home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


СУЛИС

За рулем сидел Саймон, Ханна устроилась рядом, в косынке и солнцезащитных очках, словно героиня из фильма пятидесятых годов. Они выбрались из города, и теперь мимо скользили холмы, солнце сияло в голубом небе, деревья сбрасывали последние листья.

Сулис и Джош сидели на заднем сиденье, слушали болтовню Ханны и время от времени поглядывали на зеленые поля за окнами, а порой — друг на друга.

— Что-то вы притихли, — заметила Ханна.

— У нас все хорошо, — ответил Джош.

И это было правдой.

Сулис смотрела на свое отражение в стекле. Краска почти смылась с волос, обнажив рыжие корни. Она больше не выпрямляла их, и теперь они лежали мягкой волной, совершенно изменяя ее облик.

На ней была прикольная сине-зеленая майка и новая куртка — подарок Ханны. Сулис ощущала себя оборотнем.

— Теперь уже близко. — Саймон переключил скорость и свернул с шоссе. — Я расскажу, вам понравится. Очень странное место. Форрест собственноручно измерил его.

— А если не понравится, — улыбнулась Ханна, — переместимся в ближайший паб.

— Хорошая мысль, — одобрил Джош.

Узкая дорога вилась вдоль изгородей. Галки галдели в ветвях вязов.

Миновав мост и сторожку, они въехали в крохотную деревушку и припарковались на стоянке.

Когда мотор заглох, тишина стала осязаемой.

Ханна опустила стекло.

— Только прислушайтесь.

Овцы блеяли и щипали траву. Сулис открыла дверцу и вышла наружу.

— Куда идти?

— Вперед.

Саймон вытащил из багажника фотоаппарат. А еще коробки, штатив, книги и плед.

Сулис и Ханна переглянулись.

— Вы двое шагайте вперед, а я помогу ему тащить весь этот хлам, — сказала Ханна. — Видимо, он решил, что нам предстоит экспедиция в Сахару, а не прогулка в Стентон-Дрю.

Джош открыл воротца, и они с Сулис вышли в поле. Сулис перелезла через изгородь, а Джош остановился, чтобы выудить из ящика буклет.

Усевшись на изгороди, Сулис смотрела на круги.

Они выглядели невероятно древними. Великий круг опоясывал поле, между камней бродили овцы. Поначалу Сулис показалось, будто камни расставлены в произвольном порядке, но когда она слезла с изгороди и спустилась вниз по склону, то разглядела закономерность. Камни окружили ее, огромные валуны и массивные глыбы, они стояли, лежали, некоторые завалились на бок, кое-где в стройном ряду зияли просветы.

— На самом деле круг не один, — прочел Джош в буклете. — Их три, один внутри другого. Наружу ведут каменные просеки. Говорят…

— Хватит читать, лучше смотри!

Круг лежал в низине, опоясанный холмами и долинами.

Джош сунул буклет в карман, и они принялись бродить между камнями. Не переставая жевать, овцы настороженно поглядывали на них.

Сулис уселась на поваленный валун самого маленького круга. Джош уперся ногой в камень, засунул руки в карманы и огляделся.

— Ну и что тут особенного?

— Спроси у Саймона. — Сулис усмехнулась. — Он говорит, мне полезны прогулки на свежем воздухе.

Джош кивнул. Они смотрели, как Саймон и Ханна внесли фотоаппарат на поле и вернулись к машине за остальным.

— Ты ведь не собиралась прыгать с крыши? — спросил Джош.

— Конечно, нет.

Сулис натянула шерстяные перчатки.

— Тогда зачем…

— Птица залетела в комнату. Я пыталась прогнать ее.

Сулис еще не была готова обсуждать это с Джошем. Чем больше она думала о том, что случилось на крыше, чем более расплывчатыми становились воспоминания. Она действительно слышала голос незнакомца? Не был ли он и девочка-призрак ее фантазиями? Одно Сулис знала твердо: отныне она свободна. Впервые с тех пор, как Кейтлин упала с башни.

— Что за птица?

Сулис не ответила.

— Джош, я вспомнила.

Он ждал продолжения.

— Ты оказался прав. Никакого убийцы не было. Теперь я это понимаю. Не знаю, почему я раньше думала иначе. Это словно шрам на ране, я боялась его касаться, боялась боли.

— Теперь шрам рассосался?

— Надеюсь. Я вспомнила, что на самом деле случилось с Кейтлин.

Саймон устанавливал камеру на противоположном краю поля.

— Она не была твоей подругой? — спросил Джош.

Сулис удивленно уставилась на него.

— Как ты догадался? Кейтлин была грубой маленькой задирой, а я ей во всем потакала. — Она замолчала и посмотрела на камни. — После ее смерти мне не хотелось вспоминать о ней плохо, вот я и придумала новую Кейтлин: умницу и заводилу.

— Сью, но если не было убийцы…

— Что случилось на башне? Я и это придумала, а правду похоронила глубоко внутри. Теперь я знаю. — Она глубоко вдохнула, каждое слово давалось с трудом. — Мы залезли на башню, потому что так решила Кейтлин. Половину пути она силком тащила меня по ступенькам, а я упиралась и плакала. Мне хотелось домой, но вторую половину пути я шла сама, потому что она мне велела. Звучит глупо, и все-таки…

— Нет, совсем не глупо.

Сулис кивнула.

— На крыше она встала на самом краю. Она любила рисоваться, испытывать судьбу. Кейтлин и меня заставила встать рядом. А потом она покачнулась, я отдернула руку…

Она замолчала.

— Ты столкнула ее? — прошептал Джош.

Столкнула? На миг старые страхи вернулись, однако Сулис уверенно покачала головой.

— Нет. Там, на крыше, мне было очень страшно. Я плакала, боялась, что мы упадем. Пыталась выдернуть руку, но я ее не толкала! Теперь я знаю точно, хотя многие годы я… я сомневалась. Потому и придумала того незнакомца. Чтобы он взял вину на себя.

— Неужели все эти города и приемные семьи…

— Джош, как ты не понимаешь, я верила в него! Я на самом деле боялась, что он меня найдет!

Они молча сидели и смотрели на поле. Сулис гадала, что Джош думает о ней, но облегчение было так велико, что даже это мало заботило. Саймон на другой стороне поля снимал камни с разных точек: на фоне горизонта, на фоне деревьев.

— Эй, вы, встаньте рядом! Сулис, улыбнись!

Сулис замялась. До сих пор существовал лишь один ее снимок — девочки, сжавшейся под вспышками фотокамер. Джош, недолго думая, схватил ее за руку, они вскочили, приняли неловкую позу, Саймон щелкнул затвором, и они расхохотались.

Рассматривая картинку на экране, Сулис не узнавала себя — на нее смотрела спокойная взрослая девушка. Рядом гримасничал Джош, сзади высились древние валуны.

Саймон распаковал инвентарь: ленты, рулетки, ноутбук и теодолит.

— Пора приниматься за работу. Давайте руки.

Чтобы измерить поле, им потребовался час. Поначалу они хихикали, путались в лентах, потом Сулис надоело. Впрочем, как и Ханне. Они расстелили плед и устроились на краю поля.

— Посмотри, — Ханна погладила массивный ствол упавшего дуба, на котором они расположились, — какое огромное было дерево. И очень старое.

Сулис, усевшись между сучьев, жевала бутерброд. Над ней раскинулось голубое безоблачное небо.

— Теперь все в порядке, Сью? — спросила Ханна.

— Теперь да.

— Может быть, ты останешься с нами?

Сулис повернулась к ней.

— Зачем?

— Я просто подумала… университет и все такое. Тебе нужно время, чтобы привыкнуть…

Сулис улыбнулась, вспомнив письмо Ханны, и твердо сказала:

— Я очень хочу остаться с вами. Мне нравится жить в Круге. Честно.

— Теперь мы станем настоящей семьей! — обрадовалась Ханна.

Сулис рассмеялась и улеглась на плед, глядя на устало бредущих через поле Саймона и Джоша.

Саймон упал рядом с ней и воскликнул:

— Какое удивительное место! Только посмотрите. — Он развернул к ним ноутбук. — Точность измерений Джонатана Форреста превосходит современную. Погрешность составляет три сантиметра! Этот человек — гений!

— Ты бы поел. — Ханна подвинула мужу пакет. — Там яйца и сыр. Хумус — для меня, не трогай.

Позже, когда Ханна с Саймоном, взявшись за руки, отправились побродить, Джош, сжимая банку колы, рассеянно заметил:

— Знаешь, кажется, я возвращаюсь в университет.

Сулис потрясенно уставилась на него.

— Правда?

— Ты не рада?

— Конечно, рада, болван. Но я думала…

— Саймон все устроил. Он классный. Мне дадут грант, нужно только заполнить форму. Саймон уверяет, что все получится. Не слишком большие деньги, но на жизнь должно хватить. Может быть, мне разрешат остаться в термах на неполный день. — Джош присел на корточки и посмотрел на поле. — В девяностых тут проводили съемку георадаром и обнаружили массу интересных вещей. Ямы для столбов, целых четыре сотни. Вероятно, когда-то здесь стояло громадное деревянное здание с дырой посередине крыши.

— Когда?

— В эпоху неолита. Это сейчас здесь все заброшено.

— Из тебя выйдет великий археолог, Джош.

— А из тебя — архитектор.

Они прыснули.

— Сулис, пора! — Ханна шла к ним через поле.

Спихнув Джоша на мокрый дерн, Сулис скатала плед. Джош поднял что-то с обглоданной овцами травы и запустил в нее.

— Что это?

Сулис поймала желудь.

— Но дерево мертво уже лет сто!

Желудь был живым и зеленым.

— Давайте посадим его, — сказала Ханна. — Кто знает, может, и вырастет.

Джош недоверчиво хмыкнул, но Сулис расковыряла ямку в земле, положила желудь в мягкую почву и сказала:

— Расти.

На обратном пути Саймон тихо похрапывал на переднем сиденье, Ханна, ведя машину, подпевала радиоприемнику, а Джош листал растрепанный буклет.

Сулис смотрела в окно на город, освещенный огнями фонарей, на улицы, окружающие священный источник, словно стражники.

Ей было жаль Кейтлин, но отныне она не станет оглядываться назад.

А когда-нибудь, возможно, шепнет Джошу свое настоящее имя.


БЛАДУД | Корона из желудей | cледующая глава