home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


МОЯ ЖИЗНЬ С ГИГАНТАМИ

Этот рассказ, равно как и на новеллу «Виктория», мне навеяла песня. Нет, конечно, не та же песня группы «Кинкс». На сей раз это был Питер Габриель и его «Большие времена». Пытаясь воспроизвести головокружительную сатиру Габриеля, я обратился к одной из старейших научно-фантастических моделей — к «Гулливеру» Свифта. Приправил классику нашей одержимостью звездами таблоидов, а дальше рассказ практически написался сам собой.

Потрясающий фантаст Джерри Форд, кажется, воспользовался тем же рецептом в своем рассказе «Город экзоскелетов». Только вот оказали ли наши совместные попытки целительное воздействие на порабощенную публику? Конечно же, нет. Впрочем, что-то подсказывает мне, что и Свифт был крайне разочарован воздействием своих трудов.

Когда я сидел в фонтане с газировкой, меня обнаружила гигантша, называющая себя Джейн Мэнсфилд.

Она подъехала в огромной машине — красном «корвете» с откидным верхом и нутром из белой кожи. Каждое колесо размером с небольшой автомобиль. С моего места складной верх «корвета» показался размером с Техас. Мотор на холостом ходу ревел почище Ниагарского водопада.

Джейн одной гигантской рукой небрежно держала руль, выставив в окно массивный загорелый локоть. На ней была цыганистая блузка с низким вырезом, предлагающая взору нечто, напоминающее Гранд-Каньон. Добавьте к этому платиновые сережки и ожерелье под цвет волос.

— Привет, симпатяга, — сказала она. — Что занесло столь приятного парня в такую дыру?

Поначалу я даже не нашелся что ответить — я ведь никогда раньше не разговаривал с гигантами. Нет, конечно, я знал их не хуже собственного отражения в зеркале. Как и все прочие, я бесконечно видел их изображения по телевизору, в газетах, журналах, кино, на рекламных щитах и даже иной раз издалека в реальной жизни. Но гиганты редко общаются с нами — маленьким народцем, и я не был уверен, как себя вести.

Да к тому же и репортеры уже начали подъезжать в своих фургонах, почуяв запах основной их темы — гигантов. Тут я по-настоящему занервничал. Я ведь прекрасно знал, что любое мое слово мгновенно разнесется по всему свету, будет напечатано в сотнях вечерних газет, проанализировано и разобрано по косточкам смертными вроде меня, мечтающими о том, чтобы с ними заговорил гигант.

Так что я с минуту сидел в фонтане, обдумывая, что бы ответить. А Джейн смотрела на меня с улыбкой, выставляющей напоказ сверкающие зубы размером с клинок лопаты каждый.

Наконец я решился. Черт, хоть и не каждый день ко мне подходят гиганты, не в обморок же мне грохаться. Я ответил так, как ответил бы любому моего роста.

— Просто делать нечего, — ответил я, как мне казалось, вполне безразличным тоном.

— И часто ты так проводишь время? — поинтересовалась она — камеры так и трещали вокруг.

Меня так просто не возьмешь.

— Если вы имеете в виду беседы с гигантами, то нет. А если вы насчет фонтана — что ж, я всегда сижу в фонтане, когда у меня паршивое настроение.

На лице Джейн отразилось удивление с легким оттенком брезгливости.

— Тебе не кажется, что это немного… противно?

Тут она попала в точку. Я поднял из коричневой жидкости руку, чтобы протереть глаза от кока-колы — впрочем, брызги от фонтана тотчас же снова залили мне лицо.

— Что есть, то есть. Зато настроение улучшается.

— Мило, мило. — Какое-то время она рассматривала меня, склонив набок гигантскую голову. — Итак, отчего же у тебя плохое настроение?

— А почему у вас хорошее?

— Потому что я имею все, что пожелаю.

— Неплохая причина.

Я не стал продолжать и ждал, что еще она скажет.

Джейн надула розовый пузырь примерно из четырех тонн жевательной резинки. Розовая сфера получилась размером точь-в-точь с воздушный шар Малколма Форбса. Я имею в виду старые, не те, на которых он перемещается сейчас. С грохотом пушечного выстрела шар лопнул, и Джейн втянула резинку серебристыми губами.

— Как тебя зовут, дружок?

— Марион.

— Имя или фамилия?

— К сожалению, имя.

— Не пойдет, никак не пойдет…

Джейн сосредоточенно о чем-то размышляла. Я не спрашивал, для чего должно подойти мое имя.

— Ты какой-то оборванный. Встань, пожалуйста.

Что за дьявольщина, она сказала «пожалуйста». Я встал, и карамельная жидкость потекла с моей мокрой одежды.

— А ты большой, — сказала Джейн и улыбнулась. Я почувствовал, как не к месту звучит это слово по отношению к нам, маленькому народцу. — Я имею в виду, среди вашей породы.

Она еще какое-то время задумчиво рассматривала меня.

— Ладно, Марион, слушай внимательно. Я искренне верю в совпадения, судьбу, звезды и все такое прочее. Давай дадим тебе шанс. Я бы сказала, ты можешь быть Джоном Уэйном.

Я пожал плечами.

— Хорошо, я Джон Уэйн. И что с того?

— Почему бы тебе не вылезти из фонтана, чтобы мы могли поговорить?

— Ладно, я как раз уже тут закончил.

Я не собирался позволить ей командовать. Не стоит начинать знакомство на неверной ноте. Моя нога замерла на краю бассейна.

Знакомство? Какое еще знакомство?

Черт побери, что я дурака-то валяю? Вечно со мной так. Тут такое везение, камеры стрекочут, сверкают фотовспышки, репортеры что-то строчат в своих блокнотах. Я прямо-таки почувствовал, как расту на глазах.

Слишком близко подойти к машине я не мог, так как просто не увидел бы Джейн. А потому остался стоять на некотором расстоянии.

— И что теперь? — вежливо поинтересовался я, надеясь, что голос мой не звучит подобострастно.

— Полезай в машину.

— Но моя одежда… я же всю обивку испачкаю. Черт, поглядите, и так уже вся машина испорчена!

Я показал на капот «корвета», где брызги колы уже начали разъедать вишневую краску.

— Да плюнь ты, — проговорила она. — Починят. Замолчи и полезай в машину, пока я не передумала.

Джейн распахнула пассажирскую дверь. Словно невидимый Али-Баба услышал мое непроизнесенное «Сезам, откройся!». Я даже отпрыгнул, чтобы меня не пришибло.

— Давай, — нахмурилась Джейн. — Полезай!

Легче сказать, чем сделать. Я направился к машине, стараясь не обращать внимания на стрекот камер вокруг. Пришлось подпрыгнуть, чтобы ухватиться за порог. Еще несколько нечеловеческих усилий, и я оказался на чем-то, напоминающем акр грязного автомобильного коврика. Еще серия акробатических упражнений, и вот я наконец на кожаном кресле.

Я взглянул на возвышающуюся рядом Джейн. Все равно что смотреть на Колосса Родосского. Посмотрев на горы грудей, я почему-то попытался представить себе лифчик.

— Неплохо для начала, — заметила она, потянувшись закрыть дверь, хлопок которой едва не оглушил меня.

Джейн нажала на газ, и меня вдавило в сиденье.

Судя по всему, вскорости придется много к чему привыкать.

Особняк Джейн занимал часть города, где в прошлом располагался целый квартал. Огромный участок земли был отчужден государством и отдан гигантам, едва они заявили о себе. Все полагали, что этого им хватит с лихвой. Сотни человек за полгода снесли все старые строения, вывезли мусор, разровняли землю и уложили зеленый торф на лужайке размером с Центральный парк.

Потом пришли гиганты и построили на освободившемся месте одно-единственное здание.

По всей стране спешно принялись расчищать еще земли и отдавать их гигантам.

Кроме горстки скептиков, никто особо не возражал. Вскоре как-то так получилось, что мы и помыслить себе не могли жизни без гигантов. Они привнесли блеск в обыденную, серую жизнь. Мы словно под ярким солнцем грелись в лучах их славы. Гиганты стали своего рода талисманами, с ними жизнь наша обрела смысл.

Джейн отперла гаражную дверь пультом дистанционного управления размером с холодильник, и мы въехали внутрь. Наверное, так чувствует себя тот, кто впервые попал в ангар, где НАСА строит свои ракеты-носители.

— Отлично, Джон, пошли, — заявила Джейн.

Поначалу я не понял, о чем это она. Потом дошло — ведь я теперь Джон Уэйн. Что ж, будем надеяться, эту роль я не провалю.

Произведя в обратном порядке серию процедур, которые потребовались мне, чтобы забраться в машину Джейн, я наконец оказался на полу. Джейн зашагала к дверям, ведущим в дом, и, чтобы поспеть за ней, мне пришлось мчаться со всех ног. При этом еще и огибать масляные пятна размером с небольшие озера. Когда я добрался до двери, Джейн уже скрылась из виду.

Внутри жилище Джейн было сплошной блеск: парча и хрусталь, полированное дерево и сияющий мрамор, бархатные портьеры и серебряные люстры. Все казалось мне странно знакомым, и я не мог понять почему. Наконец до меня дошло: я сотни раз видел все это по телевизору и в кино — мириады комнат, заполненных такими, как Джейн.

Не помню, упоминал ли я, что Джейн пользовалась духами. Она пахла как оранжерея с фрезиями, так что мне не составило труда следовать за ней по запаху, попутно изучая незнакомую топографию ее особняка… и в конце концов я обнаружил Джейн в спальне.

Она сбросила туфли и уже стаскивала штаны, когда я, задыхаясь, закончил восхождение по ступенькам.

— Поторопись, Джон, мы должны немедленно заняться сексом.

Я попытался выровнять дыхание.

— Это что, часть трудового соглашения?

— Не глупи. Твою новую жизнь едва ли можно назвать работой. Тебе положено наслаждаться.

Джейн стянула слаксы уже до колен. Трусиков она не носила. Зрелище ее лобковых волос потрясло меня — толстые и густые, они напомнили мне то, что осталось от амазонских джунглей.

— Я как-то с трудом представляю, что я тут могу сделать…

— Ах, поначалу, конечно, будет сложновато, но потом все наладится. Секс с гигантом поможет твоему росту. Тебе теперь без этого никак, Джон.

Я поежился — винить-то, кроме себя, некого. Удобно, неудобно, теперь придется делать то, что скажет Джейн. Обратного пути нет.

Я начал раздеваться, бросая на пол мокрую одежду.

Джейн наклонилась, чтобы окончательно снять штаны. В общем, не было никакого смысла в том, чтобы представлять ее лифчик — она его не носила. Груди выпрыгнули из блузки — точь-в-точь как груди той, настоящей Джейн в знаменитом фильме.

Я, как идиот, не мог отвести взгляд от их китовых размеров.

— Поторопись, — повторила Джейн.

Я поторопился. Джейн уже лежала на кровати — я еще стоял на коврике. В конце концов я уцепился за провод бра и, как заправский канатоходец, пополз вверх. Добравшись до прикроватного столика, я бросил взгляд на Джейн — она простиралась на мили.

Я знал, никаких занятий любовью не будет.

Мне предстоит исследовать континент.

Я глубоко вздохнул и прыгнул на мягкий матрас.

Подобно Льюису и Кларку, я приступил к составлению карты неведомых земель. Перебирался через горы, шагал по долинам и, наконец, добрался до того, что выглядело как дельта Миссисипи. Не знаю, какое там удовольствие получила Джейн от моего путешествия, но я уже не жалел, что отправился в путь. И тут в голову мою пришла одна мысль.

— Джейн… а камеры сейчас нас снимают?

— Само собой. Камеры никогда не выключаются.

— А нельзя их… как-нибудь…

— Ты хочешь вырасти или нет?

Я прикинул, что мы с Джейн могли бы делать, будь у меня подходящие габариты.

— Да.

— Тогда камеры должны работать. Без видео роста не будет.

Последние сомнения отпали — отныне я буду делать все, что скажет Джейн.


ЭФФЕКТ МУНА-БОНЭМА [3] | Нейтринная гонка | * * *