home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Первые наблюдения в эмбриологии: эмбрион и яйцо

Изучение источников имеет свои пределы. Иногда оно может заслонить главное. Достаточно один раз прочесть этот первый учебник по эмбриологии, трактат «Зарождение» /«Природа ребенка», чтобы поразиться удивительной связности мысли автора, основанной на опыте медицинской практики. Вместо того чтобы трясти дерево с высохшими плодами доксографии, лучше насладиться образным рассказом врача-гиппократика о том, как он наблюдал или думал, что наблюдает, шестидневное семя, которое он сравнивает с яйцом:

«Я сам видел семя, которое находилось в матке шесть дней и которое потом выпало… Сейчас я расскажу, как я увидел это семя. У одной знакомой мне женщины была очень ценная певица, которая имела сношения с мужчинами. Дабы не потерять цены, она не должна была беременеть. Эта певица услышала, что говорят между собой женщины: когда женщина должна забеременеть, семя не выходит, а остается внутри. Услышав эти разговоры, она приняла их к сведению И вот когда она заметила, что семя не выходит, она открылась своей хозяйке, и слух дошел до меня. Я приказал певице прыгать, подтягивая пятки к ягодицам. После семи прыжков семя с глухим стуком упало наземь. Увидев это, певица удивилась. Сейчас я расскажу, как оно выглядело. Как будто с сырого яйца сняли скорлупу и сквозь пленку была видна внутренняя жидкость. Вот, чтобы быть лаконичным, каков был этот вид. Более того, это было красным и закругленным. Под пленкой были видны белые толстые волокна, а вокруг пленки с внешней стороны — сгустки крови. Посредине пленки выдавалось наружу что-то тонкое, которое мне показалось пуповиной, так как через нее вдыхается и выдыхается воздух. И пленка была натянута, обволакивая семя. Таково было шестидневное семя, которое я видел».

Это бесспорно отрывок для антологии. И действительно, через пять веков Гален приводит его в трактатах «О семени» и «Об образовании утробного плода». «Этот отрывок, — говорит Гален, — просвещает нас точностью наблюдения и развлекает». Прекрасная похвала врача римской эпохи своему выдающемуся предшественнику!

Автор-гиппократик заканчивает эту историю заявлением, что немного позже он сообщит о другом способе наблюдения, который докажет правдивость всех его соображений о семени и развитии эмбриона. Он сдержал свое обещание. Речь идет о втором отрывке, ставшем знаменитым в истории наук, потому что он впервые предлагает использовать яйцо в исследованиях по эмбриологии:

«Теперь, как я уже сказал немного раньше, я изложу средство, лежащее в пределах человеческого разума и понятное для любого, кто хочет приобрести познания по этому поводу и обнаружить, что семя находится в оболочке, что в его середине находится пуповина, что сначала семя втягивает в себя воздух и выталкивает его наружу, и что от пуповины идут перепонки. И ко всему прочему, что я рассказал о росте ребенка, обнаружится, что он происходит в точности, как я рассказал в своих рассуждениях, если вы хотите довериться доказательствам, которые я приведу. Положите под двух или нескольких куриц двадцать или более яиц и каждый день, начиная от второго и кончая последним, когда яйцо лопнет, вынимайте по яйцу и разбивайте его: при обследовании вы обнаружите, что все соответствует тому, что я сказал, поскольку рост птицы можно сравнить с ростом человека. Действительно, оболочки натянуты, начиная от пуповины, и то, что я сказал по поводу ребенка, находится в яйце птицы: это вы обнаружите от начала до конца. Конечно, если вы этого еще не видели, вы удивитесь, что в яйце птицы есть пуповина, однако это так. Вот что я хотел сказать по этому поводу».

Мы видим, что знания нашего автора не были преимущественно книжными. Он основывается на наблюдении, произведенном при удачном стечении обстоятельств в случае с легкомысленной певицей, проводит элементарный опыт с куриным яйцом. Можно восхищаться изобретательностью ученого и его гордостью за свои доказательства. Но нужно оценить в то же время и его скромность: он сознает пределы человеческого познания.


Гиппократова и досократовская эмбриология | Гиппократ | К философской медицине