home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 12.

   Опушки Разбойничьего Леса караван достиг уже в сумерках, чернокожие туземцы, получив опор, больше их не беспокоили. Да и времени для того, что бы отомстить купцам у них уже не осталось. В этот день караванщики изо всех сил подгоняли своих тихоходных быков, невзирая на их недовольное мычание, что в свою очередь заставляло пеших в "хвосте", уже привыкших к неторопливому ритму движения последних дней, прибавить шагу.

   На кратком привале в середине дня все настороженно оглядывались вокруг, но в фиолетовых травах никто так не увидел чернокожие головы мстителей. Наскоро перекусив всухомятку, все вскоре со стонами и проклятиями в адрес караванщиков поднялись и продолжили путь.

   Никитин без стонов поднялся и занял своё место вслед за бафи. Гранх и Пифат встали рядом с ним, за ними стал пристраиваться изрядно поредевший, после ночного сражения, "хвост". Троих раненых удалось, переговорив с караванщиками, пристроить на телеги, так что караван легко держал заданный темп.

   Часа через два ходьбы, на горизонте появилась тёмная неровная полоса, встреченная радостным гулом людей. Все невольно прибавили шаг. Ближе к лесу высокие фиолетовые травы стали всё более и более низкорослыми, близость леса их угнетала. Вскоре среди уже привычного моря фиолетового цвета всё чаще и чаще начали мелькать редкие острова зеленого цвета, а там пошла уже и молодая поросль деревьев и вот он - знаменитый Разбойничий Лес.

   Втянувшись в лес их караван, час спустя, расположился на большой поляне. Многочисленные проплешины среди травы свидетельствовали, что караваны здесь часто останавливаются. Многие путешественники со стонами начали, сразу же садится на мокрую землю, чуть только караванщики начали притормаживать.

   Гранх сразу же отрядил нескольких человек за хворостом, и вскоре пламя костров весело плясало на сучьях деревьев. В лесу было гораздо темнее, чем на равнине и путешественники, решили разложить побольше костров, тем более что дрова не надо было экономить.

   Сегодня на каждом костре жарилось мясо, от копий дикарей погибли два быка и караванщики разрешили им забрать мясо одного из них, которое иначе всё равно бы пропало. Сам караван теперь стоял вплотную рядом с ними. Понеся такие жестокие потери, караванщики уже не стремились так вызывающе отделяться.

   После сытного ужина, когда все уже стали готовиться ко сну, к Гранху неожиданно подошёл один из караванщиков, бросил тому несколько слов, и они отошли в сторону. Несколько минут они о чём-то оживлённо спорили и ругались, потом хлопнули друг друга по плечам, и разошлись.

   Гранх, посмеиваясь и мотая головой, подошёл к костру и уселся на шкуру, все с нетерпением поглядывали на него, желая первыми услышать, что ему предложил караванщик. Но тот не спешил рассказывать, только кинул в рот корешок и принялся жевать. Никитин уже догадался о предложении караванщиков. Да и что ещё могли они им предложить кроме как наняться охранниками. Так и оказалось.

   Первым не выдержал Пифат, пошевелив палкой, дрова в костре он буркнул:

   -Ну, давай не тяни, чего он тебе предложил?.

   Наёмник не стал тянуть и кратко рассказал о предложении караванщиков.

   -У них там, в отряде большие потери и он хочет нанять две полные руки крепких ребят, для охраны их товаров. В Кине он выплатит по золотому каждому. Оружие убитых вы получите, но после того как мы придём в Кину его придется вернуть.

   Кое-кто, разочарованно вздохнул.

   -Ну, кто хочет?.

   Желающих набралось достаточно много, Ветеран быстро набрал человек пятнадцать из тех у кто хоть немного владел оружием. Потом, спохватившись, он поглядел на Никитина.

   -А ты Смышлёный хочешь подзаработать?. Дерёшься ты неплохо, да и оружие у тебя теперь есть - сказал он, кивнув на трофейный кинжал, который висел у Сергея на поясе.

   Землянин ненадолго задумался, потом отрицательно качнул головой. Где-то там в этом лесу его ждал клад, поэтому он не хотел сейчас связывать себя работой охранника. Завербовавшись, в охранники, он был бы вынужден, целый день крутится у фургонов, охраняя товары торговцев, к тому же под их бдительным присмотром и возможности незаметно отлучиться из каравана у него не будет. А для того, что бы выкопать клад, ему будет нужно, по крайней мере, минут тридцать, а то и час.

   Он хорошо запомнил только местонахождение клада и весьма смутно представлял, когда на дороге появится те приметные камни. А вдруг ему не дадут отлучиться в это время и в этом месте?. К тому же все будут опасаться нападения разбойников и следить друг за другом. И что делать в таком случае?.

   -Нет, не хочу.

   -Жаль!. - с сожалением произнёс ветеран и продолжил свою вербовку.

   Он быстро добрал число желающих до двадцати.

   -Эй, Гранх, если ты возьмёшь всех бойцов, - кто будет охранять "хвост"?. - спросил кто-то из не вошедших в отобранную двадцатку.

   Все замерли, напряжённо глядя на Гранха, как-то незаметно получилось, что он и завербованные им бойцы оказались по одну сторону костра, а не вошедшие в их число по другую. Обе группы начали настороженно поглядывать друг на друга. Никитин пристально поглядел в глаза старого наёмника.

   -Не переживайте парни, я не бросаю своих друзей !. - Гранх с силой хлопнул себя по бедру - Я договорился с караванщиком, что мы будем находиться рядом с ними, но если на "хвост" нападут, то мы будем драться вместе.

   -И они согласились? - удивился Пифат.

   -А куда они денутся!. Или мы, или ему придётся разбойников нанимать!. - пошутил ветеран.

   Все облегчённо рассмеялись. Гранх и отобранные им люди ушли к караванщикам, но теперь на стоянках они часто приходили поболтать с приятелями. Караванщики не препятствовали им в этом.

  

   Никитин как-то незаметно после ухода Гранха и Пифата стал вожаком этих людей. Этих людей не смущал его возраст, они видели его в деле и, успели почувствовать в его внутреннюю силу. Силу, которой они, по крайней мере, на время их путешествия, готовы были подчиниться.

   Отобрав десять человек, с ним самим, он распределил дежурства по той же схеме, которая была у них в степи. Себя он поставил в первую смену. Дождавшись смены караула, он передал сменщику щит и копьё и, пошёл к своей подстилке спать.

   После боя с дикарями им достался штук двадцать относительно целых копий и щитов. Правда, почти все копья были с костяными наконечниками, но для короткого боя они годились. Кроме копий и щитов путешественникам перепало и десяток ножей, включая его, так что было чем встретить здешних разбойников, если они появятся.

   На следующее утро его разбудило тихое печальное пение, причитание и плач женщин. Бафи насобирали дров для костра, и теперь прощались с погибшим соплеменником. Вскоре оттуда поднялись яркие языки пламени и клубы жирного дыма. Никитин был очень рад этому, поскольку труп, который они везли впереди них на ламе, на сильной жаре, уже начал немного попахивать.

   Вдыхая трупные запахи, все в тот день ругались и ворчали, но никто ничего не сказал эти людям, да и сомнительно что бы они прислушались к ним. "Хвост" просто отстал от них метров на тридцать и ближе не приближался.

  

   Подкрепившись оставшимся от вчерашнего пиршества холодным мясом, они вскоре пристроились к каравану, как обычно пропустив вперёд вечно нелюдимых "семейных". Старик, проходя мимо их группы, пристально взглянул на него, Никитин ответил на это вежливым поклоном, но тот вновь никак на это не отреагировал.

   Несколько мужчин из этой группы были ранены. Когда один из них прошёл мимо Сергея, то он заметил крупные капли пота на его лбу. Несколько километров спустя он вдруг упал. Среди бафи возникла лёгкая паника, потом раненого усадили на ламу и он проделал оставшейся путь на ней. Вещи, которые были на спине у животного, перекочевали на спины женщин, никто из мужчин даже не сделал попытку взять на себя часть груза.

   -Н-да рыцарством у этой публики явно не пахло!. - подумал Сергей, глядя как старик свирепо кричит и грозит палкой, одной из молодых женщин которая, с таким грузом начала понемногу отставать от своей группы.

   Они, тем временем, всё дальше и дальше углублялись всё дальше в бескрайний лесной массив. При свете дня Сергей имел возможность получше разглядеть этот пользующейся такой лихой славой лес. Узкая песчаная дорога, казалось, кружила по всему лесу. Она, то огибала заросшие мхом огромные камни, то выводила их на заросшие цветами поляны, то неожиданно возникший на их пути небольшой шаловливый ручеёк или речка заставлял путешественников делать изрядный крюк.

   Повсюду куда не глянь, шумели высокие мачтовые сосны. Лес был на удивление земной, жаль только, грибов не было, даже самой неказистой сыроежки. Кое, где, правда, в привычные ему, ряды земных деревьев вклинивались деревья и кустарники, которые он не мог узнать. Инопланетные они или земные, было трудно сказать. Земля она тоже большая, знаете ли!.

   Тем временем их караван миновал дубовую рощу, из которой с шумом выбежало стадо диких свиней. Несколько путешественников с азартом кинулся за ними вслед, потрясая копьями, но вскоре все вернулся обратно, разводя руками, дальше начиналась болотистая местность, где ноги охотников стали вязнуть.

   Да и никто не хотел отдаляться от каравана, опасаясь нарваться на разбойников. В лесу караван шел очень медленно, за весь этот день они прошли едва ли тридцать километров. Местность изобиловала подъемам и спусками, и быки недовольно мычали, втаскивая телеги на очередной гребень.

   Караванщикам и их охране теперь приходилось часто помогать им, колёса временами сильно вязли в песке, всё это сказывалось на скорости движения. Хорошо, что здесь не было проблем с водой, постоянно то там, то тут можно было заметить бьющие прямо из-под земли родники.

   Караван в этот день остановились на ночлег рано. Все, как и в прошлый раз, сгрудились на огромной поляне и стали располагаться на ночлег.

   Вскоре потянуло дымком от разгоравшихся костров, потом появился Гранх и принес им свой котелок, несмотря на то, что он теперь был нанят караванщиками, он, как и обещал, не забывал новых приятелей.

   Сергей начал раздумывать, что приготовить, но эту проблему разрешил Пифат который пришел вслед за своим товарищем, в руке он держал целую заднюю бычью ногу.

   Гранх кивнул на неё и пояснил:

   - У караванщиков еще есть пяток молодых баранов, и на мясо убитого быка, не нашлось особенно много желающих. Всё равно если завтра не съедим, то выкинут, - беспечно махнул он рукой - так что ешьте ребята.

   Никитин с сомнением понюхал мясо, оно уже начало немного пахнуть, но всё ещё годилось в пищу. Вытащив нож, он тщательно почистил мясо и промыл его. Голодные путешественники тем временем, без понуканий, быстро развели костёр и поставили котелок на огонь. Дождавшись, когда вода закипит, землянин нарезал мясо тонкими ломтиками и вместе с костью и кинул всё это в закипевшую воду.

   Оголодавший народ расселся вокруг костра и глядел на булькающее варево. Тем временем к ним подсел один из тех парней, которые вместе с Гранхом нанялись к караванщикам, и протянул Сергею большой кулёк с горохом.

   Где он его взял не знал никто, Гранх и Пифат молча, переглянулись и по их мрачным взглядам, Никитин понял, что теперь они будут внимательно наблюдать за ним. Не дай Бог стащил у караванщиков!. Но, всё обошлось, оказалось, что парень носит с собой этого сухого гороха чуть ли не мешок, но повар из него был никудышный и, теперь он просил Сергея, что бы он его приготовил. Тот не возражал и сделал хороший гороховый суп, которого парень уже поевший перед этим баранину, слопал две тарелки подряд.

   -Эх хорош! . - нахваливал парень гороховый суп. - Мне мать дома часто такой готовила!. Я к нему сильно привык, так супчику хочется сил нет. Ну, привык я!.

   Все весело подтрунивали над парнем, но суп тоже поели с удовольствием. Вскоре после ужина из каравана кликнули обоих наёмников, они, молча, поднялись и, забрав с собой любителя гороха, заспешили обратно к караванщикам.

   Вскоре группа из двадцати человек с топорами и оружием отправилась в лес. Человек десять из "хвоста" присоединились к ней, караванщики не возражали. Сергею стало любопытно и он, оставив свой рюкзак в лагере и, взяв в руки, посох, пошёл вслед за ними. Шли они не долгоминут десять, и вышли к небольшой роще странных чёрных деревьев. Деревья напоминали сосны, но были только без сучьев, их заменяли, частые зелёные наросты, на стволах, из которых густо выпирали, такого, же цвета длинные узкие листья.

   Весь ствол дерева был густо усыпан такими зелёными полушариями. Землянин подошёл к одному такому дереву и провёл рукой по стволу. Вместо шёроховатой коры его ладонь легко скользнула по плотно прилегавшим друг к другу чешуйкам. Рука после этого стала липкой, словно её испачкали в жиру. Он вытер её о траву и пошел к суетившимся неподалёку людям.

   Караванщики, тем временем, выбрали десяток небольших деревьев и стали их рубить. Рубили долго. Древесина дерева оказалась очень крепкой, по прочности она напоминала древесину железного дерева, из которой был сделан его посох.

   Дровосеки часто сменялись, один раз даже пришлось затачивать бронзовые топоры. Срубленное небольшое дерево упало на землю с сильным грохотом, а когда его подняли, то его с трудом понесли четверо здоровых мужчин !.

   Срубить удалось только четыре деревца, помешали сумерки, которые в лесу наступали очень быстро. Караванщики, судя по множеству пеньков, не первый раз бывали здесь, но молодая поросль этих деревьев щедро прорастала, то тут, то там, восполняя потери, нанесённые им людьми.

   Часто меняясь, мужчины, дотащили деревья до лагеря и в изнеможении попадали кто куда. Вес этих вроде бы небольших деревьев, был килограмм под триста!. Как потом объяснил Никитину Гранх, на рынке в Кине за каждое из них, торговцы называли эти деревья ноки, давали не меньше пятидесяти золотых и караванщики не упустили возможность немного подзаработать в пути.

  

   Сегодня путешественники часто зевали, сказывалась прошлая бессонная ночь и вскоре, выставив часовых, все дружно захрапели. Кроны деревьев тревожно шумели.

   Ближе к полуночи, всё вокруг, окуталось густым туманом. Отстояв свою смену, Никитин набросил на себя тёплую накидку, укрылся курткой и заснул.

   Эта ночь прошла довольно беспокойно, в лесу пронзительно кричали ночные птицы, заставляя вздрагивать путешественников. Несколько раз, заставляя быков тревожно мычать, к каравану подходили хищники.

   Их глаза временами тускло светились в темноте, караульные временами, что бы их отпугнуть, кидали в них камни и копья. Звери убегали с недовольным ворчанием. После полуночи, когда все уже начали засыпать, преследуемый каким-то хищником заяц, сиганул прямо через весь их лагерь, изрядно переполошив быков и разбудив всех. К счастью, после этого, больше никто им до самого утра не досаждал.

   Единственно, что порадовало Никитина так это отсутствие комаров и мошек, на Земле в таком лесу над ним бы сейчас кружил бы целый рой кровососов.

  

   Наступившее утро было сырым и хмурым. Землянин проснулся, дрожа от холода, его спальник был щедро пропитан влагой. Температура упала, наверное, градусов до десяти, изо рта шёл пар. Небо заложили серые низкие тучи. Туман начал рассеиваться только после восхода солнца.

   Все собрались у костров и, дрожа от утренней сырости, сушили пропитанную влагой одежду. Отсыревшие дрова горели плохо и, едкий дым, часто меняющий направление, заставлял всех кашлять. На Сергее была куртка из лягушачьей кожи, которая была водостойкой, и он особенно не страдал от избытка влаги, но бедолагам в шкурах пришлось несладко.

   Никитин быстро вскипятил котелок, накидал туда травяного чая, отлил немного кипятка себе в глиняную кружку и с наслаждением выпил, мысленно посетовав на отсутствие сахара или мёда.

   Его попутчики, найдя пару кружек, поочёрёдно зачерпывали из котелка и, пустив их по кругу, торопливо пили горячий напиток. У некоторых было слышно, как от холода стучали зубы по ободку глиняных кружек.

   -Да в степи было теплее!. - заметил кто-то из путников, кутаясь в плохо выделанные и поэтому вонявшие шкуры.

   Все с ним согласились. Немного отогревшись и подождав пока рассеялся туман, чихая и кашляя, путешественники тронулись в путь.

   В этот день не обошлось без неприятностей, торговцы пожадничали и нагрузили два ствола чёрного дерева на одну из телег, часа через три у неё треснуло колесо, и всем пришлось ждать пока его заменят на запасное. Торговцы, ругаясь, перетащили одно из брёвен, на другую менее нагруженную телегу и неторопливое движение возобновилось.

   Землянин к этому времени, уже начал немного волноваться, большую часть пути они уже прошли. На следующий день, по рассказам торговцев, они должны были бы уже выбраться из этого леса, а тех приметных камней и поваленного неподалёку дуба, он так и не увидел.

   -Неужели Хранитель просто создал тогда для меня, виртуально-голографическую иллюзию и никаких кладов я нигде здесь не найду - невесело размышлял он, шагая в хвосте каравана.

   Никитин сегодня специально плёлся в хвосте каравана, с тем, что бы увидев знакомое место, быстро отстать от каравана и, выкопав клад, незаметно вернутся обратно. Поскольку караван в последнее время двигался очень медленно, то он рассчитывал быстро провернуть всю эту операцию, так что никто и не заметит его краткой отлучки.

   -В крайнем случае, объясню своё отсутствие проблемой с желудком - заранее решил он, планируя всю операцию.

   Медленно идя по дороге уже изрядно разбитой колёсами повозок, землянин внимательно осматривал местность. Иногда ему попадались похожие камни, но, подойдя поближе, он каждый раз убеждался, что это не то.

   Однажды по каравану пронёсся тревожный шум, все с тревогой глядели в одну сторону, Никитин тоже вгляделся туда. На небольшом холме примерно метрах в трёхстах от них, с огромного камня, за ними наблюдали несколько человек, не особенно скрывая своё присутствие.

   Никитин, сощурив глаза, осмотрел их вооружение, но луков подобных тому, что были у стрелков легендарного Робин Гуда, он не увидел.

   -Как хорошо, что он здесь ещё не особенно используется. Десятка три метких лучников, не особо напрягаясь, перестреляли бы весь караван без потерь со своей стороны за пару минут. Да и будь они у тех же чернокожих дикарей, ... то мы бы там и остались.

   Место лучников здесь пока заменяли пращники, к тому же стреляли они каменными, а не свинцовыми шариками, поэтому ущерб от них был невелик.

   Разбойники, а может быть просто здешние обитатели, молча, наблюдали за их караваном, не предпринимая никаких враждебных действий. Колонна продолжила своё движение, только теперь все более пристально вглядывались вглубь деревьев и чутко ловили лесные шорохи.

   Здешний лес предоставлял разбойникам много отличных мест для засад. Очень часто стена кустарника поступала вплотную к дороге, кое-где дорогу пересекали неглубокие речки, и караван тогда надолго останавливался, ожидая пока усталые животные вытянут свой груз наверх.

   В этот момент на раздробленный караван тоже было очень легко напасть, но пока лихие люди их не беспокоили. Гранх, утром, уговорил караванщиков раздать все, имеющиеся в запасе, шиты и копья, необученным людям из "хвоста" и теперь издали казалось, что у каравана более восьмидесяти охранников.

   С таким отрядом, даже при грамотно выбранной засаде, не всякая ватага смогла бы справится. Через несколько часов, после того как они миновали камень с разбойниками, Никитин увидел впереди похожий камень. Сердце тревожно забилось. Неужели он?!. Подходя к нему всё ближе и ближе, он всё больше и больше убеждался, что это он.

   За ним был виден второй приметный камень, остался ещё один - последний признак. Никитин обогнул камень и сразу же увидел поваленный большой дуб. Он нашёл это место!.

   Едва дождавшись пока хвост колонны, скроется за поворотом, Сергей быстро свернул в лес и начал отсчитывать шаги. Тогда там, в виртуальном тренажёре у Хранителя, у него получилось шестисот двадцать шагов.

   Отсчитав триста шагов, он увидел впереди большой камень, похожий на вставшего, на дыбы медведя, над ним возвышался другой камень поменьше, оба заросшие серым лишайником. Вот он!. Нашел, не соврал Хранитель!. Сергей прислушался и пристально оглядел обступавший его лес, всё было тихо, вокруг него весело и беспечно распевали мелкие птички.

   Неподалёку от него выбивал барабанную дробь дятел или его инопланетный аналог. Никитин, перейдя на бег, торопливо подбежал к камню. Он быстро снял рюкзак, положил свой посох и стал копать у основания камня своим трофейным кинжалом. Немного подкопав землю, землянин почувствовав, что острие его кинжала, уперлось, во что-то мягкое, начал торопливо откидывать сырую землю руками.

   В этот момент Никитин почувствовал опасность и стремительно обернулся. В пяти шагах от него, к нему тихо подкрадывался одетый в драную кожаную куртку человек с ножом в руке. Заметив, что его, обнаружили, он быстро кинулся на него, свирепо рыча. В этот раз время, к сожалению, не остановилось, и бой начался в реальном режиме времени.

   А может быть всё дело было в том, что он, на подсознательном уровне уже знал, кто останется победителем в этой схватке?. Разбойник попытался ударить его ножом в грудь, но Никитин легко ушёл от его удара, блокировав его своим кинжалом. Сердце сильно стучало, щедро нагнетая адреналин. Его оружие было длиннее ножа разбойника и ему не составляло особого труда держать его на расстоянии.

   Промахнувшись так, несколько раз, разбойник озверел, Сергей воспользовался этим и когда тот с рычанием бросился на него в очередной раз, быстро отступил вбок, подставив нападавшему ногу.

   Разбойник споткнулся и упал на землю, Никитин быстро подскочил к нему и резко ударил его рукоятью кинжала по затылку, тот дёрнулся и затих. Сергей подобрал выпавший из его руки нож и подбросил его на ладони.

   -Что-то в последнее время мне стало сильно вести на ножи, - промелькнула у него весёлая мысль. Он перевернул человека на спину, нашел на его шее сонную артерию и приложил палец. Пульс был. Сергею не хотелось его убивать, перед ним лежал уже довольно пожилой человек с закатившимися глазами. Изо рта, перепачканного влажной землёй, стекала тонкая ниточка слюны, глазные яблоки закатились, так что их не было видно.

   -Ладно, жив и хорошо!. Может быть ещё и к честной жизни вернётся. Хотя сомнительно...

   Никитин хмыкнул и, не спуская глаз с оглушённого разбойника глаз, принялся руками торопливо выкапывать клад, не забывая время от времени поглядывать вокруг. Через минуту он освободил первый небольшой довольно легкий кожаный мешок, последовавший за ним второй мешок, был больше и гораздо тяжёлее.

   Неожиданно из чащи леса послышался далёкий крик, чуть попозже крик раздался уже ближе к нему. Потом уже с другой стороны леса послышался ещё один крик. Наверное, это приятели лежащего перед ним незадачливого разбойника искали его.

   Надо было торопиться. Никитин быстрее зашарил руками в мягкой земле, но кроме этих двух мешков там больше ничего не было.

   Землянин поднял рюкзак, быстро сунул в него трофейный нож и маленький мешок. Большой мешок туда явно не влезал. А потрошить его у него не осталось времени, того и гляди, разбойники пожалуют.

   Он закинул рюкзак за спину, прижал одной рукой к груди оставшийся мешок, в другую руку привычно лёг посох. Обогнув тело так и не пришедшего в себя разбойника землянин начал быстрым шагом пробираться обратно на дорогу, стараясь не особо шуметь. Он внимательно глядел под ноги, старательно перешагивая через валявшиеся веточки, что бы ни выдать себя подозрительным шумом.

   Хотя бесшумно идти никак было нельзя, под ногами временами противно чавкало. Землю покрывал толстый слой опавших листьев, маскирую небольшие лужицы воды. Вскоре в сапогах у него стало неприятно чавкать. Его кожаные мокасины к этому времени уже начали расползаться.

   -Хоть бы до Кины эта обувка меня не подвела! - подумал он, перепрыгивая через упавший ствол дерева. - Опять надо будет на привале её зашивать.

   Правый сапог вдруг глубоко ушёл под землю и едва не остался там, Никитин, выругавшись с трудом, вытащил облепленный грязью сапог. Верх сапога немного разошёлся и из него выглядывал большой палец ноги. Обувь всё-таки не выдержала!. Сергей вновь выругался, но ничего поделать было нельзя, и он вновь рванул к дороге по своим следам. Наконец, сквозь редкий кустарник, показалась дорога, до неё осталось уже метров сто.

   Сзади снова принялись кричать. Кричало несколько человек, теперь в крике слышались тревожные нотки. Сергей быстро выбежал на дорогу и изо всех сил побежал вдогонку за ушедшим караваном. Минут через десять быстрого бега, он увидел впереди неторопливо бредущих людей, последние часто оглядывались и, заметив его, замахали рукам. Он помахал им в ответ и, дождавшись, когда они завернут за очередной поворот, скинул с плеч рюкзак и торопливо принялся разглядывать содержимое большого мешка.

   Приносить его в лагерь он не хотел, по понятным причинам, пришлось устраивать ревизию, прямо на дороге поминутно оглядываясь по сторонам. Опасаться теперь следовало и разбойников и своих товарищей по путешествию. Кожаный мешок был сильно подпорчен сыростью, и он легко разодрал его руками.

   В первом, маленьком, но тяжёлом мешке, явно были деньги. Он, еще, когда вытаскивал его из земли, сквозь тонкую кожу быстро прощупал его. Судя по всему, там находились монеты и что-то ещё. Сейчас он не стал заглядывать в маленький мешочек, торопливо запихнув его в рюкзак и отложив это приятное занятие на потом.

   В большом мешке он обнаружил, груду красивых, выделанных с золотистым отливом меховых шкур, но почти все они уже были сильно подпорчены плесенью. Никитин быстро отобрал одну наиболее хорошо сохранившуюся, остальные он просто выкинул подальше от дороги. Под меховыми шкурами, обнаружилась ещё и полусгнившая баранья шкура.

   Брезгливо развернув её, Сергей обнаружил в ней три медных ножа и один кинжал в ножнах. Шкуру он выбросил, а оружие в свою очередь перекочевало в рюкзак. Ножи были не особенно хорошего качества и сильно уступали тому, что он получил в качестве трофея от вождя дикарей, но в любом случае их можно было продать.

   Запустив руку вглубь мешка, он обнаружил на дне ещё один небольшой, туго набитый мешочек. Судя по выпуклостям и весу, там находились жемчужины. Мешочек тоже отправился в рюкзак.

   Последним ценным предметом, найденном в мешке, оказался отличный маленький топорик, насаженный на рукоятку из чёрного дерева. Такие топорики здесь использовали в качестве метательных.

   Сергею топорик понравился. Шершавая рукоятка удобно легла в руку, и он несколько раз взмахнул топориком перед собой.

   -Ну что же теперь будет чем колоть дрова. - пробормотал он.

   Состояние оружия было хорошим, предыдущий владелец, перед тем как схоронить его в земле, тщательно смазал его жиром, и оно не особо пострадало от долгого хранения в земле. Положив топорик в боковой карман, Никитин закинул изрядно потяжелевший рюкзак за плечи, и быстрым шагом бросился догонять караван. Оружие негромко позвякивало в его рюкзаке, в такт его шагам, но времени перекладывать его, уже не было, из-за поворота вновь стали выкрикивать его.

   -Смышлёный! - вдруг глухо раздалось в лесу.

   -Иду, иду! - крикнул он, что бы успокоить их и ускорил шаг.

   В этот момент из-за поворота показался Гранх с пятью охранниками. Увидев, его они разом остановились.

   -Мы уже думали парень, что тебя поймали разбойники, - ухмыльнулся старый наёмник, когда землянин подошёл к ним поближе..

   -Нет, разбойники меня не поймали - в тон ему, ответил Никитин и похлопал себя по животу - меня поймал мой живот.

   Гранх понимающе кивнул.

   -Это, наверное, от вчерашнего горохового супчика. Этот парень, который так любит горох, сегодня тоже не вылезает из кустов.

   Сопровождавшие его наёмники захохотали. Гранх похлопал его по плечу, и они вместе отправились в лагерь, который караванщики разбили неподалёку. Сидящие у разожжённого костра люди встретили их прибытие радостным рёвом. На перекладине был уже поставлен котёл с водой, в котором нагревалась вода. Оголодавшие путешественники ждали своего шеф-повара и заранее позаботились о котелке.

   -Послушай Гранх. - сказал Никитин, осторожно снимая рюкзак, что бы оружие из клада, не загремело.

   -Не могут ли караванщики продать мне одного барашка, всё равно завтра мы будем уже в городе.

   Тот почесал в затылке.

   -Я сейчас переговорю с ними, - и отправился в сторону повозок. Через несколько минут он вернулся обратно.

   -За десяток мелких жемчужин они готовы уступить нам одного барашка - сказал он, разведя руками.

   Это было дороговато. В Замире например, за него просили от силы четыре жемчужины, но Сергей не стал торговаться. Два десятка крупных жемчужин, вместе с драгоценными камнями доставшиеся ему после делёжки трофеев, лежало у него в нагрудном кармане.

   Он отсчитал три крупных жемчужины и вскоре Гранх притащил ему тушу свежезабитого барана.

   Сразу нашлись желающие помочь его свежевать и вскоре Сергей начал кидать в закипевшую воду куски мяса и внутренности, щедро сдобренные жиром. Себе он оставил только одну заднюю ляжку, остальное мясо, пошло в котел, что вызвало радостные вопли восторга у оголодавших путешественников, чьи запасы к тому времени уже истощились.

   Сегодня на ужин он сделал нечто вроде супа-харчо, щедро сдобрив его рисом. Большой кулёк бурого риса был обнаружен среди вещей убитого толстяка, который, как и другая пища, тех, кто погиб, пошли в общий котёл. Мёртвые в пище уже не нуждались.

   После супа развели ещё несколько костров, и каждый, кто захотел, стал жарить уже попахивающее бычье мясо, которым их вновь оделили караванщики. Ароматные запахи плыли по поляне, заставляя мелких лесных хищников нетерпеливо шуршать в кустах, их никто не отгонял. После того как мясо было съедено, все стали поочерёдно кидать кости в кусты, но так что бы их было видно.

   За кустами сразу же вспыхивала драка, сцепившиеся клубки шерсти выкатилось из кустов, но напуганные смехом, зверьки тут же расцепились и быстро бросились обратно в спасительную темноту.

   Путешественники ещё некоторое время развлекались тем, что кидали кости неподалёку от костра и громко хохотали, когда небольшие похожие на куницу зверьки рывком выскакивали из темнеющих кустом на освещённое пространство и быстро схватив добычу, торопливо бежали обратно.

   Повеселившись, путешественники опять завели бесконечный разговор о том, что они будут делать в городе, в который они прибудут завтра. Кое-кто, сдружившись за время путешествия, уже строил совместные планы.

   К Сергею эти вечером часто подсаживались попутчики и тоже предлагали присоединиться к той или иной компании. Никитин ещё не решил, куда он двинется дальше и поэтому, вежливо выслушав очередное предложение, отказывался. К переходу никто из них не направлялся, а иные маршруты кроме этого были ему не интересны.

   Между этими разговорами он нарезал баранью ногу и печень на небольшие ломтики и, насадив на прутик, жарил их на костре.

   Баранье мясо долго не портится, и он решил заготовить его впрок. Вяленое мясо, которое он захватил ещё из деревни, у него уже к этому времени закончилось, и он решил сделать себе небольшой запас на пару дней, пока он не обживется в Кине.

   Переложив мясо большими листьями, он положил его в специальный мешочек и, закинул в рюкзак. Костер медленно угасал, Сергей задумчиво смотрел в его красные остывающие угли.

   -Как там поживает Низа, и Миши?. - вдруг подумалось ему.

   Перед его мысленным взором предстали обнажённые тела его подружек. Тело сразу соответствующе отреагировало на такие возбуждающие сценки. Тело как обычно, требовало своего, у него уже давно не было женщины, но, да ничего переживёт!.

   Никитин ненадолго сосредоточился и перекачал большую часть избыточной сексуальной энергии в область пупка. Немного освободившись от гормонального давления, он, стал в очередной раз, обдумывать правильно ли он поступил, уйдя из деревни.

   -Ладно, что теперь бесконечно пережевывать свою жизнь в деревне. Опять рефлексы русского интеллигента!. Должен, не должен, виноват, не виноват. Ушёл, так ушёл!. Надо и точка. - немного погодя одёрнул он себя, закончив процесс самобичевания.

   Закрыта очередная странице его приключений, а впереди их будет ещё немало. Конечно, ему было жаль Низу и Миши, но при всём желании он не мог их взять с собой в своё опасное путешествие. Уже засыпая, он подумал:

   -А может быть мне удаться забрать их оттуда, когда я, наконец, обживусь где-нибудь в более приветливом месте. Хотя нет, чего это я вдруг?.. Хранитель обещал вытащить меня отсюда, как только я выполню его задание. Разве что попросить его, что бы дал возможность пожить здесь ещё немного... - с этой мыслью, он и уснул.

  

  

   На дежурство его никто не разбудил, в благодарность за угощение кто-то из путешественников отдежурил за него. Под утро он проснулся от неприятного ощущения щекотки на своём лице. Он махнул рукой и коснулся чего-то мягкого.

   От неожиданности он резко поднялся с подстилки, прижимая рукой этот трепещущий под рукой комок, который вдруг сухо затрещал и, вырвавшись из-под его руки, поднялся в воздух. Это оказалась огромная ночная бабочка, её крылья слабо светились в темноте. Насекомое сделало над ним круг и улетело в лес. Никитин, уняв сердцебиение, торопливо провёл по лицу рукой и посмотрел на неё.

   -Фу ты напугал зараза!. А вдруг эта бабочка - вампир ?.

   Но руки были чистыми, крови вроде не было видно, он снова лег на подстилку и, накрывшись с головой, вновь уснул. Не считая этого забавного происшествия, ночь прошла спокойно.

   Караванщики в этот последний день встали рано и сразу же отправились в путь, что бы успеть пораньше в город. Скоро лес начал редеть, дорога резко расширилась в ширину, от неё всё чаще и чаще начали ответвляться другие дороги, дорожки и просто тропинки.

   Вскоре начали попадаться группы торговцев и отдельных путешественников, идущих в том же направлении. А потом настал момент, когда от их каравана начали потихоньку отделяться одиночки и небольшие группами. Махнув рукой, им на прощанье, они сворачивали на другие дороги и вскоре исчезали из виду.

   Неподалёку от города, от них отделился караван бафи и, не попрощавшись, затерялся в людском водовороте. Вскоре их караван вступил в город. Перед этим им пришлось перейти по длинному, но узкому, как раз что бы проехать телеге или фургону, мосту.

   За проход телеги местные стражники быстро содрали с купцов по медяку с каждой, пешие проходили бесплатно. Никитин на середине моста кинул взгляд сквозь хлипкие перила. По водной глади неторопливо тянулась длинная лента срубленных брёвен, на которых весело прыгали полуголые и совсем голые плотогоны, весёлым свистом приветствуя проезжавших, в тот момент, поверху караванщиков.

   Миновав стражников, повозки потащился дальше, виляя по расхлябанным и разбитым дорогам. Охрана и "хвост" шли по обочинам дороги, временами перепрыгивая через лужи. Потянулись первые одноэтажные деревянные дома.

   Гранх и набранные им люди довели караван до торговых площадей, расположенных на окраинах города. Здесь торговцы забрали у них принадлежащие им оружие и рассчитались с наёмниками. Большинство из них тут же распрощалось с ними, и отправились искать удачу в этом городе.

   Пять человек, в основном молодые парни чуть постарше Сергея, решили остаться с Гранхом. Им понравилась жизнь наёмников, и теперь они собирались посетить один из тех трактиров, где обычно останавливались наёмники и наниматели.

   Никитин колебался, он не знал этот город, никто из путешествующих с ним тоже ранее не бывал здесь, за исключением двух старых наёмников. Так уж получилось, что за время путешествия у него не нашлось времени хорошенько расспросить их о городе. Заметив колебания Сергея, Гранх подошёл к нему.

   -Пойдём с нами Смышлёный, здесь неподалёку находится трактир, там все наши собираются. У них всегда можно узнать всё свежие новости, посмотришь на наших парней там и решишь, останешься с нами или...- он развёл руками.

   -Ладно, Гранх, веди, - усмехнулся Никитин. - посмотрим на твоих парней.

   Ветераны пошли впереди, вслед за ними поминутно оглядываясь по сторонам, затопали кандидаты в наёмники. Сергей пошёл рядом с ним, стараясь внимательно всё запомнить. Всё прошло, так как он и задумал, первый клад был вырыт, в рюкзаке весело позвякивало оружие, да и денег там было изрядно. Теперь ему уже не придётся экономить каждую монету. Жизнь прекрасна и удивительна!.

   Он начал весело напевать весёлую песенку по-русски, не обращая внимания на любопытные лица своих попутчиков и встречных горожан. В этом торговом городе, где в ходу было несколько языков и множество диалектов, всем было безразлично, что там весело поёт этот мальчишка.

   -Справа и слева синее небо, а под ногами дальний путь.

   Куда иду я не знаю, дорога сама, меня приведёт куда-нибудь...

   Дорога, петляя по грязным улицам, привела их компанию в трактир.

  


****** | Тело сдал - тело принял | Глава 13.