home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Гиппократ и эпидемия в Греции

Второе примечательное событие фессалийского периода принесло Гиппократу гораздо большую славу. Речь идет не об услуге отдельному лицу, каким бы знатным оно ни было, а о помощи населению Греции — во время эпидемии. Вот начало повествования в «Посольской речи»:

«В земли варваров, расположенных выше Иллирии и Пеонии, надвигался мор. Когда бедствие дошло до их страны, цари этих народов, доверяя медицинской славе, которая имела силу проникать повсюду, направили к моему отцу в Фессалию (там он жил и живет сейчас) послание, призывая его на помощь. Они заявили, что пошлют ему в изобилии золота, серебра и другие богатства в полную собственность, более того, он может взять себе все, что захочет, если устранит бедствие. Но он спросил, каковы были чередования жары, ветров, туманов и других природных явлений, изменяющих обычное состояние тела. Получив подробный ответ, он призвал послов вернуться назад, сказав, что не может отправиться в их страну. И не откладывая, лично сообщил фессалийцам средства, с помощью которых им следовало предохранить себя от прихода бедствия».

Нужно заметить, что этот мор ни по своему происхождению, ни по времени не совпадает с большой эпидемией «чумы» в Афинах, которая была описана Фукидидом. Афинская «чума» началась на крайнем юге, перешла в Египет, Ливию и на большинство территорий Великого царя, а потом уже проникла в Афины через пирейский порт. Эпидемия, о которой идет речь в Гиппократовом творчестве, пришла с севера, с варварских территорий, расположенных выше Иллирии и Пеонии. «Чума» в Афинах была в 430–429 годах, эпидемия из Гиппократовых сочинений, если верить хронологии «Посольской речи», свирепствовала после 421 года и, возможно, в 419–416 годах.

Поведение Гиппократа согласуется с тем, что ему приписывает легенда. Он не соблазнился обещаниями варваров и отказался лечить их. Но его преданность Греции впечатляет больше. Не без задней мысли Гиппократ спрашивал варварских послов о климатических условиях и режиме ветров в их землях. Он использовал эти сведения для того, чтобы предсказать продвижение болезни в Грецию и назначить лечение. Его помощь не ограничилась только Фессалией. Он спешно отправил своих сыновей и учеников в другие земли: Фессала — в Македонию, а Дракона — в Геллеспонт. Вылечив фессалийцев, он выехал оказывать помощь населению Афин и Пелопоннеса, останавливаясь по пути в Дориде, Фокиде с городом Дельфы и в Беотии.

Греческие города в благодарность оказали ему высокие почести. В Афинах ему был присужден золотой венок. Так же он был приобщен к Элевсинским мистериям. Хорошие отношения Гиппократа с Афинами, по крайней мере до конца Сицилийского похода (415–413 годы), вероятно, послужили причиной того, что Гиппократ предложил послать своего сына Фессала в качестве врача за свой счет, без жалования, на время похода. Фессал добавляет, что он тоже получил от афинян золотой венок.

События, упоминаемые в «Посольской речи», очень конкретны. Странно, что вне Гиппократовой традиции нет свидетельств об эпидемии в Греции в 419–416 годах. Фукидид о ней ничего не говорит. Отсутствие подтверждений заставляет сомневаться в достоверности этой истории. Добавим, что она с течением времени видоизменилась, как и история с исцелением Пердикки. Спустя века знают меньше, а выдумывают больше. Многие путают эпидемию, пришедшую с севера, с чумой в Афинах, пришедшей с юга (правда, современники делали то же самое). Утверждают, что Гиппократ положил конец эпидемии, разведя большие костры, которые очистили воздух. Дошло до того, что в византийский период ставят в заслугу Гиппократу открытие противоядия, за что он якобы и получил венок от афинян.


Гиппократ и македонский царь Пердикка | Гиппократ | Гиппократ и Дельфы