home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


СУЛИС

— Все хорошо?

— Да, спасибо, — ответила она, резко обернувшись.

— Мне показалось, ты немного…

— Что?

Джош пожал плечами.

— Напугана.

На Сулис было пальто, шарф и вязаная шапочка, которую она низко надвинула на глаза. Шел дождь, ветер гулял по площади, столики кафе, составленные один на один, высились сбоку шаткими горками. Туристов и след простыл.

— Не болтай глупостей, — раздраженно бросила она.

— Как скажешь. Пока.

Он пошел через гулкий мраморный вестибюль к двери, но она шагнула за ним.

— Прости, Джош, я не хотела тебя обидеть.

Он обернулся. Джош был выше Сулис и очень худой — кожа да кости, торчащие мослы да резкие скулы. Словно недоедал. Сулис подумала, что очень мало о нем знает, хотя за неделю в музее он единственный, кого она подпустила к себе близко.

К тому же Джош был прав. Она напугана.

— Знаешь что, сейчас я схожу за деньгами, а потом выпьем кофе, и я провожу тебя домой.

Такой вариант совершенно не устраивал Сулис, но она ответила:

— Ладно.

Когда Джош ушел, она выглянула в окно. Вечер выдался дождливый, настоящее осеннее ненастье. Высокие здания вокруг нависали мрачными тенями, их проемы и оконные переплеты затянула морось, видимая в свете уличных фонарей. Припозднившиеся служащие спешили домой, укрывшись под зонтами. Сулис пристально вглядывалась в силуэты.

Работа оказалась не такой уж легкой. Поначалу ее забавляла болтовня с иностранцами, но вскоре страх вернулся. Незнакомая женщина задержала на ней взгляд, мужчина улыбнулся ей, а Сулис всякий раз пробирала дрожь. Он по-прежнему был где-то рядом.

Вернулся Джош.

— Готова?

— Да.

Они подошли к дверям вестибюля. Том, ночной сторож, буркнул, обращаясь к Сулис:

— Я гляжу, малый времени не теряет.

Она рассмеялась, но Джош насупился и быстро зашагал через площадь.

Сулис поспешила за ним.

— Он пошутил.

— Да он зануда! Ты просто с ним не работала. Куда хочешь?

— На холм.

— Идет. Мне нужно заскочить в книжный.

— Ты читаешь?

— Нет, картинки просматриваю, — отшутился Джош.

Они шли мимо дверей магазинов и хлопающих на ветру парусиновых палаток. Дождь барабанил по пленке, прикрывающей сувенирные открытки, по лицу Горгоны стекали капли.

Джош молчал. А ведь мы совсем друг друга не знаем, подумала Сулис, мучительно подыскивая тему для разговора. Джош шагал быстро, всегда немного впереди.

— Далеко вы забрались… — сказал он.

— Далеко?

— Ну, Шеффилд не чета нашему городку…

— Кто тебе сказал? — Она остановилась.

— Рут.

— Зря она. — Сулис догнала Джоша. — Вы говорили про меня?

— У нас все болтают обо всех, не бери в голову, — рассмеялся он.

Дождь стекал по пальцам, она сунула руки в карманы.

— Просто это так…

— Да ладно тебе, мы ничего плохого не говорили, — сказал Джош уже менее уверенно.

— Ты не проболтаешься? — спросила она минуту спустя.

— О чем?

— О том, откуда я приехала. Не говори никому.

Джош пожал плечами.

У дверей книжного он сказал:

— Подожди, я скоро.

— Не спеши.

Сулис растворилась в потоках тепла, шедшего от входа.

— Это наверху.

Джош заскользил между витрин с бестселлерами. Сулис смотрела ему вслед. Упоминание о Шеффилде беспокоило, словно заноза, но тревога оказалась ложной. Здесь ей нечего опасаться.

Покупатели листали книги. Она внимательно оглядела каждого — того мужчины среди них не было.

Сулис медленно двинулась вдоль полки с детективами, проводя рукой по корешкам томов Агаты Кристи. Она видела по телевизору экранизации. Трупы в библиотеке, убийство в Восточном экспрессе. Она равнодушно пролистала один из томов. Да что они знают? Кто из этих писак был свидетелем настоящего убийства? Видел, как маленькая девочка с криком падает в пустоту, раскинув руки?

Сулис остановилась перед зеркалом.

Взгляд упал на отражение за спиной. Фотография.

Она остолбенела. Испуганные глаза маленькой девочки встретились с ее глазами.

Сулис обернулась и схватила книжку с полки. Она называлась «Странные и удивительные убийства».

Сулис огляделась: никого.

Пухлая книжка в мягком переплете. Лицо девочки на черно-белом снимке отливало неестественной белизной, а ее ладошка, сжимавшая руку женщины-полицейского, была бледна, как у призрака.

Сулис провела по обложке пальцами — теми же пальцами, что на снимке, — и крепко вцепилась в корешок. Ей захотелось сунуть книжку в сумку, все равно никто не заметит. Сулис прошиб холодный пот — книжка казалась гранатой, и случайная детонация могла разорвать ее жизнь в клочья. Она осторожно поставила увесистый том обратно на полку.

Глаза скользили по обложке.

— Не знал, что ты любишь такое, — раздался голос Джоша.

Книжка выпала из рук. Джош нагнулся и поднял ее с пола.

Сердце выскакивало из груди.

Джош перевернул томик, всмотрелся в снимок.

Сулис показалось, что шум в магазине стих, а вся вселенная сфокусировалась в его взгляде, устремленном на ненавистную фотографию.

Сейчас он узнает ее.

И совершенный город расколется, словно треснувшее стекло.

— Ого, да тут кошмары! Убийства! — воскликнул Джош.

— Я случайно ее задела, просто обронила, я не думала… — Сулис облизала сухие губы, сознавая, что несет чушь. — Я не собиралась ее читать. Стой, да ты прикалываешься!

Джош что-то промычал, не сводя глаз с девочки на обложке.

— Ты нашел свою книжку? — в отчаянии спросила Сулис.

— Нашел.

Джош потряс пластиковым пакетом и медленно поставил книжку на полку.

— Тут наверху есть кафе. Можем посидеть у окна, поглазеть на улицу.

— Пошли.

Куда угодно, только подальше отсюда. Сулис взбежала по ступенькам, сердце выпрыгивало из груди, в ушах стоял гул, словно в голове взорвалась невидимая бомба. Узнал ли он ее?

Они заказали горячий шоколад, причем Джош добавил еще ложку сахара. Сулис поморщилась. Потом они сели за столик у окна и принялись рассматривать блестящие от дождя зонты и капоты машин. Шоколад обжигал язык.

Телефон Джоша затрещал, он прочел сообщение, выключил аппарат и спросил:

— Полегчало?

— Что?

— Ну, здесь тихо, и мы одни.

Сулис посмотрела на девушку за прилавком, которая читала журнал.

— И что?

— Рассказывай, вот что.

Она холодно смотрела на него.

Джош нетерпеливо передернул плечами.

— Ладно тебе, Сулис, кого ты хочешь обмануть! Ты побледнела как простыня и бросилась наверх, словно ошпаренная кошка. А в музее ты порой такая…

— Какая такая? — со злостью выпалила Сулис.

Джош потер пальцем край стола.

— Напряженная. Я следил за тобой. Ты вечно изучаешь посетителей, словно боишься встретить кого-то.

— Верно, — хмыкнула она. — И что с того? Может быть, это мой бывший парень. Или одноклассник, который меня преследует.

— Или извращенец.

— Извращенец? — отозвалась Сулис внезапно севшим голосом.

Джош поставил чашку. Он избегал ее взгляда.

— Я видел, как ты влетела в тот магазинчик. Подумал, что ты прячешься от меня, и решил послоняться вокруг, чтобы тебя подразнить. Но я ждал тебя не один. Там ошивался еще какой-то высокий малый в темном пальто. Он заметил, что я за ним наблюдаю, и смылся. Но я видел его после, у музея. Он читал газеты, сидел в кафе, а однажды зашел внутрь вместе с группой.

У Сулис похолодели руки. Она со стуком опустила горячую чашку на блюдце.

— А сегодня он объявился снова. — Теперь Джош смотрел прямо на Сулис. — Стоял у входа в Аббатство. Поэтому я и предложил проводить тебя до дому. — Джош помолчал. — Вообще-то это не мое дело, но если тот парень тебя достает…

— Нет, — выпалила Сулис.

Девушка за прилавком удивленно подняла глаза от журнала.

Джош насупился и принялся молча потягивать обжигающий шоколад.

Сулис мутило. Она ощущала себя птичкой в клетке, и всюду, куда ни глянь, крепкие прутья. Вошла женщина, заказала эспрессо. Кофемашина зашипела, выпустив струю пара.

— Ладно, ты прав. — Сулис выпрямилась и посмотрела Джошу в глаза. — Ты узнал меня? На той обложке?

Джош спокойно прихлебывал шоколад.

— Ты не слишком изменилась, — ответил он.

Неужели узнал? Или пытается скрыть удивление?

— Джош, я все расскажу, но мне нужна твоя помощь. Спустись вниз и купи эту книгу.

Он поднял глаза от чашки.

— Слишком дорого для меня.

— Купи ее мне.

Сулис вытащила из сумки кошелек и протянула купюру через стол.

— Не хочу, чтобы все на нее глазели.

Джош опустил ложечку. Выражение лица Сулис его испугало.

— Не хочешь, чтобы он ее видел?

— Да кто угодно!

— А если он из газеты? Или полицейский?

— Я же обещала, что все тебе расскажу! А сейчас иди, ну пожалуйста, Джош! Просто сними ее с полки и заплати!

Сулис понимала, что ведет себя как истеричка.

Джош встал.

— Точно расскажешь?

— Да, да! Иди же!

— Ладно, жди меня здесь и никуда не уходи.

— Никуда я не уйду.

Когда Джош ушел, Сулис отодвинула поднос и задумалась. А что, если книжку успели купить? Возможно, она тут давно, несколько дней или недель. А сколько таких же лежат в других магазинах по всей стране? Сотни? И со всех на покупателей смотрит ее лицо.

Сулис осознала, что тихонько раскачивается на стуле. Она обещала все рассказать Джошу. А значит, теперь про нее и Кейтлин будет знать посторонний. Если только она не сбежит. Прямо сейчас. Бросит работу, исчезнет, растворится в толпе.

Она встала, накинула пальто, но Джош уже шел ей навстречу, сжимая в руке пластиковый пакет. Сулис убрала пакет в сумку, даже не заглянув внутрь.

— Вот сдача.

— Оставь себе. Мне пора идти.

— Пошли.

— Джош…

— Пошли. Ты должна мне рассказать, Сулис. Не забывай, мы заключили сделку.

У нее не осталось сил спорить. Вместе они вышли из магазина и молча поднялись на холм под широким зонтом Джоша. При виде Круга его глаза расширились.

— Ты что, живешь здесь?

Сулис пожала плечами.

— У нас тут квартира. Слушай, я не приглашаю тебя в гости, как-нибудь в другой раз…

Джош восхищенно рассматривал величественный каменный круг и венец из желудей — его корону.

— Ладно, — сказал он после паузы. — Я позвоню завтра, сходим куда-нибудь. В десять пойдет?

— Куда? — спросила она, заметив Ханну, которая наблюдала из-за занавески.

Джош развернулся и пошел вдоль мостовой, с зонта ручьями текла дождевая вода.

— Завтра и решим.

Сулис подождала, пока он завернет за угол, поднялась по ступеням, нащупала в кармане ключ. Вставив его в замок, она подняла глаза на резной орнамент над дверью. Две руки сжимали кольцо. Змея кусала себя за хвост.


ОСНОВЫ | Корона из желудей | cледующая глава