home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


УВИДЕЛ — ПОВЕРИЛ

Этот рассказ навеян двумя статьями в моем любимом научно-популярном журнале «Нью сайентист». Обе касаются нового направления науки, «теории сознания», которая пытается — иногда успешно, иногда тщетно — определить особенности работы человеческого мозга. Сьюзен Блекмор — чье имя увековечено в рассказе в качестве названия городской площади — относится к числу самых радикальных мыслителей, которые бьются над тем, чтобы разгадать эту волнующую загадку природы. Ее представление о том, что мы все именуем собственным «я», — чистой воды вымысел, но он самым чудесным образом перекликается с моим увлечением буддизмом.

Если бы я только мог заставить этот самый вымышленный персонаж, именуемый нашим «я», выполнять всю черную работу в нашей жизни, а все хорошее, что в ней есть, оставить настоящему Полу!

Рои Фьюсмит приготовился ограбить банк. И как! Вооружившись всего лишь цветным «палм-пайлотом». Ограбить лично, физически, а не виртуально.

На мгновение замешкавшись перед тяжелыми стеклянными дверями банка «Мерчанте траст», Фьюсмит в очередной раз мысленно пробежался по основным этапам плана. Мозг истинного киномана быстро «прокрутил» эпизоды ограблений из доброй сотни виденных им фильмов. Мимо Рона в дверь то и дело торопливо проходили все новые и новые клиенты, вознамерившиеся в это ясное утро понедельника решить свои финансовые дела. Именно они и помогли ему пробудиться от грез.

Хватит топтаться на месте, этак недолго привлечь внимание к своей персоне. И все же Рон помедлил еще какое-то мгновение, сосредоточившись на этапах предстоящего ограбления.

В том, что было связано с человеческим фактором, он был уверен на все сто. Долгие месяцы бесконечных экспериментов убедили Рона, что ни один из служащих банка не рискнет оказать ему сопротивление. Главное — во всем полагаться на своего маленького Цифрового Помощника. Операция по изъятию наличности пройдет как по маслу, никто из служащих даже не догадается, что дело пахнет ограблением. Лишь поздно вечером, когда подведут баланс банковских операций за день, обнаружится недостача наличных.

А к тому времени Фьюсмит уже будет в полной безопасности, никем не замеченный вернется к себе домой.

Единственное слабое звено плана — камеры видеонаблюдения. При мысли о камерах Рона бросило в пот. Изменить кадры, запечатленные на пленке, ему не под силу. Одна надежда на убедительный грим.

Готовясь к операции, Фьюсмит нацепил огромные пышные усы, отчего тотчас стал похож на боксера девятнадцатого века. Контактные линзы помогли изменить цвет глаз. Одежду он подобрал так, что сделался неотличим от иммигранта, совсем недавно пересекшего воды Атлантики, — этакий типичный выходец с Балкан, откуда-нибудь из албанского захолустья. Акцент Фьюсмит оттачивал в течение нескольких дней.

Экипированный таким образом, он в целом не сомневался в успехе задуманного мероприятия. Поэтому — хватит терзаться сомнениями, все должно пройти гладко. В банк!

Присоединившись к небольшой очереди посетителей, стоявших более или менее терпеливо возле ограждения из бархатных канатов, Фьюсмит довольно скоро приблизился к цели. Когда его вызвал первый же освободившийся кассир, он широко улыбнулся и храбро шагнул вперед.

Кассир — молодой мужчина с прыщавым лицом и с заколкой на галстуке — инстинктивно улыбнулся в ответ.

— Чем могу быть вам полезен, сэр?

Фьюсмит вытащил из кармана ворох потрепанных ассигнаций иностранного происхождения и шлепнул их на прилавок.

— Вы обменять это?

— Извините, сэр, вам следует обратиться к нашему представителю по работе с клиентами.

— Не понимать. Пожалуйста, использовать переводчик.

Фьюсмит сунул ему под нос свой «палм-пайлот», и кассир нехотя взял хитромудрую штуковину в руки.

— Это что-то вроде компьютерного переводчика? Что нужно сделать?

— Нажать этот кнопка.

Кассир без колебания нажал указанную кнопку. На цветном дисплее мгновенно промелькнул вихрь непонятных иероглифов, фантасмагорических в своем разнообразии и скорости. После того как все эти иконки промелькнули одна за другой, за ними последовал какой-то цифровой фильм, показанный на невероятной скорости. Фьюсмит самым тщательным образом загрузил в свой карманный компьютер кадры старого учебного фильма, на которых было видно, как из ящичка кассы вынимают и просовывают в прорезь кассирского окошка стопки банкнот.

На какую-то миллисекунду мини-фильм вызвал у кассира некое замешательство, однако на общем его состоянии это, очевидно, никак не отразилось, потому что он мгновенно пришел в себя.

— Извините, сэр, на вашем экране ничего не видно. Видимо, штуковина не работает, она сломана.

Возвратив устройство владельцу, кассир выдвинул ящичек с деньгами и вынул из него с полдесятка пухлых пачек. Руки его действовали отдельно от сознания, как будто в теле и мозге обитали два разных человека. Это привело в замешательство даже Фьюсмита, которому уже случалось видеть подобные вещи.

— Благодарю вас, сэр. Всего доброго, — произнес кассир, передавая деньги Фьюсмиту.

Тот положил ассигнации-приманку и американскую наличность во вместительные карманы пальто.

— Спасыбо.

На выходе Фьюсмит кивнул вооруженному охраннику. Вообще-то у него имелся второй цифровой фильм, созданный как раз для подобной ситуации и введенный в память электронного помощника, чтобы при необходимости его можно было показать бдительному стражу. Однако тот ничего не заподозрил и ответил Рону вежливым кивком.

Оказавшись на улице, Фьюсмит прошел несколько кварталов и нырнул в переулок. Здесь он отклеил усы и бросил их в контейнер с мусором. Отыскав заранее спрятанную одежду, быстро переоделся, переложив деньги в карман своего нового одеяния. За усами последовал албанский костюм, найдя последнее упокоение в груде отходов. Затем Фьюсмит сел в автомобиль, припаркованный в паре кварталов от банка, и покатил домой.

Удача! Триумф! Вилладин будет гордиться им. Как знать, может, она в конце концов даже согласится лечь с ним в постель.

Если не… ну… Фьюсмит впервые признался самому себе в горькой и все же желанной правде. Если Вилладин и дальше будет строить из себя недотрогу, он найдет способ заставить ее отдаться ему даже против ее воли, как, впрочем, и любую другую женщину.

— Спасыбо тебе огромное!

Стинго Страйн сдвинул на затылок кепку с логотипом «По-Сокс» и почесал блестящую лысину. Затем смерил пристальным взглядом несчастное лицо президента банка «Мерчанте траст», корпулентного мужчины по имени Шон Хокадей. Одетый в безупречно скроенный костюм, тот, казалось, вот-вот разрыдается. Страйн почувствовал острое желание помочь бедняге. Однако в данную минуту он испытывал растерянность не меньшую, нежели сам глава банка.

— Прокрутите, пожалуйста, пленку еще раз, — попросил Страйн, отчаянно надеясь найти хотя бы крошечную зацепку.

Хокадей нажал кнопку на пульте дистанционного управления. Вместе со Страйном они впились взглядом в экран небольшого телевизора, стоявшего на столе в кабинете президента «Мерчанте траст».

Объектив видеокамеры находился высоко за плечом кассира. Черно-белые кадры съемки оказались на редкость четкими. А вот заснятые события — ничем не примечательные. Что, впрочем, не мешало им остаться столь же уму не постижимыми, как и при первом просмотре.

Неизвестный мужчина с длинными усами протянул кассиру карманный компьютер. Служащий банка бросил на него короткий взгляд и немедленно вернул владельцу вместе с суммой примерно в сто пятьдесят тысяч долларов непомеченными купюрами. После этого усатый клиент вышел на улицу, а кассир, словно ничего не произошло, спокойно занялся своими делами.

Пленка закончилась, и Хокадей повернулся к Страйну.

— На дисплее этого карманного компьютера наверняка было сообщение об ограблении.

— Видите ли, сначала я тоже так подумал. Какая-нибудь новая высокотехнологичная задумка для старого как мир тривиального банковского ограбления. Однако простенькое требование денег на дисплее карманного компьютера никак не объясняет всего прочего.

Страйн имел в виду бедолагу кассира, которого мгновенно заподозрили в сговоре с грабителем. После того как была обнаружена недостача, его, трясущегося и заикающегося от страха, приволокли на допрос в полицию. Подозреваемый твердо отрицал свою причастность к похищению денег и непоколебимо настаивал на том, что слышит о нем впервые. Более того, парень согласился не только на испытание на детекторе лжи, но и на укол «сыворотки правды» — раствора пентотала натрия, способного развязать язык любому, даже самому упертому. Оба подхода подтвердили его невиновность.

Насколько было известно кассиру, ничего особенного в тот день не произошло. Никакого ограбления, никакого клиента — иностранца. Когда ему прокрутили видеозапись, бедняга потерял сознание. А когда очнулся, вид у него был такой, будто он вошел к себе в спальню и увидел, как его девушку трахает его же собственный двойник.

— Насколько я понимаю, увеличение изображения дисплея «палм-пайлота» тоже ничего не дало? — поинтересовался Страйн.

— Ничего. Дисплей полностью закрыт телом мистера Фергюса.

Страйн встал, едва скрывая раздражение. Абсурдные действия наглого грабителя чрезвычайно его разозлили. Как же этому типу удалось присвоить денежки? И вообще что он такое проделал? Ситуация была на редкость мерзопакостная. Со времен неудачной хирургической операции на плече, вынудившей его уйти из спорта, он еще ни разу не чувствовал себя так скверно.

Страйн терпеть не мог показывать свою неуверенность клиентам, особенно таким крутым. Последние полгода работы у него было совсем не густо. Сумей он справиться с этим делом, может рассчитывать на новых заказчиков. Вообще-то Страйн старался никогда не излагать гипотез в присутствии клиентов, однако на это раз отчаяние развязало ему язык.

— Может, карманный компьютер был покрыт каким-нибудь наркотиком или галлюциногеном? Но на руках у злоумышленника нет перчаток. Да и какой наркотик может оказать на жертву подобное действие? Оставить человека в полном сознании, заставить действовать против своей воли, а затем все стереть из памяти? Гипноз? Мне ни разу не доводилось видеть такой странный гипноз. Кроме того, все произошло очень быстро.

— Мистер Страйн, мы пригласили вас, решив, что нам нужна сфера действий более широкая, чем та, которую могут осуществлять официальные правоохранительные службы. Но если вам кажется, что масштаб расследования слишком велик для вас, мы обратимся в более крупное сыскное агентство.

— Нет! Я как раз подбираюсь к разгадке. Если в ближайшие сутки мне нечего будет вам сообщить, можете смело отказаться от моих услуг.

— Согласен. Буду ждать от вас первого отчета.

Страйна вежливо проводили до дверей черного хода. Выйдя на улицу, он принялся ломать голову, как найти выход из сложившейся ситуации. С кем проконсультироваться по поводу столь странного преступления? Какого рода эксперт ему требуется? Хакер? Но в карманном компьютере усатого злоумышленника не было ничего особенного, никаких хитроумных приспособлений, которые работали бы в режиме реального времени. Нет, ключик к загадке наверняка кроется в том, что именно бедолага Фергюс увидел на дисплее…

Что Фергюс увидел. И Страйн тотчас понял, к кому ему следует обратиться за помощью.

Если только, конечно, Пэрриш Максфилд согласится поговорить с ним после того злополучного свидания, на которое он когда-то ее пригласил.

Вилладин Лоуз радостно тасовала пачки банкнот, в то время как Рон Фьюсмит пожирал ее взглядом, полным надежд и обожания.

Блестящие рыжеватые волосы Вилладин — настоящая копна размером со здоровую выхухоль — взлетали волной всякий раз, когда она с радостным возгласом подбрасывала деньги в воздух. Казалось, она не заметила, что Рон обуреваем желанием. Вернее, даже если и заметила, то сделала вид, будто ее это не касается. Сейчас мысли очаровательной девушки были всецело заняты толстыми пачками банкнот — такого количества денег Вилладин раньше не могла и представить себе! Подумать только, малышка Вилладин, на которую добрые люди в Пайн-Маунтин, штат Джорджия, всегда смотрели свысока — еще бы, что взять с этих нищих оборванцев! — теперь держит в руках столько денег, что может купить самый лучший дом в родном городке. Ну, может, и не любой, не старый особняк Бишопов, но уж точно домик пошикарнее, чем та жалкая лачуга, в которой она родилась и выросла.

И это всего лишь начало! Отныне им с Роном не придется считать каждый цент. Скоро они будут купаться в роскоши, денег и хороших вещей у нее будет как грязи. Наконец-то Вилладин Лоуз получит то, что давно заслужила. Она прикатит в родной Пайн-Мауктин, одетая в лучшее модельное платье, сидя за рулем огромного нового «кадиллака». Пусть только Шерри Бишоп попробует задирать перед ней нос. Тогда Вилладин ей покажет!

Фьюсмит перегнулся через стол и нежно погладил запястье подруги.

— Ну, что скажешь, киска? Как насчет награды смелому грабителю банков?

Потянувшись к Рону, Вилладин легонько чмокнула его в щеку. Разочарование Рона могло сравниться лишь с ее радостью.

— Вилладин… — скрипуче начал он.

— Тс-с, дружочек. Ты ведь знаешь, что до свадьбы я тебе не дам. Даже не рассчитывай — ни-ни. А никакой свадьбы не будет до тех пор, пока мы в денежном отношении не встанем на ноги. Так что нам нужно задуматься о том, что делать с деньгами, и чем скорее, тем лучше.

Рука Фьюсмита угрожающе потянулась к «палм-пайлоту», но Вилладин вовремя угадала его намерение.

— Не рассчитывай, что тебе удастся легко загрузить команды в мою Исполнительную Структуру! Ты, конечно, придумал ловкий трюк, но он срабатывает только тогда, когда жертва к нему не готова. Мне достаточно лишь закрыть глаза или отвести взгляд в сторону, и твое устройство сработает впустую. Думаешь, я не видела, как ты загружал в него порнуху, надеясь произвести на меня впечатление? Господи, ни разу еще не видала, чтобы из такой простой вещи, как секс, делали бог знает что. Увы, придется тебе немного потерпеть. Займись чем-нибудь. Пособирай камни на поле. Наруби дров. Мой папаша именно так отгонял от себя похотливые желания после того, как моя мамочка, светлая ей память, отошла в лучший из миров.

— Камни? Дрова? — смутившись, переспросил Фьюсмит. — Я ведь живу в кондоминиуме, Вилладин!

— Не важно, главное, что ты меня понял.

Лицо Фьюсмита приняло рассеянное выражение.

— А что, если я испробую Блокиратор Первого Уровня на какой-нибудь другой женщине? Ты на меня не рассердишься?

Предложение Фьюсмита вызвало у Вилладин глубокое удовлетворение. Будет здорово, если удастся переключить похотливые поползновения Рона на какую-нибудь другую бабенку. Если, конечно, эта сучка не раскатает губу на доставшееся ей сокровище — Рона. Однако Вилладин была достаточно опытна и не стала показывать своих истинных чувств. Вместо этого она, нахмурившись, проговорила:

— Ну, не знаю. Я бы жутко приревновала тебя. С другой стороны, любой мужчина имеет право немного погулять до женитьбы.

— Тогда договорились. — Фьюсмит широко улыбнулся. — Обещаю быть крайне осторожным, Вилладин. Непременно буду предохраняться. Не волнуйся, я не подцеплю никаких венерических заболеваний.

На какой-то миг Вилладин задумалась над своей прошлой, довольно разнообразной в сексуальном плане жизнью, после чего сказала:

— Чрезвычайно благоразумно с твоей стороны, Рон.

Затем, вопреки первоначальному безразличию к теме разговора, она неожиданно заинтересовалась возможной попыткой Рона Фьюсмита соблазнить какую-нибудь другую женщину, пусть даже и с помощью Блокиратора Сознания. Что-то плохо верится, чтобы этот заморыш был способен на постельные подвига, будь он даже вооружен кибернетическим соблазнителем. Ведь когда она год назад подцепила его в баре, в котором собираются выскочки-яппи, ей, черт побери, в буквальном смысле пришлось вытаскивать его из-под табуретки у стойки бара.

— Так ты, значит, собрался снять прямо на улице какую-нибудь девку и трахнуть ее?

— Вовсе нет. У меня есть определенный план. Хочу кое-кого покорить и проучить немного. Одну особу, которая когда-то издевалась над моими научными способностями. Жалею лишь об одном — ей не удастся сохранить в памяти доказательство того, что моя гипотеза была верна.


ПРЕДСТАВЛЯЕТ ТРУППА «ДЕРРИДАДАИСТЫ» | Нейтринная гонка | * * *