home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Обоняние и вкус

В перечислении чувств, которые должны служить для обследования больного, программные тексты называют обоняние и вкус. Хотя точные указания на использование этих чувств встречаются намного реже, известно, что наблюдая в прогностических и диагностических целях за испражнениями и выделениями больных, врач нюхал и при необходимости пробовал пот, кал, мочу, рвоту, гной, а у женщин вагинальные выделения. Обоняние чаще, чем вкус. Один врач нюхал кал взрослых, «который имел запах кала маленьких детей». Другой говорит о плохом запахе пота. Третий наблюдал вагинальные выделения, «зловонные, как тухлое яйцо». Еще один берет пальцами отхарканный гной, растирает его и, понюхав, констатирует его плохой запах. Как правило, плохой запах — это неблагоприятный признак. Согласно автору «Прогноза», кал, чтобы быть благоприятным, не должен очень плохо пахнуть. Зловонный кал является пагубным. В рвотах все плохие запахи тоже пагубны. В отрывке из «Болезней» И о прогнозе грудной болезни предвещается смерть больного, если отхарканный гной «бледный, зеленоватый и с плохим запахом». Врачи, разумеется, гораздо более сдержанны в отношении того, что они пробуют на вкус. Конечно, они пробовали слезы и другие выделения, чтобы узнать, слишком ли они сладкие или соленые. Пробовали ли они кал? Об этом говорит отрывок из «Плутоса» Аристофана в сцене инкубации. Человек по имени Карион рассказывает женщине о прибытии бога, пришедшего ночью лечить больных:

Женщина: А бог к вам не приходил?

Карион: Еще нет. Ведь я сделал нечто забавное. Когда он приближался, я громко и протяжно пукнул, так как мой живот был раздут.

Женщина: Конечно, он сразу же испытал к тебе отвращение?

Карион: Нет, но Ясо, которая за ним шла, слегка покраснела, а Панацея отвернулась, заткнув нос. Ведь мои ветры далеко не фимиам.

Женщина: А что бог?

Карион: Клянусь Зевсом, он даже не обратил внимания!

Женщина: Значит, бог, о котором ты говоришь, настоящий мужлан.

Карион: А вот и нет, клянусь Зевсом, но это скатофаг (пожиратель экскрементов)!

Итак, Асклепий — это скатофаг, как навозный жук! Не идет ли этот непочтительный способ определения бога медицины от комического преувеличения? Или, наоборот, дает понять, что врачи были скатофагами, то есть пробовали кал? «Гиппократов сборник» не позволяет дать точного ответа.


Непосредственное выслушивание | Гиппократ | Наблюдение и разум