home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4.

   Генерал Змонж покидал адмиральский флагман, в весьма странном настроении. То, что ему

   сегодня не удалось выспаться, было так, мелочь, на фоне происходящих событий. Плохо было то, что он не знал, как ему удержать нынешнюю ситуацию под контролем. С одной стороны он имел чёткий приказ Императрицы не причинять Зосану никакого вреда, с другой он не понимал, как на него в таком случае воздействовать.

   Генерал в отличие от адмирала Хисистаса, по роду своей деятельности, видел немного глубже, чем изображающий отца-командира адмирал, он чувствовал, что пилот только внешне изображает должное почтение и страх перед вышестоящим начальством.

   Пилота выдавали глаза. В его глазах не было страха. Этот страх пронизывал империю, страх перед его департаментом, тщательно скрываемый у государственной элиты и неприкрытый у остального населения. Где-то там далеко он избавился от страха или, ... или за ним стояло нечто, нечто, что поставило его выше этого страха.

   Генерал вновь вывел на дисплей данные о психоэмоциональном состоянии Зосана во время разговора и надолго задумался, анализируя их. После этого он затребовал анализ "случайных" встреч сослуживцев с Зосаном, которые во время этих кратких встреч часто задавали вопрос - " а ты помнишь?". Судя по всему, выходило, что он всё помнил, что должен быть помнить настоящий пилот Зосан. Генерала пока интересовал только один вопрос - является ли он пилотом Зосаном, а не каким-нибудь существом выращенном хозяевами этого странного корабля и имеющего память, копирующую память пилота?.

   Большинство специалистов, к этому времени, после первичного анализа данных, склонялось к тому, что объявившийся пилот настоящий Зосан, тот самый, что исчез шесть лет назад, другие эксперты осторожничали. Генерал их очень хорошо понимал, было очень мало информации, да и проверить степень достоверности этой информации было очень тяжело.

   Вот, например, тут он прокрутил отрезок беседы, когда Зосан рассказывал, что этот артефакт не обнаружил своих хозяев, с одной стороны аппаратура подтверждала, что он здесь говорит правду. С другой стороны, не было ли это внушено ему этими таинственными хозяевами, которые никуда не исчезли, а просто заставили Зосана поверить в это.

   А теперь эти существа, предварительно хорошо обработав и закодировав Зосана, отсылают его обратно. А если внедряют, то для чего всё это?. Что бы дать ему команду в назначенное время ?.

   Впрочем, такие операции можно было совершить без такой шумихи, это генерал прекрасно понимал, которая сопровождала появление Зосана. Да и куда ему внедряться после всего этого?. Ясно было, что теперь с пилота глаз не спустят.

   В конечном итоге всё упиралось в могущество той цивилизации, которая стояла за этим артефактом, в то, что она их превосходила, никто не сомневался. Стоило только посмотреть на этот проклятый корабль, который висел неподалёку от флагмана адмирала. Что самое интересное визуально его можно было спокойно наблюдать, вот он рядышком любуйтесь на него из любого иллюминатора. А вот аппаратура утверждала, что в том месте ничего нет, вакуум понимаете и ничего больше !. Правда, при этом его можно было сфотографировать в оптическом диапазоне и это всё!.

   Техники на флагмане уже измучились проверять свою аппаратуру, все тесты она проходила нормально, а вот этот странный корабль никак не фиксировала. Вспомогательные суда время от времени появляющиеся около флагмана, тоже ничего не отмечали.

   Выяснить о себе более подробно этот артефакт не позволял, несколько зондов тайком запущенных с флагмана просто исчезли, были, и нет, куда подевались, никто не знает.

   Что бы немного разобраться в этой дурацкой ситуации необходимо было более глубокое обследование пилота, в специальных лабораториях. Там можно было его исследовать вплоть до молекулярного уровня и ниже, правда, это было уже лишнее, стандартные тесты он прошёл и никаких изменений не было зафиксировано.

   С телесной оболочкой всё было более или менее ясно, а вот с психикой!. С психикой это надолго, поиски блоков и всевозможных зон внедрения могут затянуться, да и не всегда поиск и их выявления проходит безболезненно для исследуемого. Бывало что личность, мягко говоря, менялась очень значительно. В нужную для исследователей сторону, или, что случалось несколько чаще, в совершенно ненужную, после чего её смело можно было сдавать в приют для умственно отсталых.

   К сожалению, приказ Императрицы, однозначно запрещал такие привычные его ведомству манипуляции с личностью. Хотя, даже без приказа, генерал и сам это понимал, он не решился бы на какие-нибудь акции против Зосана, когда за его спиной стояла такая могущественная и таинственная сила.

   Змонж вывел на дисплей самый последний снимок артефакта. За последние несколько часов его форма стала сильно меняться, если раньше он имел форму эллипса с небольшими выступами, то теперь он несколько разросся в длину и ширину.

   Шипы на его поверхности резко вытянулись и удлинились, появилось и множество других шипов, которые тоже потихоньку росли. Генерал долго смотрел на это чудо, когда через десять минут информация об объекте обновилась, стало видно, что рост этого существа продолжается.

   В конце концов, Змонж решил махнуть на всё это рукой и подождать более полного заключения экспертов. Здесь была ещё одна сложность - некоторые учёные не рекомендовали ему передавать накопленную информацию по обычным каналам связи, включая гиперсвязь, опасаясь того что, объект может всю эту информацию перехватить. Эксперты рекомендовали ему сохранить информацию на твёрдых носителях и таким вот образом передавать.

   После некоторого раздумья генерал связался с Императрицей и изложил ей выводы экспертов. Императрица согласилась с их заключением и разрешила отложить намеченный доклад ровно на один день, но не более.

   Генерал устало провёл рукой по гребню, неожиданно почувствовав, что он очень сильно измотан всеми этими событиями, да и возраст вновь напомнил о себе. Он уже не тот как раньше, который мог сутками напролёт заниматься делами и не обращать внимания на годы. Приказав медикам, постоянно сопровождавших его, подготовить регенерационный комплекс, он не торопясь, пошёл в медотсек.

   Курьер был практически пуст, все сопровождавшие его на адмиральском курьере сотрудники, включая незадачливого полковника, остались на корабле адмирала и возвращаться генералу, пришлось практически в полном одиночестве, если не считать группу медиков и охранников.

   В медицинском отсеке генерал разделся и с наслаждением погрузился в биогель регенерационного комплекса. Прозрачная крышка опустилась на место, отрезав его, от внешнего мира и он расслабился, впервые за последние сутки.

   -Какое счастье, что можно ни о чем не думать хотя бы несколько часов - успел подумать он, прежде чем погрузиться в освежающий сон.

  


***** | Тело сдал - тело принял | *****