home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ЗАК

Ужин в тот вечер прошел тихо и грустно.

Форрест сидел во главе стола и быстро ел. Он был на диво непривередлив в еде. Миссис Холл могла бы подать сырого каплуна с морковкой прямо из земли — Форрест съел бы, не поперхнувшись, а наутро удивлялся бы, отчего разболелся живот. Сильвия ковыряла вилкой в тарелке, то и дело поглядывая на меня через стол. Я старательно отводил глаза.

— Вина, Зак? — спросил Форрест.

Я подставил бокал.

— Эти люди, на площадке…

— Пугливые идиоты, лишенные воображения, — пожал плечами Форрест. — Ничего не поделаешь. Их денег нам не видать.

Снова молчание. Мы знали, и он знал, что дела идут хуже некуда.

Неожиданно Форрест отшвырнул нож и вилку, вскочил с места и принялся расхаживать по комнате.

— Иногда мне кажется, что я совсем один в мире! Что в этом проклятом городе никому нет дела до его будущего. Оглянитесь! Кругом попрошайки и бродячие собаки! Жалкие лачуги — там, где могли бы пролегать широкие прямые улицы. — Он отдернул гардину. Туман за окном окутывал маленькую площадь. — Что это было за место! Средоточие сил и магии! И таким оно будет впредь. Чистые улицы, свежий воздух, просторные дома! Мы должны искоренить в этом городе болезни и бедность!

— Вы верите, что когда-то здесь стоял величественный храм? — спокойно спросила Сильвия.

— Разумеется, верю!

Форрест обернулся, его лицо просияло.

— С тех пор, как люди обнаружили источник, это место почиталось священным. Я верю, что было два храма, один — посвященный Солнцу, другой — Луне. Они стояли в нижней части города, неподалеку от терм. — Он снова посмотрел в окно. — Когда я строил Королевскую водную лечебницу, мы находили множество предметов: битый кирпич, резной камень, странные оловянные таблички, даже изразцы! — Форрест вернулся к столу. — Я хотел построить здание в форме круга, однако землевладелец возражал. Кажется, мне суждено вечно носиться с этой идеей, но теперь я осуществлю свой замысел даже ценой разорения.

— Вы не разоритесь. — Сильвия подала ему бокал.

Форрест посмотрел на нее, затем перевел взгляд на меня.

— Надеюсь, что нет. За мной будущее.

Он отпил вина. Воодушевление оставило его, глаза потухли. Если мир вызывает его разочарование, то что он думает обо мне?

— Сэр, могу я спросить?

— Спрашивай, Зак.

— О вашем чертеже. Вы собираетесь замостить центральную площадь?

— Да, собираюсь.

— А что внизу? Что будет под мостовой?

Я почувствовал твердый, словно кремень, взгляд темных глаз Форреста.

— Ничего особенного, Зак.

Он лгал. Лгал мне в лицо. В это мгновение я не думал о его великом строении, а лишь о том, что он мне не доверяет, считает испорченным мальчишкой и ничтожным пустозвоном. Это открытие пронзило меня словно стрела.

Я выдавил улыбку.

Форрест с Сильвией остались, а я вышел в сад и сел на скамейку. На небе зажглись звезды, и сверху Акве Сулис выглядел сгустком тумана в складке земли. Отсюда могло показаться, что внизу раскинулся древний город. Я поежился и, обхватив себя руками за плечи, откинулся на спинку скамьи.

Так вот значит как. В сердце Круга таился секрет. Что-то связанное с людьми, с которыми тайно встречался Форрест, обществом Уробороса. Не хочет говорить — и не надо, я сам все выведаю. Я спасу его, себя, Сильвию, даже если они не заслужили моего великодушия. Я холодно улыбнулся. Сами того не желая, они станут моими должниками.

— Снова раздуваешь щеки, Павлин?

Она подкралась так неожиданно!

Я подпрыгнул.

— На себя посмотри!

Сильвия не улыбнулась. Она присела на скамейку рядом со мной, поджав ноги, чтобы не испачкать туфли.

— Прости, Зак. Порой ты выглядишь таким нелюдимым, со своими планами и тайными замыслами. Таким гордым и надменным.

— С чего мне быть надменным, Сильвия? В этом городе я никто. Но я не позволю Комптону собой помыкать.

— Так в чем состоит твой план?

Прежде чем ответить, я набрал побольше воздуха в легкие.

— Сегодня я отправил Комптону письмо. Дурно составленное, с ошибками. Письмо от тебя.

Забыв про грязь, она вскочила.

— Да как ты посмел!

— И подписал письмо твоим именем.

— Ты… ты… не могу поверить, что у тебя хватило наглости…

Я тоже встал.

— Ты уверяла, что ради Форреста готова на все. Я думал, ты не лгала.

Сильвия не сводила с меня пылающего взгляда, но ее ярость меня не трогала. Я схватил ее за руку и поволок в беседку — такую приветливую летом, а сейчас сырую, оплетенную мертвыми сухими лозами. Я боялся, что Форрест из дома нас услышит.

В беседке Сильвия выпалила:

— А ну говори, что ты там написал!

Я выпрямился. Не ей учить меня уму-разуму. Впрочем, в глубине души меня грызло раскаяние.

— Я… ты… я написал Комптону, что сделал, как он велел. Завтра в девять вечера ты встретишься с ним у терм и передашь ему чертеж Круга.

Сильвия охнула, а я, не смущаясь, продолжил:

— За это он отдаст тебе мою расписку. Я буду следить за тобой, но Комптон не должен меня увидеть.

— Нет у тебя ни стыда, ни совести! — Сильвия отдернула руку. — Форрест — твой учитель! За что ты его ненавидишь?

— При чем тут ненависть? — Мне не хотелось говорить о Форресте. — Я сделал это ради себя. Должен тебя разочаровать — я вовсе не такой мерзавец, каким ты меня считаешь. Чертеж, который получит Комптон, ненастоящий. Это бесполезная фальшивка.

Сильвия изумленно смотрела на меня.

Я рассказал ей про копию чертежа, про искажения и изъяны, которые я в него внес. Она слушала молча, теребя сухие листья, свисавшие с виноградных лоз.

Когда я закончил, Сильвия долгое время молчала. Меня знобило, по спине катился холодный пот.

— Зачем ты это сделал? — прошептала она наконец.

— Сам не знаю, что-то накатило. Иногда кажется, что весь мир ополчился против тебя. Возможно, я хотел унизить Форреста, внести хаос в его гармонию. Стать его Люцифером. Не знаю… Сильвия, ты должна раздобыть расписку! Убедись, что там стоит моя подпись. Иначе я погиб.

— А что будет, когда он узнает? — спросила Сильвия.

— Без расписки он мне не страшен. Я ничего ему не должен.

— Не Комптон, болван! Форрест!

От гнева ее лицо побледнело.

Я вздрогнул.

— Форрест еще будет меня благодарить. Когда Круг построят, а дома продадут, чем Комптон сможет ему навредить? Кому нужен несовершенный чертеж готового здания? Нет, Форрест не станет меня винить.

В саду было тихо, лишь шелестели падающие листья. Пошел дождь, ярко освещенные окна дома подернулись моросью.

— Ты согласна, Сильвия? Пожалуйста, это моя единственная надежда!

Она молча куталась в шаль. Я уже решил, что она откажет, но Сильвия отвернулась, отцепила колючку от подола, а когда подняла лицо, я снова заметил на нем прежнее дерзкое выражение, которое успел забыть.

Она отвела глаза.

— Хорошо, я согласна.

В тот день все валилось из рук. Я ошибался, терял вещи, то и дело впадал в задумчивость и застывал посреди своей душной крохотной каморки. Снаружи кипело строительство. Первый из трех фасадов дорос до второго этажа, но еще чернели пустые дверные проемы, в которые сновали неугомонные галки.

Не знаю, во мне ли было дело, только теперь Форрест не оставлял чертежи без присмотра, а запирал под замок. На столе лежали наброски на каждый день, под ними — его записная книжка.

Я сел и открыл томик в засаленной кожаной обложке.

Метопы.

Здесь были все они — таинственные символы, которые предстояло высечь в камне, завершая замысел мастера. Какую тайну они скрывали? Подзорная труба. Две руки, сжимающие кольцо. Дерево, а позади него камень. Какая история стояла за этими картинами? Был ли в них смысл? Послание архитектора потомкам или издевка над ними?

Я рассматривал изображение рук. Форрест заключил их в облачко или венок из цветов. Интересно, руки заодно? Или это руки врагов? Моя и его? Моя и Сильвии?

Я перевернул страницу. Дуб, змеи обвились вокруг лопаты, зеркало, серп. Лошадиный череп, украшенный цветами или, возможно, колокольчиками. Если я сумею проникнуть в его замыслы, то пойму…

— Мастер, нужна ваша помощь.

Рабочий с любопытством рассматривал рисунок из-за моего плеча. Я резко захлопнул книжку.

— Что случилось?

— Там, внизу…

— Где?

Я сердито заворочался в кресле.

— Где внизу?

Можно сколько угодно демонстрировать свое раздражение — этих людей ничем не пронять.

— Мастер Форрест нужен в тайной комнате. — Рабочий лукаво ухмыльнулся. — Сами знаете где.

Я понятия не имел, о чем он говорит.

— А, в той самой, — протянул я.

— Да, за подвалами. Там, где работают мои парни.

Я встал.

— Что случилось?

— Мы не понимаем, сэр, что-то в грунте. Только если мастер не вернулся из каменоломен, лучше дождаться…

Я вскочил, сердце забилось.

— Отведи меня туда.

Старшего над строителями звали Фишером. Я часто видел, как они с Форрестом увлеченно беседуют. Его доверенное лицо, не иначе. Фишер повел меня в недостроенный подвал. Я, спотыкаясь, ковылял за ним по грязи, старательно делая вид, что знаю дорогу. Мысли неслись, опережая шаги. Так вот что Форрест скрывает от меня! Тайную комнату!

Я карабкался по грудам необработанных валунов. Деревянные краны раскачивали над моей головой блоки тесаного камня.

Фишер привел меня в подвал под крышей. Пол усеивала каменная пыль, золотистые, недавно обработанные своды блестели. В дальнем углу высилась груда деревянных бревен, укрытых от непогоды. Вероятно, они предназначались для строительных лесов.

Я остановился, но Фишер обернулся, давая мне проход.

— Дальше, сэр.

Надеюсь, я себя не выдал. Надменно кивнув, я обогнул Фишера. За бревнами в кирпичной стене зиял недостроенный дверной проем, замковые камни лежали на полу, словно детали детской головоломки.

За аркой обнаружился коридор, который привел нас в комнату.

— Вот там, сэр, сочится вода.

Фишер указал в центр комнаты, где лежала лопата. Я шагнул вперед, щебень и обломки кирпича хрустнули под ногами. Комната оказалась круглой, иначе и быть не могло. Потолок имел форму купола. Стены из золотистого камня изгибались до самого пола. Верхняя точка терялась во мгле, но оттуда тянуло свежестью. Должно быть, там была прорублена вентиляционная шахта.

Фишер внимательно следил за мной. Сердце выпрыгивало из груди, я боялся, что его неистовый стук слышен моему спутнику.

Я был в самом сердце Круга.

— Видите?

— Вижу.

Вода просачивалась из-под земли, собираясь в лужицу.

— Вы уверены, что это не с потолка?

Фишер хмыкнул.

— Она горячая, сэр.

Я опустил пальцы в воду. Тепло. Пузырьки ласкали кожу. В воздух поднимался пар.

— Еще один источник?

— Вряд ли. Слишком высоко.

Я совершенно в этом не разбирался. Определенно внизу, в долине, были другие горячие источники. Я выпрямился, гадая, знал ли Форрест? При помощи какого волшебства разведал он про это место? До сей минуты я думал, что участок для строительства выбран им из-за удачного расположения над городом и радушия владельца.

— Что дальше, сэр? Мастер Форрест не дал никаких указаний, а сегодня мы должны закончить работу.

— Что он велел вам сделать?

— Убраться в комнате и запереть ее. — На грубоватом лице появилась лукавая ухмылка. — Для завтрашнего вечера.

Я бросил на него сердитый взгляд.

— Что ты об этом знаешь? Мастеру Форресту не понравится, что о его секретах болтают в городе.

— Я знаю лишь то, что они соберутся завтра, а тут эта вода…

Вероятно, Фишер говорил об обществе Уробороса. Я сгорал от желания расспросить его, но тогда я бы себя выдал. Пришлось изображать осведомленность.

— Хорошо, — сказал я. — Пусть твои люди построят для воды небольшую запруду. Вряд ли напор усилится. Маленькая круглая чаша не испортит… церемонии.

Фишер молча смотрел на меня в темноте.

— Хорошо, сэр.

Я отвернулся и пошел к выходу, пытаясь разглядеть как можно больше, но не заметил ничего необычного. Уже в подвале я остановился.

— Еще кое-что, Фишер. Я не скажу мастеру, что ты привел меня сюда. Он может рассердиться. Если спросит, ответь, что сам додумался насчет бассейна.

Фишер прищурился. Сообразительный малый, должно быть, он давно раскусил мою уловку. Впрочем, он только поклонился и сказал:

— Мое почтение, сэр.

От волнения я не мог усидеть на месте. Схватив шляпу и трость, я бросился вниз с холма и долго бродил по городским улочкам. Заказав в кофейне чашку шоколада, я задумчиво сидел над остывающим напитком. Размышлял, строил планы. Решил, что дождусь ухода Форреста, тайком последую за ним и спрячусь за бревнами. И стану наконец свидетелем тайной мистерии Уробороса!

И, возможно, пойму, для чего предназначен каменный круг.


предыдущая глава | Корона из желудей | БЛАДУД