home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 11.

   Утром Никитина разбудили пронзительные птичьи крики. Землянин перевернулся на другой бок и попытался снова заснуть, но крики не смолкали, временами становясь совершенно невыносимыми, мешая ему вновь заснуть.

   Он с вздохом сел на шкуре и попытался сквозь узкую щель пещеры разглядеть, что происходит на берегу, но это ему не удалось. Только изредка в поле его зрения попадали быстро мелькающие туда-сюда птицы, издающие эти пронзительные звуки.

   Поняв, что теперь заснуть ему не дадут, Сергей начал осторожно выбираться из пещеры, стараясь не задеть головой о низкий потолок. Возле выхода он остановился и осторожно выглянул наружу. Около его объедков оставленных им вчера вечером, шла яростная драка каких-то мелких животных похожих на крыс с небольшими, но судя по их поведению довольно задиристыми птахами.

   Птицы с пронзительными криками пикировали на грызунов, которые стояли на задних лапках и угрожающе скалили зубы. Временами животные подскакивали, стараясь вцепиться зубами в пернатых конкурентов, но птицы были проворнее, и легко уклонялись от их прыжков.

   Понаблюдав немного на это бесплатное представление, Никитин вышел из пещеры. Стоило ему только вылезти из пещеры как вопящая компания, играющая в войнушку, на мгновение замерла, а потом с криками бросилась кто куда.

   Птицы резво взмыли в небо с недовольными криками, а животные с писком бросились к воде и с громкими всплесками исчезли в реке.

   Проводив забавных воришек взглядом, землянин с наслаждением потянулся, вдохнул свежий воздух и стал разминать затёкшие на жёстком ложе мышцы. Светило ещё не высоко поднялось над горизонтом, что соответствовало примерно шести часам утра московского времени.

   Обычно Никитин, в той земной жизни, он терпеть не мог вставать раньше восьми, но жизнь в деревни как-то незаметно, для него самого, превратила его из совы в жаворонка. А что прикажете здесь делать после десяти вечера, когда стемнеет. Там, в Москве он бы с удовольствием почитал книжку, поиграл бы на компе, а здесь?.

   Правда, и в том мире и в этом были женщины, а для занятий любовью света особенно и не требуется. К сожалению, помимо женщин было очень много вещей, к которым он привык в своём мире и к отсутствию которых он так и не смог приспособится в этом.

   Сергей умылся в мутноватой речке, после чего полчаса занимался физическими упражнениями. Немного отдышавшись, он окунулся на несколько мгновений в прохладную речку, и лёг на теплые камни, с удовольствием подставив солнцу своё обнажённое тело.

   Подходил к концу уже восьмой месяц, как быстро летит время, с тех пор как его вселили в это тело. Никитин с содроганием вспомнил, каким оно было - кожа да кости, а теперь он с удовольствием напряг уже хорошо заметные бицепсы.

   Хвастаться было, по правде говоря, особенно нечем, для этого мира требовалось тело с более впечатляющей мускулатурой. Но это тело было молодо, выносливо и было полно энергии, которая помогала ему преодолевать массу житейских неудобств. Все-таки это было здорово, когда можно было дни напролёт бегать, быстро восстанавливать свои силы и не думать о болячках свойственных зрелому возрасту.

   К его большому сожалению пока никаких особых чудес, которые ему так щедро обещал ему Хранитель, Никитин в себе так и не обнаружил. Единственное чудо, которое он обнаружил у себя, к этому времени - это возможность несколько быстрее, чем обычный человек, затягивать свои раны и ссадины.

   Светило припекало. Захотелось пить. Сергей, осторожно ступая босыми ногами по камешкам, пошёл к роднику, который выбивался из узкой расщелины неподалёку и стекал в реку. Рядом с родником густо росли ползучие растения, скрывая тонкую струйку воды неспешно текущую из расщелины.

   Никитин раздвинул несколько кустиков и подставил под прозрачную струйку горлышко глиняной фляги. Наполнил её водой, после чего подставил под струю руки и напился из горсти холодной, немного солоноватой воды.

   Почему-то везде, во всех источниках, из которых он пил, вода была не совсем пресная, а всегда была чуть-чуть солоновата, но он уже потихоньку начал привыкать к этому новому для себя вкусу.

   Пить воду из реки он не хотел, что бы ненароком не подцепить какую-нибудь гадость. Медный котелок, в котором можно было вскипятить воду, так и остался пока несбыточной мечтой.

   -Проблемы, проблемы!. Скорей бы добраться до первого клада!. - он мысленно вздохнул.

   Самой большой для него и пока не решаемой задачей было отсутствие финансов. Без денег не решалось слишком много проблем, а одну из них ему требовалось решить в самое ближайшее время.

   Проблема была простая до невозможности - как ему добраться до Кины, имея всего около четырёх мелких золотых монет в местной валюте, когда нужно было, как минимум раз в пять больше ?.

   Кина - так назывался первый по настоящему крупный город, который он не мог миновать, по дороге к порталу. От Кины до портала, судя по его карте, было, что-то около, двухсот километров, но до Кины сначала ещё надо было дойти. Этот участок от Замира до Кины был наиболее опасным как для одинокого пешехода, так и для средней руки каравана.

   Караванщики требовали за проезд двадцать золотых монет, а вся его наличность, после продажи всех тех вещей, которые он захватил из деревни, на сегодня составляла от силы три-четыре золотые монеты. Никитин вздохнул, оделся и стал аккуратно протискиваться в узкий лаз пещеры, стараясь при этом не запачкаться.

   В этой пещере он ночевал уже третьи сутки. Она стала его новым домом, после того, как он убежал из племени вместе с караванщиками, от которых, спустя несколько дней тоже дал дёру.

   Никитин не особенно верил в их бескорыстие, хотя и разыгрывал, перед ними, из себя эдакого простодушного дикаря.

   Эти люди вполне могли продать его в рабство, и на последней ночёвке перед городом, он незаметно для них отстал от каравана и добирался до города самостоятельно. Дождавшись, когда караванщики, немного покричав, ушли, он подождал несколько часов и скрытно отправился вслед за ними.

   Местность была гористая, и ему не составляло особого труда, крался параллельно дороги. Правда тогда он здорово тогда поцарапался пока пробирался сквозь колючие кусты, руки и ноги до сих пор были в глубоких царапинах, но это было всё ерунда - главное его путешествие по этому миру началось. Хорошо бы оно ещё и удачно закончилось!.

   Немного погодя он вышел к реке и дальше пошел по каменистому, засыпанному крупной галькой пляжу, где и нашёл это пристанище. Местечко это находилось примерно в получасе ходьбы от окраин здешнего города. На всем протяжении реки было много таких небольших пещер, выбирай любую!. В одной из них, рядом с которой, пробиваясь из расщелины, узкой струёй, струился родничок он и остановился.

   Городок назывался Замир и в основном представлял из себя беспорядочную массу глиняных построек и землянок. Лишь на холмах стояло несколько низких, не особенно больших, строений из тёсанных каменных глыб.

   Самый большой из них принадлежал местному правителю - керу. Никаких стен для защиты от врагов городок не имел, да и откровенно говоря, грабить здесь было нечего. С достопримечательностями в этом маленьком городе было туго - были только три таверны и один большой рынок под открытым небом, вокруг которого собственно и крутилась жизнь этого маленького, тысяч на десять жителей, городка.

   Немного странно было и то, что в городе не было никакого храма или культовых сооружений. Побродив по городу, он выяснил, что все капища и храмы были расположены за пределами города. Таким образом, местный владыка давал понять, что не оказывает предпочтение тому или иному культу.

   Рынок, где днём и ночью кипела жизнь, располагался на краю города, на небольшом холме и куда вела одна единственная дорога. С одной стороны рынок ограничивала глубокая расщелина, здесь же казнили преступников и их тела сбрасывали в пропасть. Хотя надо сказать, казни здесь происходили очень редко.

   В окрестностях был небольшой золотой и медный рудник, которые всегда испытывали острую нужду в желающих помахать киркой, поэтому всех преступников быстро отправляли туда. С трёх других сторон рыночную площадь обрамляли одно и двухэтажные глинобитные строения.

   Строили тут в основном из глины смешанной с прутьями. Строевой древесины в здешних лесах было мало, и стоила она довольно дорого. Здесь торговали наиболее богатые купцы, там же они и жили. Остальные торговцы торговали, разложив свой нехитрый товар прямо на земле. Попасть на рынок можно было только по одной узкой дороге, на которой с трудом разминулись бы две телеги. Отчего при въезде на рынок часто создавались пробки, которые быстро перерастали в драки, и тогда в дело вступали городские стражники, лупцуя копьями всех, подряд без разбору. Таковы были его первые впечатления об этом городе.

  

   На сегодня у него были две задачи - узнать цены на оружие и попробовать как-нибудь договориться с караванщиками что бы вместе с ними попасть в Кину.

   Немного подкрепившись, землянин часть вещей затолкал в узкий лаз, разгрузив, таким образом, свой рюкзак и прикрыл его камнем. После чего он надел рюкзак, замаскировал следы своего пребывания здесь и, взяв в руки, посох, отправился в город по уже привычному маршруту.

   Вскоре показались первые землянки, с узкими, больше напоминавшие звериные норы лазами. Входы в эти жилища были завешаны дырявыми кожами или шкурами, а то и просто закрывались большими камнями. Проходя мимо таких строений, Сергей всякий раз чувствовал, что его внимательно, из темноты, разглядывают их обитатели.

   В этот раз неожиданно неподалёку от него распахнулся полог и на дорогу со смехом выскочил голый ребёнок, который тут же замер, с удивлением глядя на Сергея. Следом за ним выскочила одетая только в одну короткую юбку молодая мать и быстро утащила ребёнка обратно, в свою нору, даже не взглянув на пришельца.

   Никитин настороженно огляделся вокруг, но вокруг было тихо, только из норы, куда скрылись их обитатели, послышались шлепки и плач ребёнка. Сергей покачал головой и пошёл дальше, запахи, которые витали вокруг, нельзя было назвать приятными. Обитатели этих нор не особенно утруждали себя гигиеной, и запах нечистот ещё долго преследовал его.

   Вскоре начали появляться неказистые строения, из глины, огороженные невысокими заборами, за которыми ревела домашняя скотина. Скоро к нему со всех сторон начали присоединяться спешащие на рынок продавцы и покупатели.

   Землянин дивился разнообразию вьючных животных, большинство использовали, как и торгующие с его племенем караванщики - быков. Много было животных похожих на больших козлов. Эти довольно драчливые создания, так и норовили укусить или боднуть другого самца, у других повозки тянули звери похожие на низкорослых ящеров.

   Ящеры шагали спокойно, только их длинные носы беспрерывно мотались из стороны, в сторону принюхиваясь к соблазнительным запахам. Однажды Сергей приметил торговца, у которого телегу тянула голенастая птица, наверное, раза в два толще, чем земной страус. Такие вот дела...

   Солнце начало уже сильно припекать, когда он дошёл до площади наполненной людьми и животными. Вытерев пот с лица, он остановился и осмотрелся вокруг.

   Площадь не могла вместить всех желающих, и торговцы непринуждённо раскладывали свой товар на близлежащих улицах. То, что улицы были не приспособлены для торговли, их не смущало, и они весело переругивались с возничими требующими, что бы они убрались и дали им проехать.

   Так с криками и руганью, толкая, и пиная друг друга, толпа медленно втекала в узкую горловину рынка. Никитин немного отошёл от основной массы людей, толпящейся у входа, и стал оглядываться вокруг.

   Рядом с ним яростно спорили покупатель и торговец:

   -За две такие мелкие жемчужины, ты нигде не купишь и трети туши такой свиньи. Ещё вчера она бегала по лесу и жрала коренья. Смотри, какая она упитанная - охотник резко поднял тушу, свиньи за ноги и повертел перед покупателем.

   -Да у этих свиней жёсткое мясо, - не хотел уступать ему покупатель, принюхиваясь к туше - и к тому же оно отдаёт тиной, это тебе не домашняя свинья. Хорошо давай я тебе дам ещё одну жемчужину!.

   Охотник и покупатель опять принялись спорить. Никитин прошёл мимо спорщиков и двинулся дальше по базару. Насколько ему удалось разузнать, на рынке в качестве мелких денег имел хождение речной жемчуг всевозможных расцветок.

   Наиболее высоко ценились белые и розовые жемчужины. Монеты встречались реже - в основном медные и золотые. За местную мелкую золотую монету здесь давали, примерно сорок медных монет, а за одну медную монету давали две мелкие жемчужины. Крупные жемчужины здесь котировались один к трём к медной монете. Немного странное соотношение, на Земле за золото давали гораздо дороже в медной монете. Хотя здешнее золото, было довольно низкой пробы, Сергей не был специалистом, но меди в местных золотых монетах, явно было не меньше половины, а то и больше.

   Серебреные монеты здесь были редкостью и за них просили одну, а то и целых две местные золотые монеты. Это видимо объяснялось тем, что в окрестностях был золотой рудник, но не было ни одного серебренного. Всё серебро привозили из-за перехода, как здесь называли портал, и ценилось оно даже несколько дороже золота.

   Чеканка местных монет была очень примитивной, на одной стороне было изображены только три горизонтальные линии, на другой стороне не было ничего. При взгляде на это произведение местного монетного двора, у Сергея возникало сильное подозрение, что их торопливо рубили на куски, потом плющили молотком и наносили чёрточки.

   Очень редко на рынке можно было увидеть монеты красивой чеканки, они тоже были из-за перехода и ценились заметно выше, чем местные. Золота в них было побольше, и шли они один к двум. Бывало, что за некоторые монеты из-за перехода просили и три местные.

   Он задержал свой взгляд на монетах явно не здешней чеканки, которыми покупатель расплачивался с продавцом. Заметив его интерес к деньгам, тот хмуро на него взглянул. Землянин сделал безразличное лицо и пошёл дальше, протискиваясь сквозь толпу. Воришек здесь хватало, и озабоченность этого человека была ему понятна.

   Сергей медленно шёл по базару, иногда разглядывая приглянувшуюся вещь и споря из-за цены. Вчера он выгодно продал все свои лягушачьи шкуры и два запасных рюкзака на жёсткой раме, которые так понравились одному охотнику, что он купил их за одну золотую монетку. Теперь все эти монеты и жемчужины покачивались у него в кошеле на шее.

   Такая предосторожность была не лишней, в толпе часто мелькали грязные дети, обоих полов, с цепкими взглядами, и не требовалось особого труда, что бы представить, чем они занимаются. Иногда эти ребята намеренно создавали затор при въезде на рынок и, пользуясь возникшей неразберихой, ловко обчищали повозки.

   Рынок не блистал особым разнообразием товаров, в основном здесь торговали продовольствием, всевозможными глиняными изделиями и другими нехитрыми изделиями местных умельцев.

   Сегодня Никитин решил, наконец, посетить оружейную лавку, она была единственной в городе. Он хотел узнать, насколько здесь ценится оружие и медные изделия. Пробравшись сквозь толпу, он направился в неё. Неподалёку от входа стоял детина с дубиной, его глаза цепко прошлись его одежде.

   -Чего тебе надобно парень ? - недовольно спросил он.

   Никитин остановился и посмотрел парню в глаза.

   -Мой господин, послал меня посмотреть, есть ли здесь оружие, которое его заинтересует.

   -А деньги у тебя есть? - продолжал допытываться парень.

   Сергей, молча, достал кошелёк и, встряхнув его, вытащив золотую монету, повертел между пальцами и молча, положил её обратно.

   -Таких монет тебе потребуется много парень.

   -У моего господина, найдется достаточно таких монет, если конечно, здесь есть чего купить - с нажимом произнёс Никитин.

   -Ладно, проходи. - После чего бдительный страж легонько стукнул дубинкой в стену. - Эй, хозяин тут пришли.

   -Пускай заходит! - ответил из дому хриплый бас.

   Никитин откинул полог и очутился в небольшой комнате с низким потолком. В углу комнаты на большом матрасе сидел одетый в кожаную безрукавку мужик и ел виноград, сплёвывая на пол. Увидев покупателя, он с кряхтением поднялся, при этом из его безрукавки вылез большой обросший шерстью живот, но торговца это не смутило. В этом обществе тучность считалось признаком процветания и богатства.

   -Ну и чего надо твоему господину парень ?.

   Торговец явно слышал их разговор с охранником. Сергей огляделся вокруг, на широких лавках лежали в основном топоры всевозможных размеров, по углам стояли копья с наконечниками и без, отдельной стопкой лежали деревянные щиты, обитые кожей. Ничего сделанного из железа, тем более из стали, он не заметил..

   -Моему господину нужен хороший кинжал или меч.

   Торговец кивнул на лавку, где лежало несколько ножей:

   -Такие игрушки, твоему господину подойдут ?.

   Никитин снял рюкзак, поставил посох, после чего неторопливо подошёл к лавке и повертел самый большой нож. На кинжал он явно не тянул, изделие было грубой ковки с обоюдоострым лезвием, рукоятка была обмотана кожаным ремнём. Землянин задумчиво повертел нож, попробовал его согнуть, после чего с недовольным видом положил на место.

   -Что то он маловат для кинжала хозяин, нет ли чего-нибудь получше и подлиннее.

   Хозяин задумчиво почесал пузо и, ни слова не говоря, скрылся внутри дома. Минуту спустя он вернулся, неся с собой плетёную корзину. Его глаза цепко прошлись по оставленному товару, всё ли на месте. Убедившись, что всё на месте он открыл корзину и вытащил из неё пяток кинжалов.

   -Вот смотри парень это "кинской" ковки, а вот этот "таринской", его я купил у наёмников. Ребята продали мне несколько штук. Этот последний, такого в этом городе не найдёшь, так что бери быстрей. - Торговец ласково погладил клинок и протянул покупателю.

   Никитин с любопытством оглядел клинок, длина лезвия была примерно сантиметров двадцать пять и по качеству обработки, он заметно отличался от местных изделий.

   -Хорошая бронза и заточка тоже хорошая - одобрительно покивал головой Сергей.

   Торговец улыбнулся, показав редкие изъеденные кариесом зубы, и тоже закивал головой, соглашаясь с покупателем. У кинжала была удобная рукоятка из дерева, обтянутая шершавой кожей, что бы рука, не соскальзывала. По сравнению со всем остальным это была самая лучшая вещь у торговца. Да он и не скрывал этого.

   -Такой клинок я меньше чем за четыре меры монет не отдам, так и передай своему хозяину. Заметив кислое выражение лица Сергея, хозяин торопливо добавил:

   -В придачу даю ножны, очень красивые, сам кер у нас с такими ножнами ходит. Если хочет взять "кинской" ковки, ну меры за две уступлю.

   Никитин важно покачал головой.

   -Хорошо я передам своему господину твою цену торговец. Скажите мне почтеннейший, а можно ли у вас купить кинжал из железа.

   Торговец гулко расхохотался.

   -Из железа, да кому оно нужно это железо - разве что жрецам. Да ты знаешь, парень, сколько стоит такой кинжал?.

   -Ну, наверное, раза в два дороже, чем этот.

   -Нет, парень не угадал в пять, раз больше и считай, что тебе повезло. Такими вещами я не торгую, да и кто его здесь купит за такие деньги. Да и ломаются такие клинки частенько, а то и гнутся. Не... бронза надёжней. У меня берут воины, а не жрецы!. Им бронзой или медью сподручнее друг другу брюхо протыкать.

   Торговец довольный своей шуткой вновь громко засмеялся.

   -Так вот парень, если твой господин захочет пускай приходит сюда, может быть десяток-другой монет я ему и скину. А тебе самому парень нож не нужен?. У тебя я погляжу, и оружия то нет!. Я тебе нож за сто монет уступлю.

   Никитин скривился. Торговец продолжал напирать.

   -Ну, хорошо за девяносто уступлю!.

   Торговец явно жаждал поторговаться, видимо у него сегодня с самого утра было не особо удачный день, но Сергей, сражённый наповал такими ценами, к огорчению торговца, даже не сделал попытку торговаться.

   -А топор, сколько стоит ?.- спросил он с непроницаемым лицом.

   -Ну, вот тот маленький метательный стоит триста монет, а вот этот - торговец повертел в руках массивный топор - ну мер за восемь отдам.

   -Хорошо уважаемый я передам своему господину твои цены, может быть он и мне что нибудь купит.

   Торговец вдруг заговорщески подмигнул ему и предложил:

   -Если ты парень уговоришь своего хозяина, что-нибудь купить то пяток монет и тебе от меня перепадёт. Мало. Тогда десять монет точно!. Ну как договорились?.

   -Спасибо уважаемый я подумаю.

   Никитин поклонился хозяину и, взяв свои вещи, вышел из лавки. Охранник с дубиной даже не посмотрел на него, когда он выходил из лавки, его глаза были устремлены на пышногрудую девицу которая, низко наклонившись, выбирала овощи. Её одежда провисла, и грудь была видна во всём своём великолепии.

   Сергей тоже с удовольствием заценил щедрые формы девицы хмыкнул и пошел дальше к другому концу рынка, пробираясь сквозь галдящую толпу. Отойдя от лавки торговца, он покрутил головой, припомнив какие цены назвал ему торговец.

   -Однако нехилые здесь цены на оружие, четыре меры! Целых четыреста золотых монет!. - подумал он - Действительно проще ограбить, кого нибудь и отобрать оружие.

   -А может быть здесь, цены устанавливают как в Каире, например?. - продолжил он размышлять - Это когда торговец заламывает цену, раз эдак в пять выше номинальной и нужно часа два торговаться, что бы заставить его сбавить до нормальной величины. Что то они здесь больно несуразные!.

   По пути он внимательно разглядывал товары, но оружием никто больше на рынке не торговал, так что сравнить цены оказалось не с чем. На другом конце рынка располагались вьючные животные караванщиков, и Никитин отправился туда. Он хотел узнать, не передумали ли караванщики, может быть, у них образовалось, вакантное место и они возьмут его с собой до Кины - одного из самых крупных городов в земном секторе.

   Сергей не хотелось в одиночку проходить столь опасный маршрут, ему хотелось примкнуть к ближайшему каравану. Проблема была в том, что караванщики не хотели брать с собой посторонних людей, только за плату.

   Исключение составляли наёмники, которых они, на время, нанимали охранниками и рассчитывались с ними в Кине. Но на наёмника Сергей явно не тянул, к тому, же у него не было никакого оружия, а его посох никто за оружие не считал.

   Другой вариант - заплатить караванщикам за право проезда, но никто из них не соглашался на это меньше чем за двадцать золотых, а таких денег у него не было. Дешевле караванщики не соглашались, больно уж опасным и непредсказуемым был переход до Кины. Получался замкнутый круг.

   Единственная дорога к этому городу, проходила через Плато Дикарей. Это плато, славилась тем, что там, на проезжавших, часто нападали чернокожие аборигены. Все кто часто ходил этим путём, были твёрдо убеждены, что все они каннибалы. Впрочем, ни опровергнуть, ни подтвердить этот факт никто не мог, ещё никто, из тех, кто попал к ним в плен, не возвращался обратно.

   Все дикари были небольшого роста и умели очень ловко прятаться в высоких травах, что бы выскочить из нее в нужный момент. Если караван благополучно проходил это плато, то на этом его приключения не заканчивались, дальше начиналась дорога через большой лесной массив. Этот лес назывался достаточно определённо - Разбойничий Лес.

   Немало караванов благополучно пройдя плато, бесследно исчезали в этом лесу. Этот лес особенно интересовал Никитина, там находился небольшой клад, на который он очень рассчитывал.

   До конечной цели ему нужно было пройти больше двух тысяч километров и, совершать такой путь без денег было очень неразумно. Никитин во время встречи с Хранителем не зря потратил так много времени, тщательно изучая предстоящий маршрут и схроны разбойников.

   Один из этих зарытых и забытых разбойниками кладов, он должен был вскрыть, когда они будут проходить через этот лес. Больше никаких кладов в этом секторе Хранитель ему не смог показать, остальные более богатые клады были за переходом, до которого ещё надо было добраться.

   Еще в деревне, Никитин тщательно перерисовал, на выделанную кожу, весь свой маршрут и все клады, не полагаясь на свою память. По карте выходило, что до Кины было порядка трёхсот километров, что составляло примерно шесть дневных переходов.

   Потолкавшись среди караванщиков Никитину, удалось узнать, что они собираются выступать через два дня. Неожиданно Никитина окликнул знакомый караванщик, который вчера заломил ему цену в двадцать монет, за право путешествовать под защитой каравана. Он сидел в тени от телеги и, не торопясь, откусывал от копчёного окорока. Около него, просительно виляя хвостом, застыла, не спуская глаз, с мяса мелкая облезлая собачонка.

   -Ну что парень, - неторопливо сказал караванщик, пережёвывая очередной кусок - раздобыл двадцать монет?. А то через два дня мы уходим.

   Никитин развёл руками.

   -Увы, уважаемый таких денег у меня пока нет.

   Караванщик что-то невнятно промычал, пережёвывая, потом выплюнул кусок и сказал:

   -Значит, придётся тебе парень поработать "хвостом".

   - "Хвостом" - это как ? - не понял его Никитин.

   -Из какой дыры ты выполз парень! - презрительно сказал тот. - "Хвостом" - это значит, что ты и другие голодранцы идёте позади нашего каравана. Понял ?.

   -Ну и что в этом такого особенного.

   Караванщик взглянул на него как на идиота.

   -Чего, чего, а вот чего!. Охрана каравана, в случае если на вашу толпу нападут, драться за вас не будут. Они будут драться только в том случае, если разбойники нападут на самих караванщиков и на тех, кто заплатил за перевоз. Понял теперь? .

   -Теперь понял, уважаемый.

   -Ваша толпа, как хвост у ящерицы - пояснил ему словоохотливый караванщик - если разбойники вцепятся в него, то караван вас бросает и уходит дальше. Без "хвоста", но целым - тут караванщик довольно захохотал.

   -Скажите уважаемый, а где эти люди собираются ?.

   Караванщик небрежно махнул рукой на другой конец города.

   -Как только город закончится, там они все и ждут. Когда караван пройдет, то они идут за нами следом.

   -Спасибо вам уважаемый за то, что снизошли, до беседы со мной - поклонился Никитин

   -Ладно, иди - махнул рукой караванщик - и запомни еще, когда караван останавливается на ночёвку приближаться к нему нельзя. - Караванщик сделал вид, что раскручивает пращу - И всё, даже спрашивать не будут.

   Караванщик доел окорок и бросил кость собаке. Как по волшебству сразу подле неё возникло ещё десяток таких же облезлых шавок, которые с громким лаем помчались за более удачливым собратом. Свора быстро исчезла под ногами прохожих, вызывая ругань и пинки, если псы пробегали достаточно близко от человеческих ног. Псы быстро затерялась на рынке, только вскинутые в угрожающих жестах руки, выдавали, время от времени, траекторию движения стаи. Никитин ещё раз поклонился и отошел от караванщика. Внутри него всё ликовало, теперь он знал, как ему добраться до Кины. Побродив ещё по рынку, он сторговал за одну жемчужину два десятка сухих лепёшек, сделанных из ягод и серой муки, которые очень долго не черствели. В другом месте он обнаружил у торговца гречу и за одну жемчужину купил пару килограмм. Места эта крупа занимала немного, но хорошо разваривалась и прекрасно утоляла голод.

   Бродя по рынку, он внимательно высматривал картошку, но такой экзотикой здесь отродясь не торговали. Торговцы только пожимали плечами в ответ на его расспросы о картошке. Побродив по рынку, он обнаружил, что в разряд экзотических овощей здесь попали и другие привычные ему корнеплоды, такие как капуста и свёкла, их он здесь тоже не увидел.

   С другой стороны на рынке предлагали еще десятка два совершенно незнакомых ему плодов и корнеплодов, но Никитин не хотел зря рисковать. Так безрезультатно обойдя весь рынок в поисках картошки, он за ещё одну мелкую жемчужину купил три большие горсти сушёных плодов, которые путешественники брали с собой. Эти плоды по вкусу напоминали финики и были так же питательны.

   -Как-нибудь в другой раз, - когда задержусь где нибудь подольше, то обязательно попробую всё это разнообразие, - решил он, облизнувшись, глядя на крупную, с кулак ягоду, формой напоминавшую клубнику.

   Конечно, ему очень хотелось всё это попробовать, да и стоили все здешние продукты недорого. Его останавливало только одно, он понимал, что перед походом испытывать свой желудок незнакомой пищей было опасно. У него уже имелся печальный опыт, когда в Сингапуре он с приятелем, как-то отведал мякоти какого-то шипастого плода, который там рекламировали как клубнику со сливками, после чего они целый день потом далеко не отходили от туалета.

   С тоской, поглядывая на аппетитные ягоды, он купил крупную дыню и, пошел посмотреть на товары, которые, судя по призывным крикам торговцев, были привезены из-за перехода. Потолкавшись ещё немного в этих рядах и не обнаружив картошки и там, он начал пробираться к выходу.

   -Ну что же, наестся печёной картошки, мне на этот раз не удастся. Картофель фри тоже неизвестно когда будет и будет ли вообще. Придется идти ловить рыбу - с такой мыслью, он и отправился прочь из города.

  

   Оставшиеся дни перед походом, Никитин посвятил, заготовкам - наловил несколько десятков рыбин, которые сейчас сушились на солнце. Соль он предусмотрительно взял с собой из деревни, крючок и целый моток толстых ниток тоже. За два дня на жарком солнце, рыба немного подсушилась и уже была готова к употреблению. На ночь он прятал рыбу в пещеру, памятуя о здешних, прожорливых обитателях.

   Больше всего землянина беспокоила проблема с водой, он забыл спросить у словоохотливого торговца, имеются ли источники воды по их маршруту. С собой у него было четыре глиняные фляги, примерно по литру каждая и небольшой глиняный кувшин литра на два - итого семь литров. Дня на два-три, при экономном расходе, этого должно было хватить, это Никитин знал твёрдо исходя из личного опыта туриста.

   К тому же тощее тело пятнадцатилетнего мальчишки не требовало особенно много воды и пищи. Места в рюкзаке, теперь после того как он продал товары, которые он захватил с собой из деревни, хватало. Он рассчитывал захватить с собой сушёной рыбы и фруктов. Можно было насобирать диких яблонь и груш, которые изредка попадались здесь, но они были ещё зелёные. В этой местности, как уверяли его местные жители, зимы были мягкими и урожаи здесь собирали два раза в год, но пока был не сезон.

   -В крайнем случае, куплю ещё несколько дынь на рынке - решил он.

   Пяток небольших дынь, за одну мелкую жемчужину, он в тот же день, купил у торговца, который вёз их в город, таким образом, проблема воды была снята. В ночь перед походом он лег спать пораньше и поднялся задолго до зари. Умывшись, и испив в последний холодной воды из родника, он наполнил водой все свои фляги, и мысленно поблагодарив родничок, двинулся в путь.

   Его рюкзак изрядно потяжелел, но было терпимо, главное было не споткнуться и не упасть на еле-еле видимой серой ленте дороги. Он свернул со знакомой дороги, ведущей в центр города и отправился по другой в обход. Там на выходе из города, по дороге в Кину, по заверению караванщика, должны были ждать караван такие же бедолаги, как и он. Добравшись до начала торгового тракта, землянин обнаружил, что в качестве "хвоста", помимо него, решило попытать счастья ещё человек сто.

   По обе стороны дорого тут и там горели костры, возле которых кучковался разный народ. Около одного из них, несмотря на ранние, утро уже весело горланили песни и по рукам ходил бурдюк с вином. Возле другого костра большая куча людей просто отрешённо смотрела в огонь. Около двух других, которые находились наиболее далеко от дороги, располагался похоже целый клан или семья. Там мелькали женские платки, и слышался детский плач.

   -Неужели они поволокут детей, на себе - удивился Никитин.

   Загадка оказалась простой, из густой травы поднялись несколько грязно-белых пятен, которые оказались ламами, на них женщины сноровисто навьючивали поклажу, и большие плетёные корзины, в которых укладывали детей.

   -Эй, парень!. - окликнули его, около одного костра - Иди сюда.

   Мужчина хлопнул рукой по циновке рядом с собой.

   -А ты Ухо иди, погуляй, пока - сказал он парню, который сидел рядом с ним.

   Тот резво вскочил, недовольно фыркнул на Сергея, но ослушаться не посмел и пошёл к другому костру.

   Подойдя поближе, к нему Сергей, в свете нового дня, увидел, что он уже немолод. Его голова и борода была уже вся изрядно седая, на правой щеке был длинный зарубцевавшийся шрам. Несмотря на почтенный по здешним меркам возраст выглядел старик хорошо, мощные бицепсы и грудь впечатляюще выглядывали из безрукавки сшитой из шкуры степной рыси. Сергей сразу же признал в нём опытного наёмника.

   Никитин откинул капюшон, неторопливо снял рюкзак, и сел на предложенное место. На него с любопытством поглядывало местное общество. Общество, в котором ему предстояло почти неделю путешествовать. Приветливо улыбнувшись всем им, он повернулся лицом к старику. Тот пристально его разглядывал. Никитин спокойно выдержал его взгляд и немного погодя первым опустил глаза.

   -Меня зовут Гранх. Ты парень, как я вижу, тоже хочешь пойти вместе с нами в качестве наживки для дикарей.

   Он весело захохотал, сидящие рядом с ним подхватили его смех.

   -Да я хочу попытаться не попасть к ним в котёл уважаемый, по крайней мере, не сейчас. Меня зовут Сажи. - Никитин, немного изменил своё имя, что бы оно не так резало слух окружающим. Компания довольно загоготала, радуясь его шутке.

   Сидевший рядом с ним парень одобрительно хлопнул его по плечу. Новичок был принят в их компанию, потом сидящие возобновили свои беседы о том, что они будут делать, когда доберутся до Кины.

   -Ну что же ты у нас, я вижу, смышлёный парень, поэтому я так и буду называть тебя - Смышлёным. Теперь слушай дальше, Смышленый, если хочешь до Кины и сохранить свою шкуру целой держись наших ребят, понял.

   -Понял уважаемый.

   -То-то же и запомни!. Если я сказал, делай то - будешь делать, а не то... - ветеран хлопнул рукой по бедру, где у него висел кинжал.

   Никитин заметил, что на его правой руке у него не хватает половины мизинца.

   -Я не то что тебя пугаю парень, но если вы будете вести себя как бараны - сказал он, обращаясь уже ко всем присутствующим- то все подохнёте под копьями этих черных морд. Поняли шакалий помёт!.

   -Поняли, поняли! - хором, ответили все вокруг.

   -Не скажет ли уважаемый сотник, много ли колодцев встретятся нам, по пути? - задал вопрос Никитин.

   Он специально назвал старика сотником, хотя сомнительно, что он командовал, чем нибудь больше десятка.

   Старик важно провёл загорелой рукой по бороде.

   -Вот смотрите на него вы, безголовые дурни!. Этот парень сразу же задал мне толковый вопрос. Почему говорите?. Потому, что без воды вы подохнете дня через два-три. На пути будут три колодца, первый и второй через день пути, третий в конце перехода того же дня. В Разбойничьем лесу полно родников, там от жажды не умрёшь. Так что вначале будет тяжело. А оружие у тебя есть с собой парень?. Чем ты думаешь отбиваться от дикарей, своей палкой что ли ?. - он ткнул пальцем в его посох.

   Вокруг костра снова добродушно захохотали. Никитин кивнул головой подтверждая.

   -Может быть, у кого-нибудь из добрых дикарей разживусь кинжалом - задумчиво добавил он с серьёзным выражением лица.

   Все сидящие у костра сначала опешили от такого ответа, а потом попадали на землю от хохота. Громче всех хохотал ветеран.

   -Ох, парень ну и рассмешил ты меня!. Давно я так не смеялся, - он одобрительно хлопнул его рукой по плечу, от такого удара землянина сильно мотнуло вбок.

   От других костров к ним потянулись другие, что бы узнать, что их так развеселило. Всем им быстро пересказывали шутку Никитина и то тут, то там народ начинал смеяться.

   -Ладно, посмотрим парень, что ты там добудешь. Может быть, копьё в брюхо добудешь!. - гнусаво пробурчал сидевший рядом с Гранхом тощий оборванец.

   -А ты заткнись, Безносый - вдруг вспыхнул ветеран - нечего тут каркать!. Ещё раз скажешь такое, я тебе все оставшиеся зубы выбью.

   Для большей убедительности, наёмник, поднёс к носу говорившего большой кулак. Тощий сразу же съежился, и испуганно отодвинулся от ветерана, кончик носа у него был действительно обрублен.

   -Да я это так, ты это того... - забормотал тощий.

   Гранх, отвернулся от тощего, быстро потеряв к нему интерес.

   -Эй, Ухо!. - крикнул он, вдруг обернувшись - ты это...грамоте обучен, посчитай, сколько нас здесь собралось.

   К нему торопливо подбежал парень, которого он недавно согнал.

   -Сейчас подсчитаю.

   Парень торопливо забегал между кострами. Минут через десять он прибежал обратно.

   -Нас здесь одиннадцать полных рук и три пальца. Да еще этих - он кивнул в сторону семей, которые расположились неподалёку - вместе с бабами ещё три полные руки.

   -Ладно, - Гранх немного помолчал, - могло быть и хуже, может быть, на такую толпу народу дикари побоятся нападать. Время ещё есть, может быть, кто нибудь присоединится к нам.

   Со стороны города послышался хриплый рёв быка. Гранх неторопливо поднялся и посмотрел туда.

   -Всё ребята тушите костёр и собирайтесь, караванщики, нас ждать не будут.

   Наёмник тронул рукой за плечо дремавшего около него мужчину:

   -Давай вставай, пора в поход.

   Тот что-то проворчал, протяжно зевнул и быстро сел на корточки. Все вокруг засуетились и забегали, кто-то начал собирать циновки, другие торопливо набивали заплечные мешки и прилаживать их за спину. Ухо быстро затоптал костёр, со всех сторон к ним начали подтягиваться, уже готовые к маршу, другие путешественники.

   Караван неторопливо проследовал мимо них, Никитин насчитал штук сорок телег и десяток больших крытых возов. Две последние телеги были нагружены бочками и кожаными мешками с водой, к ним же были привязаны пара быков. Видимо запасных.

   С последней телеги их хрипло приветствовал связанный баран, помимо него там было ещё несколько связанных бараньих туш.

   Человек сорок охранников растянутые в редкую цепь, неторопливо шли по обе стороны каравана. Сергей внимательно посмотрел на их вооружение, большинство из них были вооружены только копьём и щитом, но ножи были у всех. Кожаные куртки с металлическими бляшками и кинжалы были только у десяти из них, по всей видимости, это были сами караванщики, а остальные обычные наемники, которые нанимались за пару-тройку золотых.

   Наконец караван прошёл, вслед за ним сразу же пристроились кучка людей, которые не хотели смешиваться с остальными. Они резко оттеснили десяток человек, которые уже было, пристроились к каравану в городе. Те не захотели спорить и послушно пропустили их вперёд.

   В середине, этой неприветливой группы, шли женщины и дети, по бокам их охраняли угрюмые мужчины, до самых глаз заросшие неопрятными чёрными бородами, с большими деревянными дубинами в руках.

   Гранх поглядел на них и сплюнул на землю.

   -Ну что же надеюсь, что с десятком дикарей они, пожалуй, справятся. Нам меньше останется!. Давай ребята не задерживайся - пошли! .

   Они пристроились сразу вслед за этой группой, остальной народ начал пристраиваться за ними.

  


***** | Тело сдал - тело принял | ******