home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


11. Круто, круто, круто!!!

Свет Юпитера отражался в сережке в ноздре Эрин словно пламя свечи в елочной игрушке. Помещенная в кокон мерцающего нимба — Влюбленный Кот почтительно держался у нее за спиной, — обнаженная девушка разглядывала Европу, заснеженную родину агрессивных гусениц.

На ее голове все еще восседал инопланетянин, законсервированный слоем мусса для волос и опьяненный шампунем-бальзамом. Кажется, до него постепенно начинало доходить, где он.

— Где… где мы? Дома?.. Но как?..

— Заткнись! Хочу убедиться, что вы больше никогда не осмелитесь покушаться на наш мир!

— Только не это! Что ты задумала?!

— Увидишь!

Эрин почувствовала, что Гусеница лихорадочно пытается снова завладеть ее разумом. Однако сейчас ей хватило сил помешать этому, ведь инопланетянин еще не успел толком прийти в себя и потому был вынужден ограничиться уговорами.

— Прошу тебя! Побывай в моем мире! Ты все поймешь! Мы не заслужили уготованной нам участи!

— Хорошо! Только не вздумай шутить со мной!

Эрин вновь оказалась под исполинской толщей льда Европы. Глаза ее постепенно привыкли к тусклому свету. Пред ней предстал тот самый водный мир, который она видела в «фильме» Гусеницы.

В считанные минуты, восседая каждый на своем скакуне, ее окружили сородичи Гусеницы. Они не обращались к ней напрямую, однако она физически ощущала их тяжелое и униженное поражение. Они показались Эрин даже более жалкими, чем горстка нашкодивших школьников.

— Черт побери! Что за кучка убогих!.. Ну хорошо, ты убедил меня! Можешь идти к своим дружкам!

Эрин физически — своими руками — сняла Гусеницу с головы — черт, ну и колются же эти ножки! — и опустила в родное море. Вода тут же растворила галлюциногенный шампунь с тельца Гусеницы, и в тот момент, когда между пей и Гусеницей уже почти оборвалась связь, девушка услышала ставший привычным голос инопланетянина: «Мы вернемся! И если с тобой не будет Влюбленных Котов!..»

Эрин улыбнулась:

— Верно.

Затем она вновь вынырнула в космосе рядом с Европой, где благодаря любезной помощи Влюбленного Кота столкнула спутник с орбиты с той же легкостью, с какой отец когда-то качал ее на качелях.

Титанический всплеск, который луна произвела в атмосфере Юпитера — это эпохальное событие успел сфотографировать перепуганный, но сообразительный астроном, сидевший за пультом управления Хаббловского телескопа, — впоследствии стал самым коммерчески успешным плакатом последующих пяти десятилетий.


10.  Был — и нет! | Нейтринная гонка | 12.  Подобно раю небесному