home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Свидетельство о магической религиозной медицине

Врач-гиппократик, разоблачая полную неграмотность своих противников, признает за ними умение скрыть свое невежество и казаться знающими. Они возлагают на богов ответственность в случае смерти пациента и присваивают себе все заслуги в случае его выздоровления. Якобы обладая высшим знанием, они прибегают к многочисленным хитростям как в диагностике, так и в лечении.

Самые известные приемы касаются лечения. Идя на компромисс, эти врачи сочетают магические ритуалы (очищения и заклинания), например, с запретами в режиме, обоснованность которых рациональная медицина могла бы признать. Вот часть этих запретов, которые сравнимы с орфико-пифагорейскими:

«Они предписывают воздерживаться от ванн и многих продуктов питания, которые не усваиваются больными: из морских рыб — от морского петуха, лобана, чернохвостки, угря (это действительно самые опасные); из мяса — от козьего мяса, оленины, поросятины и мяса собаки (эти виды мяса действительно больше всего портят желудок); из птицы — от курицы, горлицы, дрофы (ее мясо считается самым жестким); из овощей — от мяты, чеснока, лука (так как острое не подходит больному). Они предписывают не носить черный плащ (так как черное — знак смерти), не лежать на козьей шкуре, не носить ее на себе, не ставить одну ногу на другую, не класть одну руку на другую (так как это якобы создает препятствие для выздоровления). Все эти предписания они оправдывают божественным характером болезни, как будто они о ней знают больше, чем другие, и добавляют другие причины, чтобы в случае выздоровления больного присвоить себе славу и создать репутацию умения, а в случае смерти больного, чтобы им была обеспечена защита и в качестве предлога они могли сослаться на то, что они совершенно не виноваты, а виноваты боги; ибо они не давали больному никакого лекарства, ни есть, ни пить, ни парили в ванне, чтобы не взять на себя ответственность».

Менее известными, но более разоблачающими являются тонкие различия, которые они делают при постановке диагноза. Вот очень любопытный отрывок, где автор «Священной болезни» излагает диагностический метод своих противников:

«Если больной изображает козу, завывает, и если у него конвульсии с правой стороны, они говорят, что ответственна Мать богов; если он издает пронзительные и резкие звуки, они сравнивают больного с лошадью и говорят, что ответственен Посейдон; если они непроизвольно выпускают экскременты — что часто бывает под влиянием болезни, — к этому случаю применяется имя богини Энодии; если испражнения частые и небольшие, как у птиц, речь идет об Аполлоне Номии; и если больной пускает изо рта пену и брыкается, ответственность несет Арес; а что касается тех, у кого ночью кошмары, бред и страхи, кто вскакивает с постели и бежит из дома, они говорят, что это натиск Гекаты или нападения полубогов».

Мы должны быть признательны автору, ибо он сохранил для нас очень точное свидетельство о том, как его противники, сторонники религиозной медицины, устанавливают тонкие различия симптомов припадка. Это позволяет лучше понять, как соперничали две медицины. Диагностический принцип у них почти схож. Существенная разница в том, что одни связывают разновидности болезней с божественными силами, а другой — с повреждениями в теле. Это сравнение подсказывает, что религиозная медицина смогла достичь довольно высокой степени фальсификации в тот самый момент, когда расцветала рациональная медицина. С одной стороны, гиппократик уподобляет противников грубым шарлатанам, а с другой — признает за ними софистическую ловкость и даже определенное знание факторов, вредных для больного.


Шарлатаны и врачи | Гиппократ | Религиозная медицина и народное сознание