home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


СУЛИС

Коридор привел их в пустую комнату, только в центре возвышалась какая-то круглая чаша.

— Увы, никаких сокровищ, — сказал Саймон, разглядывая голые стены.

Сулис была разочарована, словно и впрямь ожидала найти послание от Форреста, предмет, принадлежавший лично ему. Она навела фонарик на аккуратную ограду из камней.

— Интересно, что это? — пробормотал Джош.

— Хороший вопрос. — Саймон сходил за фотоаппаратом и вернулся. — Сразу и не поймешь.

Голоса звучали глухо, как будто в шахте или словно массивный фасад здания давил на них под землей. Сулис склонилась над каменным кругом.

— Это бассейн. Был когда-то.

Земля и сейчас оставалась влажной. Опустив руку, Сулис ощутила слабое тепло, исходящее от почвы. Пальцы зарылись в мягкую грязь вперемешку с песком.

— Горячий источник? Невероятно! — воскликнул Саймон.

Сулис захотелось глубже погрузить руку в теплую грязь. Пять бороздок, оставшихся от пальцев, медленно заполняла вода, прибывающая из глубины.

— Форрест знал, что тут есть источник, — сказал Саймон. — Наверное, и место выбрал поэтому. И ни с кем не поделился своей тайной. Нужно будет привести сюда геофизиков.

Саймон поводил фонариком по дальней стене. Луч выхватил из темноты что-то светлое.

— Смотрите туда, — сказал Джош.

Сулис направила фонарик к стене. Лучи сошлись, осветив квадратный камень на голом полу.

Камень был обработан, резкие четкие линии словно только что вышли из-под резца мастера.

Саймон глубоко вдохнул и перевел взгляд на Сулис.

— Что это? — прошептал Джош.

— Метопа, — осевшим голосом ответил Саймон. — Еще одна. Метопа, которую не использовали при строительстве.

Сулис шагнула вперед, присела и навела луч на гладкую поверхность.

Рисунок изображал крылатую фигуру с раскинутыми руками, устремленную к земле.

— Икар, — сказал Джош.

Саймон пожал плечами.

— Скорее, Бладуд. Форрест верил в одну местную легенду. Говорят, даже воображал себя Бладудом, друидом, который сделал себе крылья и бросился вниз с башни.

Сулис коснулась рукой шероховатой поверхности золотистого камня, из которого был построен город. Камня, извлеченного из каменоломен Ральфа Аллина.

У крылатой фигуры были длинные волосы.

Интересно, это мужчина или девочка?

Джош склонился над ней.

— Ты как?

Вместо ответа Сулис спросила:

— Что с ним стало? С тем друидом?

Саймон, хрустнув коленом, поднялся.

— Разбился вдребезги. Так пишут в книгах.

Сулис знала ответ. Знала и то, что в темноте кто-то притаился. Не Саймон и не Джош. Тот, кого она хорошо знала.

Его выдал запах. Запах воскресил воспоминания. Так пахнут прелые листья и влажная земля, так пахнет пропитанная дождем одежда. Медленно обернувшись, она заметила его фигуру у двери, но он уже отвернулся. Стоя за спинами Саймона и Джоша, для них он оставался невидимым. А затем вышел, ни разу не оглянувшись.

Сулис встала.

— Мне нужно наружу. Глотнуть свежего воздуха.

— Сулис…

Она сунула фонарик в руки Джошу и выскочила в подвал. Тень двигалась перед ней. Возможно, ее собственная, возможно, маленькой смеющейся девочки, а впереди обеих шагал незнакомец.

Двор был погружен в туман, высоко в небе, словно монета, висел серебристый диск луны.

Сулис бросилась вверх по ступеням, но на середине пролета замерла.

Он стоял у двери дома — ее дома. Замерев, она смотрела, как он вытащил ключ и вставил его в замок. Как вошел внутрь.

Не веря глазам, Сулис уперлась взглядом в закрытую дверь.

Опомнившись, бросилась вдогонку.

В вестибюле было все как обычно, если не считать клочьев тумана, заползших с улицы. Незнакомец тяжело топал по лестнице, сопя и отдуваясь. Он почти скрылся из виду.

— Стой! — прошептала она. — Стой, куда же ты?

Если что, Ханна не даст ее в обиду. Сулис бросилась наверх. Он где-то здесь, совсем близко! Однако ей никак не удавалось его нагнать — огромная искаженная тень все время маячила впереди. Преодолев последний лестничный пролет, она оказалась перед распахнутой дверью квартиры и с опаской вошла.

— Ханна?

В гостиной никого не было, лишь тихо бормотал радиоприемник. Из спальни доносился голос Ханны, говорившей по телефону. Вероятно, с Элисон. Сулис огляделась.

Дверь на чердак была приоткрыта. Она поднялась по лестнице и остановилась перед своей комнатой. Изнутри доносились странные звуки.

Приложив ухо к двери, Сулис прислушалась. Треск и шорох, глухой удар.

Она оглянулась, надеясь, что Джош последовал за ней, но его не было. Она снова одна. Так было всегда, с того самого дня, когда они с Кейтлин убежали со школьного двора и набрели на автобусную остановку.

Сулис повернула ручку двери.

В комнате было тихо и светло, аккуратно заправленная кровать, одежда на стуле. Глухой удар о стекло заставил ее подпрыгнуть на месте, и тут же сгусток темноты пронесся мимо. Сулис вскрикнула и отпрянула. Дверь за ней захлопнулась.

В комнате билась птица.

Сулис краем глаза следила за ее перемещениями в полосе лунного света. Зеркало, теперь карниз. Пленница отчаянно молотила крыльями по воздуху, заставляя трепетать полы пальто, висевшего на двери.

Раздался глухой удар — птица с размаху налетела на оконное стекло.

Нужно выпустить ее на волю.

Сулис боялась, что птица запутается в волосах и выклюет ей глаза. Стараясь не терять крылатую пленницу из виду, она бочком обошла кровать, дернула оконный шпингалет и приоткрыла окно. В то же мгновение птица пронзительно вскрикнула. Краем глаза Сулис уловила испуганные, изломанные движения крыльев перепуганной насмерть галки.

Сулис распахнула окно настежь. Промозглый ночной воздух ударил в лицо.

— Открыто, можешь влетать и вылетать сколько захочешь.

В комнате стало тихо. Сулис стояла, затаив дыхание, а холодный ветер ерошил волосы, сбивая челку на глаза.

Стоп, да птица ли это?

Сейчас, в тишине комнаты, Сулис уже ни в чем не была уверена.

И тут птица вспорхнула с зеркала и словно стрела ринулась в темноту. Сулис смотрела, как крылья чертят зигзаги на фоне крыши.

Она выбралась на крышу вслед за птицей и стала у подножия массивного каменного желудя. Круг заволокло туманом, который почти не рассеивался светом фонарей. В центре темнели деревья.

— Сулис.

Она обернулась.

Он сидел прямо на крыше. Пальто топорщилось сзади, словно сложенные крылья.

— Помнишь меня, Сулис? — спросил он.

Сердце глухо стучало в груди.

— Ты все-таки нашел меня, — сказала она.

— Я нашел тебя давным-давно. Но ты не откликалась, все время убегала от меня. Новые города, новые люди. И только когда ты приехала сюда, я понял, что смогу поговорить с тобой. Ибо это мое место.

Его лицо покрывали язвы, шрамы и грязь. Дыхание с хрипом вырывалось из груди. Взгляд темных карих глаз был тверд и решителен.

— Джош не верит, что ты существуешь. Говорит, что в музее, в автобусе и на улице были случайные люди.

— Возможно, он прав.

Она покачала головой.

— Ты пришел, чтобы столкнуть меня вниз с крыши? Как столкнул Кейтлин?

Неужели он улыбнулся?

— Я не сталкивал Кейтлин с крыши. И ты это знаешь.

— Я видела тебя! — Сулис смотрела ему прямо в глаза, речь лилась легко и свободно. — С того самого злополучного дня ты никогда не оставлял меня в покое! Это ты разрушил мою жизнь!

— Нет, ее разрушила Кейтлин.

Сулис уставилась на него, не понимая.

— Кейтлин была моей лучшей подругой!

— Ты уверена?

Ну, разумеется, иначе и быть не может! И в то же мгновение Сулис поняла, что уже ни в чем не уверена. Его слова, словно луч фонаря, осветили темные углы ее прошлого, в которые она раньше боялась заглядывать.

— Ну же, вспомни. — Он показал рукой-крылом на край крыши. — Смотри, вот она.

Призрак девочки, еле заметный силуэт на фоне ночи, стоял на парапете спиной к Сулис.

Она похолодела.

— Если она и впрямь твоя лучшая подруга, позови ее. Она обернется, и ты снова увидишь ее лицо.

Губы Сулис пересохли.

Она не хотела произносить ее имя, не хотела, чтобы девочка обернулась. Она не хотела снова увидеть ее лицо.

— Сулис, где ты?

Голос принадлежал Ханне.

Сулис нырнула в комнату, кинулась к двери и успела повернуть ключ за секунду до того, как снаружи на дверь надавили.

— Сью, как ты?

Задыхаясь, она отступила назад:

— Все нормально.

— Саймон сказал, ты умчалась так стремительно…

— Все нормально, я просто… я…

— Тут Джош.

— Я знаю, дайте мне пять минут.

Она бросилась на крышу. Туман оседал на лице, словно морось.

Он не ушел, все так же сидел, спрятав руки в рукава пальто, словно продрог. Услышав ее шаги, он повернул голову и пристально уставился на нее пронзительными птичьими глазами.

— Расскажи мне о Кейтлин, — попросил он.

Сулис присела на подоконник.

— Мы были неразлучны, играли, строили башни и дома из кубиков.

— Вместе?

— Ну, можно сказать, вместе.

— Так вместе?

— Вместе, я же сказала! Вернее, строила я. Мне всегда нравилось возиться с кубиками, а Кейтлин говорила, что ей скучно. Однажды я построила очень высокую башню, а она разрушила ее.

Как она могла забыть?

— Она заставляла меня провожать ее домой из школы. Мне было не по пути, но она только смеялась надо мной.

— Ты могла отказать ей, — сказал он, разглядывая деревья внизу.

— Не могла. Она была сильнее меня. Мне приходилось подчиняться.

Теперь, когда Сулис отпустила себя, позволила себе вспомнить, очертания девочки на парапете начали расплываться.

— Рядом с ней я чувствовала себя меньше и незаметнее. Я была ее тенью.

Неожиданно он выдернул перо и пустил по ветру.

— Все мы лишь тени.

Откуда пришли эти воспоминания? Выходит, все эти годы после смерти Кейтлин она не позволяла себе думать…

— О побеге? — прошептал он.

— Это была ее идея. Я не хотела убегать, и Кейтлин пришлось тащить меня силой.

Рука Кейтлин на ее плече. А ну-ка стой, если уйдешь, я больше с тобой не вожусь. Вот она бежит следом, умоляет не бросать ее одну.

— Сью!

На этот раз Джош. Не дождавшись ответа, Джош замолотил в дверь кулаком.

Он сполз с крыши, чтобы быть ближе к ней. Теперь лицо очистилось от язв, словно их и не было. Карие глаза смотрели твердо.

— И ты пошла с ней. Села в автобус, гуляла по парку.

— И все время плакала, хотела домой. Заткнись, плакса. Мы им покажем… Я ненавидела ее.

Сулис встретилась глазами с глазами незнакомца и хрипло прошептала:

— Я ненавидела Кейтлин.

— Сью, пожалуйста, открой!

Она обернулась к двери, но он спросил:

— А как же тот человек?

Сулис стояла, окутанная туманом, обхватив себя руками за плечи. Наконец решилась:

— Никто не поднимался за нами на башню. Не было никакого бродяги. Ни тебя, ни кого-то еще.

Он довольно улыбнулся.

— Это Кейтлин придумала влезть туда. Она толкала меня перед собой. А когда мы добрались до верху, стала смеяться над моим страхом. Говорила, что может все, что умеет летать. Сидела на крыше, болтая ногами в воздухе. Я умоляла ее отойти от края, она не слушалась.

Призрак девочки словно вырос на глазах. Розовый пуховик, шерстяная шапочка, светлые косички.

Сулис не сводила с нее глаз.

— А потом Кейтлин встала и раскинула руки. Смотри, как сейчас! Видишь?

— Вижу.

— Она схватила меня за запястье, я плакала и отбивалась.

— Ты ударила ее.

— Мы дрались.

— Ты вырывалась…

— …и лягалась.

— Ты тянула…

— …и визжала.

Теперь он стоял совсем рядом. Кто-то колотил в дверь, из парка неслись крики, луч фонарика ослеплял.

— Люди кричали, и тогда она встала на самый край…

— Чтобы доказать им…

— …доказать, что она не боится. Доказать мне…

— …что она сильнее.

Призрак девочки покачнулся. С карканьем взлетела птица.

— Моя рука. Смотри, это моя рука. Выходит, это я столкнула ее с крыши? Я убила ее? Я и есть тот бродяга?

Ответа не было. Ее рука тянулась и тянулась к розовому пуховику. Сулис боялась, что Кейтлин обернется, и она снова увидит ее лицо после всех этих лет. Но рука словно по собственной воле дюйм за дюймом тянулась к блестящей ткани и худой детской лопатке.

Саймон распахнул дверь и выпалил:

— Сью, как ты?


БЛАДУД | Корона из желудей | cледующая глава