home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 47

— Что теперь? — спросил Уилл, старательно пытаясь выбросить из головы все мысли о Саре и сосредоточиться на происходящем.

Фонари едва светили. У мальчика создалось впечатление, что вокруг имеются другие скальные выступы или приподнятые платформы, расположенные примерно на той же высоте. Эллиот явно привела их к краю какого-то ущелья.

Мальчик почувствовал на себе холодный взгляд Честера, и это его взбесило. Бывший друг, похоже, продолжал винить его во всем. Учитывая, через что Уиллу пришлось пройти совсем недавно, он надеялся на снисходительность. Зря надеялся.

— Мы собираемся отсюда спрыгнуть? — спросил Уилл, всматриваясь в темноту за обрывом.

— Конечно. Несколько сотен футов вниз, полетишь камнем, — ответила Эллиот. — Или вместо этого можешь воспользоваться моим способом.

Они посмотрели, куда показывала девушка, и на самом краю увидели два выступа. Подойдя как можно ближе — сильный ветер и отвесный склон заставили их передвигаться с особой осторожностью, мальчики обнаружили там старую железную лестницу, которая насквозь проржавела, однако выглядела достаточно крепкой.

— Лестница копролитов. Слезешь не так быстро, как спрыгнешь, зато больно не будет, — сказала Эллиот. — Это место называют «Остроточия». Вы поймете почему, когда спуститесь.

— Как же Бартлби? — неожиданно заговорил Кэл. — Он не сможет спуститься по приставной лестнице, а здесь я его ни за что не оставлю! Я ведь только что получил его обратно!

Кэл стоял на коленях и обнимал кота, который терся мордой о голову мальчика и урчал так же громко, как жужжит переполненный улей.

— Пошли его вдоль края, и он сам найдет себе дорогу вниз, — сказала Эллиот.

— Я не собираюсь терять его снова, — решительно проговорил Кэл.

— Думаю, я поняла твое желание! — рявкнула девушка. — Если он — охотник, то отыщет нас внизу.

Кэл возмущенно хмыкнул.

— Что ты имеешь в виду? Он самый лучший чертов охотник из всех в этой проклятой Колонии! Верно, Барт? — Мальчик с нежностью погладил безволосую макушку, и на секунду показалось, что улей готов вырваться наружу.

Эллиот пошла первой. Честер последовал сразу за ней, отпихнув по дороге Уилла.

— Извини, — довольно грубо бросил он.

Уилл не стал ничего отвечать и двинулся следом, только когда Честер скрылся из виду. Сперва было трудно, когда, взявшись за две верхние перекладины, он ногой пытался нащупать следующую ступеньку. Однако стоило начать спуск, и дело пошло легче. Последним шел Кэл, отославший Бартлби вниз окольным путем, вдоль скального хребта. Мальчик явно боялся — его движения были медленными и неуклюжими.

Спускаться пришлось долго, лестница жутко дрожала и скрипела от их движений. Вскоре руки покрылись ржавой пылью, и потому приходилось быть особо осторожными, чтобы не сорваться. Ветер утих, но вскоре Уилл заметил, что больше не слышит, как спускается Кэл.

— Ты в порядке? — крикнул он брату.

Ни слова в ответ.

Он снова повторил вопрос, на сей раз громче.

— Прекрасно, — донеслось снизу от недовольного Честера.

— Не тебе, придурок. Я о Кэле беспокоюсь.

Честер пробормотал что-то в ответ. В эту минуту мимо Уилла, крутясь в воздухе, пролетела трость брата.

— О, господи! — воскликнул Уилл, решив, что Кэл поскользнулся и сейчас упадет вслед за палкой. Мальчик задержал дыхание. Его страхи оказались напрасными, однако Кэл по-прежнему не показывался. Уилл решил проверить, куда тот делся, и начал карабкаться наверх. Через некоторое время он наткнулся на брата, который замер на месте, обеими руками крепко вцепившись в лестницу.

— Ты уронил трость. Что случилось?

— Я не могу это сделать… — Кэл с трудом дышал, — …плохо себя чувствую… оставь меня ненадолго одного.

— Твоя нога? — спросил Уилл, его встревожили нервные нотки в голосе брата. — Или ты еще расстроен из-за Сары? В чем дело?

— Нет. У меня просто… просто голова кружится.

— А-а… — Уилл понял, что беспокоит Кэла. Он не привык находиться на высоте, даже небольшой, поскольку всю жизнь провел в Колонии. Нечто подобное он уже наблюдал у него прежде, в Верхоземье. — Тебе не нравится быть наверху? Дело в высоте, верно?

Кэл выдавил из себя «да».

— Просто доверься мне, Кэл. Ты не должен смотреть вниз. Правда, мы уже почти на земле… Я даже могу разглядеть Эллиот.

— Ты уверен? — спросил мальчик с некоторым сомнением.

— Абсолютно. Пошевеливайся.

Уловки хватило где-то метров на тридцать, потом Кэл опять замер.

— Ты мне врешь. Мы уже должны были добраться.

— Нет, правда, мы совсем рядом, — убежденно сказал Уилл. — Только не смотри вниз!

Так повторялось несколько раз. Кэл все меньше верил брату и все сильнее раздражался. Но вскоре они действительно спустились.

— Приземление! — объявил Уилл.

— Ты врал мне! — разразился Кэл, когда ступил на землю.

— Что поделаешь. Зато это сработало, верно? Теперь ты в безопасности, — ответил Уилл, пожав плечами. Он был доволен, что сумел уговорить брата спуститься, пусть даже пришлось прибегнуть к хитрости.

— Я больше никогда не буду тебя слушать! — зло бросил брату Кэл и принялся искать свою трость. — Лживый слизняк!

— О, конечно, ори на меня сколько угодно… как и все остальные, — с обидой сказал Уилл, больше обращаясь к Честеру, чем к Кэлу.

Он был так занят своим братом, что еще не успел оглядеться вокруг. Когда мальчик стал отходить от лестницы, под ногами затрещало, словно он шел по битому стеклу. И в самом деле, пока они двигались, из-под ног доносился скрежещущий стеклянный звон.

Уилл наконец разглядел, что перед ними. При весьма скудном свете он увидел множество колонн, которые взмывали вверх в темноту.

— Я делаю это только потому, что патрульные теперь довольно далеко и не смогут нас увидеть. К тому же вам следует знать, куда вы попали, — сказала Эллиот, включая фонарь.

— Bay! — только и сказал Уилл.

Они видели перед собой море темных зеркал. Едва луч света от фонаря Эллиот коснулся ближайшей колонны, он тотчас отразился в следующей и так далее, в результате они оказались на пересечении лучей, будто вокруг включили множество фонарей. Эффект был просто ошеломляющим. Еще Уилл увидел множество своих собственных отражений под разными углами — как и остальные мальчики.

— Остроточия, — сказала Эллиот. — Они из обсидиана.

От удивления Уилл затаил дыхание и принялся изучать ближайшую к ним колонну. Ее поверхность не была округлой, как показалось вначале, а состояла из множества совершенно ровных вертикальных плоскостей, идущих до самого верха, и закруглялась благодаря многочисленным продольным изломам. Вглядываясь вверх, мальчик не заметил ни малейшего намека на сужение.

Оглядевшись вокруг, он заметил колонну совершенно другой формы. Ее продольные плоскости слегка закруглялись к вершине, делая колонну похожей на огромный витой леденец. Вскоре он понял, что среди ровных колонн встречается немало изогнутых — а некоторые изгибались и куда сильнее.

Уилл вспомнил о своем простеньком фотоаппарате, который лежал в рюкзаке. Он подумал, можно ли здесь сделать хорошее фото, но тут же понял, что из-за отражений ничего не получится. Он начал раздумывать о том, какие силы были способны создать этот феномен; голова гудела от идей.

И хотя мальчика так и подмывало поделиться впечатлениями, он сдержался, помня о слишком болезненной реакции Честера на восторженные отзывы о летающих ящерах. Но если что-то и могло стать декорациями к любимым Честером фантастическим историям, так именно эти кристальные монолиты. «Тайное убежище темных колдуний», — подумал Уилл и криво усмехнулся. Нет, правильнее будет: «тайное убежище темных и чудовищно тщеславных колдуний». Уилл подавил смех. Не стоит провоцировать Честера, их отношения и так уже хуже некуда.

Его бывший друг решил в эту минуту нарушить тишину. Он выглядел совершенно равнодушным к открывшейся красоте или специально вел себя подобным образом, чтобы позлить Уилла.

— Ну да. И что теперь? — спросил он Эллиот. Девушка уже выключила фонарь, и бесчисленные лучи и отражения погасли. Уилл даже почувствовал облегчение, ведь хаотичные вспышки света совершенно его дезориентировали.

— Здесь настоящий лабиринт, поэтому делайте в точности то, что я вам скажу, — начала давать указания девушка. — Мы с Дрейком устроили здесь тайник. Там мы сможем пополнить запасы пищи и воды и запастись оружием из арсенала. Много времени это не займет, потом двинемся дальше, к Скважине. А уж от нее всего два дня пути до Землеречья.

— Скважина? — спросил Уилл, сгорая от любопытства.

— А как насчет Бартлби? — настойчивый вопрос Кэла не дал девушке ответить Уиллу. — Он до сих пор не догнал нас.

— Дай ему шанс. Он обязательно нас отыщет. — Девушка понимала тревогу мальчика и пыталась его утешить. Кэл становился все раздражительнее.

— Побыстрей бы, — ответил он.

— Давайте займемся делом, — со вздохом сказала Эллиот, ведь и ее терпение было не бесконечным.

Мальчики не могли двигаться тихо: под ногами хрустело и звенело, однако девушке с легкостью удавалось идти бесшумно, она словно скользила по поверхности.

— Вы с таким шумом топаете, что нас слышно на мили вокруг. Горные гориллы, не могли бы вы идти потише? — попросила их Эллиот, но бесполезно.

Как бы они ни старались, все равно передвигались, как стадо носорогов в лавке стекольщика.

— Тайник недалеко отсюда. Сначала я все проверю, потом вы сможете пойти за мной. Понятно? — бросила девушка и ускользнула прочь.

Они стояли и ждали ее возвращения, когда Кэл неожиданно заговорил:

— Кажется, я слышу Бартлби. Он идет сюда.

Он медленно двинулся вдоль колонны, оставив позади Уилла и Честера.

Внезапно тусклые лучи его фонаря что-то высветили.

Это был не Бартлби.

Сначала мальчик решил, что смотрит на собственное отражение. Однако тут же понял свою ошибку.

Перед ним стоял патрульный во всей своей зловещей красе.

Он как раз обходил колонну с другой стороны. Мужчина был облачен в длинное пальто и держал винтовку у пояса.

На краткий миг он застыл в изумлении, как и Кэл, успевший испуганно выкрикнуть что-то неразборчивое, стремясь предупредить Уилла и Честера.

Глаза Кэла и патрульного встретились. Верхняя губа мужчины приподнялась, обнажив зубы, и на жутком впалом лице показалась жестокая усмешка. Дикое и безумное лицо убийцы.

Сработал защитный инстинкт, и мальчик использовал единственное, что у него было — свою трость. Он замахнулся ею, и по какой-то счастливой случайности загнутая ручка зацепилась за винтовку и выдернула ее из рук мужчины, прежде чем тот успел прицелиться.

Оружие загремело по обсидиановой крошке.

Патрульный и Кэл опять замерли: возможно, произошедшее удивило их даже больше, чем нежданная встреча. Но затишье не длилось долго. Через секунду мужчина резко выбросил вперед руку с зажатым в ней изогнутым кинжалом. Такое оружие всегда было в стандартном снаряжении патрульных — смертоносный клинок около пятнадцати сантиметров в длину. Взмахнув им, мужчина бросился на Кэла.

Но Уилл уже был рядом и накинулся на патрульного сбоку. Схватив его руку, он врезался в него, заставив мужчину повалиться на землю. Сам он упал следом, приземлившись прямо на него. Уилл лежал поперек его тела и не отпускал руку с кинжалом, пытаясь удержать ее своей массой.

Видя, что делает его брат, Кэл бросился на ноги патрульного и как можно крепче обхватил его колени. Мужчина бил по спине и шее Уилла свободной рукой, стараясь добраться до лица. Рюкзак на плечах мальчика мешал патрульному наносить сильные удары.

— Хватай оружие! — крикнул Уилл Честеру. Но его голос звучал тихо, потому что мальчик низко опустил голову, чтобы спрятать лицо и его губы оказались прижатыми к руке патрульного.

— Честер, винтовка! — хрипло прокричал Кэл. — Стреляй в него!

Брошенные мальчиками фонари посылали мельтешащие лучи, беспорядочно отражавшиеся от колонн в разные стороны. Честер стоял в нескольких метрах от дерущихся и пытался прицелиться.

— Стреляй! — одновременно заорали Уилл и Кэл.

— Я не вижу! — испуганно прокричал Честер в ответ.

— Сделай это!

— Выстрели!

— Я не могу прицелиться! — в отчаянии завопил мальчик.

Патрульный бешено дергался под ребятами, и Уилл уже собирался снова кричать Честеру, когда что-то тяжелое придавило его. Мужчина перестал его бить, хотя мальчик по-прежнему слышал звуки многочисленных ударов.

Уилл повернул голову и слегка приподнял ее — он увидел, что это Честер взгромоздился сверху. Он, по-видимому, так и не сумел прицелиться и решил, что может помочь единственным способом — присоединиться к драке. Упав на колени, причем одной ногой он уперся в живот патрульного, мальчик кулаками бил мужчину по лицу. Между градом ударов Честер пытался опустить свободную руку патрульного вниз, чтобы сделать его совершенно беспомощным. Когда мальчик предпринял очередную попытку схватить руку и наклонился вниз, мужчина увидел для себя шанс высвободиться. Он неожиданно напряг шею и со всей силы ударил головой Честеру прямо в лицо.

— ВОТ ЗАСРАНЕЦ! — закричал Честер. Он сразу же принялся лупить патрульного и на сей раз держал дистанцию и ловко уклонялся от его ударов.

— СДОХНИ! СДОХНИ, УБЛЮДОК! СДОХНИ! — ревел мальчик, все сильнее нанося удары, погружая кулаки в лицо патрульного.

Если бы Честер в этот миг посмотрел на свое отражение в колонне, то он бы себя не узнал. Его лицо утратило обычные черты, его исказило выражение сумасшедшей решимости. Никогда в жизни он не подумал бы, что способен на такую чудовищную жестокость. Вся обида и злость за то, как с ним обращались в Колонии, нашли выход, выплеснулись в неудержимой злобе. Он бил патрульного, останавливаясь только для того, чтобы отразить ответные удары мужчины.

Все четверо сцепились в смертельной схватке, отчаянно ругаясь. Патрульный громко кряхтел, словно дикий боров, пытаясь освободиться всеми возможными и невозможными способами. Честер продолжал его лупить, но, похоже, безрезультатно. И хотя объединенные усилия ребят здорово сдерживали солдата, он все равно ухитрялся наносить контрудары локтем свободной руки — правда, без особого эффекта. Так как это не сработало, патрульный попытался расцарапать их лица своими острыми ногтями — опять же безрезультатно; Честер отражал каждую такую попытку, а Уилл лежал лицом вниз, и до него было не добраться.

— УБЕЙТЕ ЕГО! — закричал сзади Кэл, все еще удерживая ноги солдата.

Мальчики продолжали сражаться, зная, что им нужно удержать патрульного во что бы то ни стало. Они будто боролись с тигром, пусть и ослабевшим, но по-прежнему смертельно опасным. И другого выхода не было — только драться. Ребята не имели права его отпустить. Слишком высокие ставки: либо он, либо они.

Теперь, когда они навалились на патрульного в безумной, напряженной схватке, им приходилось мириться с его отвратительной близостью. Честер вдыхал запах солдатского пота и чувствовал на лице кисловатое дыхание. Уилл ощущал все толчки, напряжение мускулов, когда патрульный пытался высвободить руку.

— НЕТ, НИ ЗА ЧТО! — закричал Уилл, удваивая и утраивая усилия, чтобы удержать руку солдата под собой.

Патрульный сменил тактику. Он больше не пытался ударить Честера или Уилла. Солдат как можно выше поднял голову и начал кусаться и плеваться, рыча ничуть не хуже, чем та ищейка, которая терзала Уилла в Вечном городе.

Однако эта демонстрация дикости была лишь отвлекающим маневром. Патрульный заметил брешь в их натиске. С победным воплем он подтянул кверху колени и сбросил Кэла вниз настолько, что смог освободить одну ногу. Опять подтянув ее, мужчина с размаху ударил каблуком прямо мальчику в живот, едва не вышибив дух. От удара Кэл слетел на землю и покатился прочь по стеклянной крошке. Скрючившись, мальчик жадно ловил ртом воздух, пытаясь перевести дух.

Теперь патрульному стало заметно легче. Опираясь на ноги, он начал с такой силой крутиться и взбрыкивать, что Честер почти не мог удержаться. Стоило мальчику наклониться, как мужчина со всей силы ударил его по голове. Оглушенный, Честер сполз на землю.

Уилл понятия не имел, что происходит с остальными. Он не смел поднять голову и взглянуть, опасаясь удара в лицо, поэтому просто всем своим весом придавливал руку мужчины. Он собирался приложить максимум усилий, чтобы не позволить патрульному воспользоваться кинжалом, даже если это будет последним поступком в его жизни.

Теперь, когда патрульного почти ничего не сдерживало, он со всей силы начал бить по голове и шее Уилла. Мальчик закричал от боли. Он больше не мог выносить такой пытки.

К счастью, солдат успел ударить его только пару раз, как в битву включился Честер. Он почти сразу пришел в себя и, схватив огромный осколок обсидиана, с воплями набросился на патрульного, лупя его по голове.

Мужчина осыпал мальчика проклятиями на гнусавом стигийском языке. Сначала он ударил Честера в челюсть, а потом засунул большой палец в уголок его рта; с помощью этого болезненного захвата патрульный стал оттаскивать несчастного мальчика в сторону.

Честеру ничего не оставалось, как только, волоча ноги, следовать туда, куда его тянул патрульный. Едва он оказался на земле, как мужчина нанес ему ужасный удар кулаком по голове. На этот раз мальчика вырубило надолго. Честер лежал в полубессознательном состоянии, глядя на кружившиеся перед глазами искры вперемешку с отраженными лучами фонарей.

Остался один Уилл. Патрульный вцепился ему в шею и стал сжимать пальцы, пытаясь задушить. Он что-то ликующе бормотал на своем языке. Сжимая пальцы все сильнее, мужчина уже чувствовал себя победителем.

Задыхаясь от нехватки воздуха и корчась от боли, Уилл решил, что пришел его конец. Так или иначе, но его это не удивляло. Все-таки они встретились с тренированным солдатом. А они — всего лишь дети. Что они могли сделать? Уилл уже смирился с жестоким и болезненным поражением, когда хватка мужчины вдруг ослабла. Откашливаясь, Уилл сделал судорожный глубокий вдох. Мальчик позволил себе понадеяться, что ситуация изменилась к лучшему. Он даже представить не мог, насколько был неправ.

Раздался щелчок, словно патрульный щелкнул пальцами, и через секунду в его свободной руке словно из ниоткуда возник кинжал. Лезвие сверкнуло в свете соседнего фонаря, и одним быстрым и легким движением Патрульный перехватил оружие.

Уилл чуть-чуть повернул голову, пытаясь узнать, что случилось и готовы ли Честер и Кэл вступить в драку. Мальчиков не было видно.

— Нет! — в панике закричал Уилл, когда увидел занесенный кинжал. Живот свело судорогой. Он ничего не мог сделать, и не было времени, чтобы увернуться. Патрульный победил. Мужчина втянул воздух через разбитые губы и занес сверкнувшее лезвие. Шея Уилла была совершенно открыта. Мальчик стиснул зубы, ожидая, когда клинок найдет цель. У него не осталось никакой надежды.

И тут раздался оглушительный хлопок.

Пуля пролетела так близко, что Уилл кожей почувствовал исходящий от нее жар. Поднятая рука патрульного застыла, казалось, на целую вечность. На самом деле прошла всего малая доля секунды, рука разжалась, и кинжал выскользнул из нее.

Уилл не двигался, оцепенев от страха и удивления; звук выстрела еще звучал у него в голове. Он не смотрел на мужчину, но краем глаза видел, что его лицо превратилось в отвратительное месиво. Мальчик услышал долгий выдох — словно легкие патрульного выпустили весь воздух. Потом последовала кратковременная судорога, тело мужчины напряглось, и после неприятного бульканья воздух окутала розовая дымка. Уилл почувствовал капли на своем лице. Этого оказалось более чем достаточно. Мальчик с сумасшедшей скоростью скатился с мужчины и вскочил на ноги, от ужаса и отвращения задыхаясь и бормоча что-то неразборчивое.

Судорожно стараясь восстановить дыхание, Уилл снова и снова вытирал лицо рукавом рубахи. Наконец он остановился и обернулся. Кэл с винтовкой Честера в руках пялился на мертвого мужчину.

— Я убил его, — ровным голосом сказал мальчик, не опуская оружия и не отводя взгляд.

Уилл подошел к брату. Честер тоже двинулся к нему.

— Я выстрелил ему в лицо, — снова заговорил мальчик, на сей раз тише. Его глаза были совершенно пустыми, как и выражение лица.

— Все в порядке, Кэл. — Уилл забрал винтовку из неподвижных рук брата и передал ее Честеру.

Он обнял Кэла за плечи и повел прочь от тела патрульного. Уилла еще немного трясло, и он неуверенно держался на ногах, но забота о брате заставила забыть о себе. Кэл безвольно последовал указаниям Уилла, когда тот сказал, что им нужно присесть.

Только сейчас Уилл взглянул на тело мужчины, невольно охваченный желанием увидеть содеянное. Он не стал смотреть на его лицо, внимание привлекла рука мужчины, освещенная лучом фонаря. Полусогнутые пальцы расслабленно лежали, будто отдыхая. По какой-то неведомой причине Уиллу захотелось, чтобы рука шевельнулась и все произошедшее оказалось не более чем игрой. Но она не двигалась и никогда больше не двинется.

Мальчик оторвал взгляд от тела патрульного, почувствовав, как задрожал Кэл.

— Ты так здорово его подстрелил! Ты убил его! Ты сам убил патрульного! — взволнованно бубнил и смеялся Честер, его слова были не до конца понятны из-за того, что губы и лицо мальчика распухли. — Попал прямо в рожу! В яблочко! Так ему и надо! Ха-ха-ха!

— Ради бога, заткнись, Честер! — рявкнул на него Уилл.

Кэла затошнило, потом сильно вырвало. Мальчик начал плакать и бормотать что-то о патрульном.

— Все в порядке, все хорошо, — утешал его Уилл, не смея отойти от брата. — Все позади.

Неожиданно появилась Эллиот:

— Господи! А еще громче вы не можете?

Девушка увидела мертвого мужчину и одобрительно кивнула. Потом она посмотрела на ребят. Честер подпрыгивал и переминался с ноги на ногу, возбужденный от захлестнувшего его адреналина, а Кэл с Уиллом выглядели совершенно опустошенными.

Эллиот внимательно осмотрела колонны вокруг.

— Белые Воротнички оказались даже ближе, чем я думала.

— Можешь повторить это еще раз, — проворчал Уилл.

Девушка повернулась к Честеру, который теперь пытался остановить идущую из носа кровь.

— Ты подстрелил его. Хорошая работа, — с улыбкой сказала она.

— Э… я… нет… — заикаясь ответил Честер, — не мог прицелиться…

— Это сделал Кэл, — оборвал его Уилл.

— Но винтовка ведь была у тебя? — расстроенно спросила Эллиот. Она пребывала в замешательстве.

Честер не стал ничего объяснять, а только угрюмо таращился на Уилла. Тогда девушка повернулась к братьям:

— Поднимайтесь. Нам нужно уходить… прямо сейчас. Кто-нибудь ранен?

— Моя челюсть… и нос… — начал Честер.

— Кэлу нужно несколько секунд. Посмотри на него, — перебил его Уилл и наклонился, чтобы Эллиот могла увидеть пустые застывшие глаза брата.

— Без вариантов. Только не после всего этого шума, — ответила она.

— Разве?.. — попросил Уилл.

— Нет! — зарычала девушка. — Прислушайся!

Все затихли. Ребята услышали отдаленный лай, но насколько далеко он раздавался, было непонятно.

— Ищейки! — воскликнул Уилл, и волоски на его затылке и шее встали дыбом.

— Да, парочка, — кивнула Эллиот и с улыбкой взглянула на мальчиков. — Есть еще одна причина, почему сейчас самое время смыться отсюда.

— Какая? — тут же спросил Уилл.

— Я запалила фитиль в тайнике. Весь арсенал взлетит в небо через шестьдесят секунд.

К счастью, последняя информация, казалось, привела Кэла в чувство. Проходя мимо тела патрульного, Эллиот подхватила его винтовку, а потом они побежали так быстро, как никогда еще прежде не бегали. Уилл держался рядом с братом, который, несмотря на больную ногу, старался вовсю. Когда же к ним присоединился Бартлби, мальчик смог от радости бежать наравне с остальными.

Словно взрывы фейерверка, неподалеку раздались оружейные залпы. Град свинцовых пуль изрешетил колонны вокруг них, откалывая плоские кусочки обсидиана. Уилл инстинктивно наклонил голову и начал замедлять бег.

— Нет! Не останавливаться! — закричала на него Эллиот.

Пули свистели и рикошетом отскакивали от зеркальных поверхностей. Уилл почувствовал легкий рывок брючины в районе икры, но остановиться и выяснить в чем дело не было никакой возможности.

— Приготовились! — Девушка с трудом перекрикивала шум.

Раздавшийся взрыв был грандиозным. Вокруг них полыхнули слепящие лучи, отражаясь в самых разных направлениях. А когда раскаты взрыва стали уменьшаться, все вокруг начало рушиться.

Поврежденные колонны падали вниз, заваливая друг друга, словно костяшки домино. Целая секция колонн грохнулась на землю прямо за их спиной, подняв огромное облако стеклянной пыли, которое сверкало в свете фонарей, словно море черных бриллиантов. Пыль забивалась в горло и жгла глаза. Земля содрогалась от каждого удара. Потоки воздуха от падающих колонн, похожие на взрывную волну, швыряли ребят из стороны в сторону.

Общий хаос и грохот рушащегося камня не ослабевали ни на секунду, и прежде чем мальчики успели что-либо понять, они нырнули вслед за Эллиот в туннель. Уилл оглянулся назад и увидел, как колонна упала прямо у входа, окончательно его перекрыв. На несколько сотен метров все вокруг погрузилось в облако стеклянной пыли, а когда воздух стал чище, Эллиот резко остановилась.

— Мы должны идти дальше, должны идти дальше, — настаивал Честер.

— Нет, у нас есть небольшая передышка. Сюда они за нами войти не смогут, — ответила девушка, стряхивая с лица стекло. — Попейте воды и отдышитесь.

Сделав из фляги большой глоток, она тщательно прополоскала рот и только потом попила. Затем она отдала флягу мальчишкам.

— Кого-нибудь задело? — спросила девушка и принялась по очереди их осматривать.

Честер не мог дышать через нос, но Эллиот сказала, что он не сломан. Рот у мальчика сильно распух и порвался в уголке, где его зацепил патрульный, к тому же голова болела от многочисленных ударов. Когда Эллиот посветила на него фонарем, чтобы осмотреть внимательнее, Честер увидел свои красные расцарапанные колени и пропитавшиеся кровью рукава.

— Все в порядке. Кровь не твоя, — сказала девушка после беглого осмотра.

— Патрульного? — вытаращив глаза, спросил мальчик. Он вспомнил, как набросился на мужчину с осколком обсидиана.

— Это ужасно… как я мог делать такое… с другим человеком? — прошептал он.

— Потому что с вами он поступил бы гораздо хуже, — резко ответила Эллиот и перешла к Кэлу.

Мальчик почти не пострадал, только слегка болело несколько ребер. Он все еще пребывал в шоке из-за убийства патрульного и потому не сразу отреагировал на слова девушки.

Эллиот взяла его за плечи и с сочувствием сказала:

— Кэл, послушай меня. Однажды, после произошедшего со мной ужасного случая, Дрейк дал мне один совет.

Мальчик непонимающе посмотрел на нее.

— Он сказал, что верхний слой нашей кожи постоянно отмирает.

Теперь она привлекла его внимание, Кэл недоуменно уставился на нее, сморщив лоб.

— Это очень правильно. Верхний слой отмирает и клочьями слезает с нашего тела, не позволяя инфекции попасть внутрь.

Эллиот выпрямилась и, убрав одну руку с его плеча, потерла спину Уилла, чтобы продемонстрировать сказанное.

— Бактерии, или микробы, как вы их называете, поселяются на нем, но удержаться не могут.

— И что? — спросил заинтригованный Кэл.

— Так вот сейчас часть тебя отмирает, как тот слой. Она, может, немного и продержится — так было со мной, но все равно умрет, чтобы спасти тебя. И после ты станешь жестче и сильнее.

Кэл кивнул.

— Пусть жизнь идет своим чередом, и ты двигайся дальше вместе с ней.

Мальчик снова кивнул.

— Думаю, я понял, — сказал он, и его лицо утратило бессмысленное выражение, а в глазах вновь появилась былая живость. — Да, понял.

Уилл внимательно слушал девушку и был поражен тому, как она смогла утешить его брата. Почти сразу Кэл стал сам собой и принялся радостно болтать с любимым котом.

Последним Эллиот проверила Уилла. Учитывая, что ему пришлось пережить, он почти не пострадал: только несколько довольно болезненных лиловых синяков и царапин на шее, ссадины на лице и множество шишек на затылке. Осторожно ощупывая голову, мальчик вспомнил о легком рывке, который почувствовал, когда они бежали. Он осмотрел ногу и обнаружил пару маленьких дырочек на брюках.

— Что это? — спросил он у Эллиот. Уилл точно знал, что прежде их не было.

Девушка посмотрела на штанину.

— Дыры от пули. Тебе крупно повезло.

Выстрел продырявил материал насквозь, Уилл мог засунуть в дыры палец. Почувствовав огромное облегчение, мальчик вдруг понял, что не может сдержать смех. Кэл с любопытством взглянул на брата, а Честер презрительно стиснул зубы. Эллиот смотрела на Уилла с явным неодобрением.

— Соберись, Уилл, — сказала она с упреком.

— О, я вполне собран, — ответил он ей и снова захохотал. — Несмотря ни на что.

— Хорошо, тогда к Скважине, — объявила девушка. — А после в Землеречье.

— Где мы будем как дома и в сухости? — с усмешкой спросил Уилл.


Глава 46 | Глубже | Глава 48