home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Наследие Гиппократа в поздней античности

После Галена сохранившиеся труды по медицине на греческом языке — это преимущественно энциклопедии. По ним можно проследить посмертную судьбу Гиппократа. По отныне Гален становится классической ссылкой наряду с врачом из Коса, а иногда и впереди него.

Однако вне медицинского мира Гиппократ не перестанет быть выдающимся врачом. Гиппократ проник даже в христианскую литературу. Святой Иероним употребляет выражение «духовный Гиппократ». Он называет так не Христа, как это часто думают, а священника Исидора, который служил посредником в богословском споре. Святой Иероним даже присваивает этому священнику титул «Гиппократа христиан»! Гораздо позже Данте сделает из апостола Луки ученика «этого величайшего Гиппократа».

Самая древняя и самая важная — это энциклопедия Орибаса, врача императора Юлиана (IV век н. э.). Когда Орибас по просьбе императора собрал тексты лучших врачей, его критерием был гиппократизм. Гален занимает самое большое место в этой обширной компиляции, насчитывающей семьдесят книг, из которых до нас дошла треть.

Вторая энциклопедия составлена Эцием, врачом из города Амиды с Месопотамии, который жил при императоре Юстиниане (VI век). Она не такая объемистая, как у Орибаса, включает только шестнадцать книг и отличается от первой по структуре. Тогда как Орибас ограничивался собранием отрывков из произведений древних врачей, Эций сделал личные заметки, используя источники. Главным по-прежнему остается Гален. Его имя упоминается более двухсот раз. Гиппократ занимает более скромное место: он упоминается тридцать шесть раз. Но знание Гиппократова творчества остается точным. Цитируются многие трактаты, особенно «Афоризмы» и «Прогноз». Эций сохранил даже отрывок на греческом языке из Гиппократова трактата «Недели», который в других местах есть только на латыни. Гиппократ был не только древним автором, его медицина продолжала свое существование. Об этом свидетельствует следующий отрывок из Эция:

«Нужно, чтобы врач был обучен в соответствии с «Прогнозом» Гиппократа и другими работами, и чтобы он знал труды о природе, так как «природа является врачом всех живых существ». Он должен помогать природе, которая борется против болезни. Природа восторжествует над болезнью, если в качестве союзника получит врача, исполняющего свой долг, и самого больного, послушного и не допускающего ошибок в режиме».

Однако прочтение Эцием Гиппократа допускает сдвиг по смыслу: природа занимает место, которого у нее не было в древнейших трактатах. В «Эпидемиях» врач должен быть союзником больного в борьбе с болезнью. У Эция врач становится союзником природы в борьбе с болезнью. В сражение вступило новое действующее лицо и играет в нем заглавную роль: природа.

Временем Юстиниана датируется также сатирическая эпиграмма поэта Агафия, которая свидетельствует о престиже Гиппократа: один врач из Коса следует букве учения своего знаменитого предшественника, но, к сожалению, не сохранил его дух:

«Алкимен лежал в постели, истощенный лихорадкой; он страдал от хрипоты в горле, чувствовал колотье в боку, как будто его царапали кинжалом, и часто задыхался, дыша со зловещим шумом. Пришел Каллигнот из Коса, большой болтун, напичканный своей целительной наукой, всегда имеющий прогноз в случае болей, не возвещающий ничего, кроме того, что и так должно случиться. Он наблюдал положение тела Алкимена, строил догадки по лицу, с ученым видом щупал пульс, рассчитывал перечень критических дней, резюмируя все, не отклоняясь от Гиппократа. Вот тогда он с суровым лицом и важным видом продекларировал свой прогноз Алкимену. «Если твоя глотка прекратит гудеть, если прекратится колотье в боку и если твое дыхание перестанет быть учащенным из-за лихорадки, тебе больше не будет грозить смерть от плеврита, ибо это признак того, что наступил конец твоим страданиям. Желаю тебе удачи! Однако позови законника, наведи порядок в своем имуществе и оставь существование, этот источник треволнений; а мне, твоему врачу, в награду за хороший уход оставь в наследство треть своего состояния».

Этот врач из Коса прекрасно знал «Прогноз» Гиппократа, совсем как Эций, но он совершенно забыл «Клятву»!

Вернемся к энциклопедистам. Энциклопедии Орибаса и Эция, написанные в Константинополе, знаменуют новую роль в истории медицины столицы Восточной Империи, которая достигнет кульминации в период византийского возрождения. Тем не менее другие, древние центры, особенно в Александрии, процветают и упрочивают Гиппократову традицию. Кстати, и Орибас, и Эций учились в Александрии. В этом городе несколько работ Гиппократа остаются частью учебной программы, хотя их меньше, чем трудов Галена. К ним пишут комментарии. Сохранились комментарии 6 и VII веков. Палладий в VI веке прокомментировал VI книгу «Эпидемий» и хирургический трактат «Переломы». В VII веке Иоанн Александрийский прокомментировал трактат «Природа ребенка». Тогда же Стефан, называемый то Александрийским, то Афинским, написал комментарий к «Афоризмам», «Прогнозу» и «Переломам». Благодаря этим работам, мы знаем, какие трактаты Гиппократа изучали в Александрии и порядок их чтения.

Третьей большой энциклопедией античности мы обязаны врачу VI века Павлу Эгинскому, который учился и работал в Александрии. Энциклопедия Павла еще менее обширна. Она состоит из семи книг. Упоминаний о Гиппократе меньше, чем о Галене, хотя соотношение в ущерб Гиппократу меньше, чем у Эция. Павел Эгинский, который был и теоретиком, и практикующим врачом, особенно ценил у Гиппократа то, что касалось хирургии. Очень редко приводя длинные цитаты, он делает исключение для описания вывиха челюсти и способа его вправления. «По теме полного вывиха челюсти, — говорит Павел Эгинский, — достаточно дать тебе текст Гиппократа, который лаконичен, безупречен и хорошо изложен». Дальше следует длинная цитата из 30 и 31 глав трактата «Суставы». После чего Павел Эгинский заключает: «Я сам тоже очень часто употреблял этот способ вправления». Безоговорочная похвала Гиппократу исходит от практикующего врача, считающего, что лучшего способа не придумаешь. Современные врачи тоже это признавали. «Самый распространенный во Франции способ, — говорит хирург Нелатон (1807–1873 годы), — это способ, который применялся с древнейших времен, как он описан Гиппократом».

Александрийская школа придет в упадок после арабского завоевания в 642 году. Но греческая традиция гиппократизма в этом городе, вероятно, не прервалась. Известно, что арабский врач XI века, живший в Каире, получил от христианского коллеги список пятидесяти пяти трудов Гиппократа, который был у него на греческом языке, и для этого случая он перевел его на арабский! Позднеалександрийское наследие будет передано на Запад посредством латинских и арабских переводов.


Золотой век гиппократизма: роль Галена в бессмертии Гиппократа | Гиппократ | Роль латинских и арабских переводов в «посмертной жизни» Гиппократа