приступе кашля. Лишь через несколько секунд она снова могла заговорить. — Только расскажите мне, что произошло в Вечном городе… расскажите, что случилось с Тэмом. Мне нужно знать.

Кэл с трудом мог подобрать слова, его губы дрожали.

— Дядя Тэм умер, спасая нас… нас обоих, — наконец выговорил он.

— О, господи, — прорыдала Сара. — Они лгали мне. Я знала. Стигийцы лгали мне все время.

Она попыталась сесть, но не смогла.

— Тебе нужно лежать спокойно, — сказала ей Эллиот. — У тебя сильное кровотечение. Я думала, что ты — патрульный. Я выстрелила…

— Теперь это уже не важно, — ответила женщина, от боли качая головой.

— Я могу перевязать твои раны, — предложила Эллиот, неловко выпрямляясь под взглядом Уилла.

Сара попыталась сказать «нет», но была остановлена очередным приступом кашля. Когда кашель стих, она продолжила:

— Уилл, прости, что я сомневалась в тебе. Я очень, очень сожалею об этом.

— Э… да все в порядке, — запинаясь, пробормотал мальчик, до конца не понимая ее слов.

— Подойдите поближе, оба, — попросила она братьев. — Послушайте меня.

Мальчики наклонились, чтобы выслушать свою мать, а Эллиот приложила к ране на бедре несколько марлевых тампонов и стянула их куском бинта.

— У стигийцев есть смертельный вирус, которым они собираются заразить верхоземцев. — Сара замолчала и со стоном стиснула зубы, а потом продолжила: — Они уже опробовали здесь его подобие, но… но это была только репетиция… полноценный вирус, названный Доминион… вызовет ужасную эпидемию.

— Так вот что мы видели в Бункере, — прошептал Кэл, глядя на Эллиот.

— Уилл… Уилл, — Сара с отчаянием посмотрела на мальчика, — Ребекка носит вирус с собой… и она хочет, чтобы ты сошел со сцены. Патрульные…

Сара напряглась, но потом расслабилась.

— …не остановятся, пока ты не умрешь.

— Но почему я?

Его голова кружилась — вот подтверждение самым ужасным страхам. Стигийцы охотятся именно за ним.

Сара не ответила; с неимоверным напряжением в глазах она взглянула на Эллиот, накладывающую ей на висок повязку.

— Они придут за всеми вами. Нужно быстрее отсюда убираться. Есть другие, кто мог бы вам помочь?

— Нет, только мы, — ответила ей девушка. — Большинство вероотступников попало в облаву.

Сара немного помолчала, пытаясь выровнять дыхание.

— Тогда, Уилл, Кэл, вам нужно спрятаться поглубже… куда они не смогут добраться.

— Именно туда мы и направляемся, — подтвердила Эллиот. — Мы идем к Стокам.

— Хорошо, — прохрипела Сара. — А потом вам нужно будет подняться к верхоземцам и предупредить их о вирусе.

— Как?.. — начал Уилл.

— О, как же больно, — простонала женщина, и ее лицо обмякло, словно она потеряла сознание. Только легкое подергивание век опровергало это.

— Мам, — неуверенно произнес Уилл. Ему было очень неловко так называть совершенно незнакомого человека. Он хотел задать ей тысячу вопросов, но знал, что сейчас не то время и не то место. — Мам, ты пойдешь с нами.

— Мы можем нести тебя, — добавил Кэл.

— Нет, я только задержу вас, — твердо ответила Сара. — Если быстро уйдете, у вас будет шанс продолжить сражение.

— Она права, — подтвердила Эллиот, подхватила Сарину винтовку и поясной комплект и протянула их Честеру. — Нам нужно уходить прямо сейчас.

— Нет, я не пойду без мамы, — продолжал настаивать Кэл, хватая слабую руку матери.

Слезы лились по лицу мальчика, пока он говорил с Сарой. Уилл отвел Эллиот в сторонку.

— Должен быть хоть какой-то выход, — пытался он убедить девушку. — Разве нельзя ее немного пронести с нами и где-то спрятать?

— Нет, — решительно ответила Эллиот. — Кроме того, лишние движения не пойдут ей на пользу. Она в любом случае умрет, Уилл.

Сара произнесла имя Уилла, и мальчик тотчас уселся подле нее, рядом с братом.

— Никогда не забывайте… — начала женщина. Судя по исказившемуся лицу, она говорила с огромным трудом, изо всех сил борясь с болью. — Я так горжусь вами…

Она не закончила предложения. Ее глаза закрылись, и тело обмякло. Сара потеряла сознание.

— Нам нужно идти, — сказала Эллиот. — Скоро здесь будут патрульные, очень скоро.

— Нет! — закричал Кэл. — Это ты в нее выстрелила. Мы не можем…

— Я не могу отменить того, что уже сделала, — ровно ответила девушка. — Но я все еще могу помочь вам. За вами выбор — позволить мне это или нет.

Кэл собирался снова возразить, но Эллиот уже пошла прочь, и Честер последовал за ней.

— Посмотри на нее, Кэл. Мы сделаем только хуже, если попробуем сдвинуть ее с места, — обернувшись, добавила Эллиот.

Несмотря на все возражения, и Кэл, и Уилл в глубине души знали, что девушка права. Они никак не смогут тащить Сару с собой. После слов Эллиот о том, что их матери будет лучше, если ее найдет какой-нибудь другой вероотступник и позаботится о ее ранах, мальчики медленно пошли прочь. Но они оба понимали, насколько это маловероятно. Девушка только попыталась хоть немного их утешить.

Когда они свернули, Уилл остановился и обернулся назад, чтобы последний раз взглянуть на Сару. Под непрекращающиеся скорбные завывания ветра мальчика пронзила пугающая мысль — она может умереть здесь, в полной темноте, и никого не будет рядом. Возможно, такова и его судьба: испустить последний вдох в каком-нибудь темном углу в полном одиночестве.

И хотя он был сильно измучен случившимся, однако чувствовал, что должен переживать более сильные эмоции, чем испытывает.

Ему следовало ощутить сильнейшую боль, зная, что мать истекает кровью в том туннеле. Но в душе была не боль, а непонятная горечь. Для Уилла она все-таки была лишь чуть ближе, чем простая незнакомка, подстреленная по ошибке.

— Уилл! — окликнула его Эллиот и потянула за руку.

— Я не понимаю. Что она делала здесь внизу? — заговорил мальчик. — И почему они дали ей Бартлби?

— Охотник принадлежит Кэлу? — спросила девушка.

Уилл кивнул.

— Тогда все очень просто, — ответила Эллиот. — Белые Воротнички знали, что вы с Кэлом вместе. Проще всего позволить Саре воспользоваться способностью животного выйти на след хозяина и тем самым привести прямиком к тебе.

— Наверное, ты права, — согласился Уилл, нахмурив лоб. — Но зачем она сюда вообще спустилась? Зачем стигийцы…

— Неужели ты не понимаешь? Они хотели, чтобы она нашла тебя и убила. — Речь Честера была рассудительной и бесстрастной. Он до сих пор молчал и мог рассуждать более трезво, чем Уилл. — Они, очевидно, заставили ее поверить в то, что именно ты ответственен за смерть Тэма. Еще одна их маленькая подлая интрижка. Совсем как Доминион, о котором она говорила.

— Теперь мы можем пойти быстрее? — сказала Эллиот, разбрасывая по их следу Сжигатель.

Они продолжили идти по основному пути. Кэл двигался немного в стороне, а радостный кот скакал вокруг него.

Вскоре они вышли на тоненький выступ. Ветер хлестал в лицо. Они остановились. Впереди ничего не было, никакой дороги вниз.


* * * | Глубже | Глава 47