home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Обзор основных Гиппократовых трактатов

Сборник включает ряд хирургических трактатов. Эго прекрасно изложенные сочинения, которые мастерски и тщательно описывают различные раны головы, полученные преимущественно от метательного оружия, их лечение с очень подробным описанием трепанации («Раны головы), а также различные методы вправления и лечения вывихов и переломов с учетом естественного состояния конечностей («Переломы» и «Суставы»). Эти работы предназначены для обнародования. Трактаты же, написанные лапидарным стилем, должны были служить справочниками. «Рабочая комната врача» предписывает основные правила операций и перевязок в помещении врача. «Мохлика» (это название происходит от греческого названия инструмента для вправления вывиха — «рычаг») является кратким учебником с переработками из «Переломов» и «Суставов».

Другая цельная группа сочинений, приписываемых косской школе, — это «Эпидемии». Их, как мы уже видели, нужно отнести к деятельности Гиппократа и его учеников в фессалийский период. Разделение на три подгруппы (I и III; И, IV и VI; V и VII) является общепринятым. Они были написаны в разное время, в период от последнего десятилетия V века до середины IV века до н. э. и основываются на опыте врачей, которые путешествовали и практиковали в разных городах. В оригинальной форме, довольно хорошо сохранившейся в «Эпидемиях» I и III, они год за годом отмечают связанные с климатическими условиями болезни, преобладающие в данном месте в разные времена года. С одной стороны, они иногда добавляют общие предположения, основанные на этих наблюдениях, а с другой — клинические описания отдельных больных, развитие болезни которых изложено очень скрупулезно. Изучение терминологии позволяет присоединить к этой группе «Эпидемий» другие труды. Трактат «Жидкости» особенно тесно связан с подгруппой «Эпидемий» II, IV и VI.

Трактат «Воздух, вода, местности» предназначен специально для странствующего врача, прибывшего в незнакомый город. Первая часть излагает различные внешние факторы, которые должен учитывать врач для распознавания болезней, прогноза и успешного лечения: ориентировка местности к ветрам, употребляемая жителями вода, климат. Затем следует этнографическая часть, где автор распространяет свой медицинский метод на изучение народов в известном сравнении европейцев с азиатами. Физические и нравственные различия объясняются главным образом свойствами климата и местности, а потом уже политическим строем и обычаями. Более того, отбрасывая всякое божественное вмешательство, автор закладывает основы рациональной этнографии.

Климатический фактор и особенно отказ от мистики снова появляются в очень коротком, но примечательном трактате «Священная болезнь», написанном, вероятно, тем же автором. Он в живой полемической форме обличает врачей, которые приписывают разновидности священной болезни,' то есть эпилепсии, козням разных богов и настаивают на их лечении магическими средствами (запреты, очищения, заклинания). Он доказывает, что эта болезнь не более священна, чем другие, и объясняется естественными причинами: начало кризиса вызвано изменением направления ветров.

Каким бы ни было значение климатических факторов, врач, вызванный к изголовью больного, должен уметь истолковать симптомы, чтобы распознать природу болезни, предугадать ее развитие и успешнее лечить. Это — тема знаменитого «Прогноза». Автор рассуждает о благоприятных и неблагоприятных симптомах, наблюдаемых при острых заболеваниях. В этом трактате находится ставшее классическим описание лица больного, измененного болезнью и предвещающего смерть («лицо Гиппократа»). Что касается лечения острых заболеваний, то оно является предметом описания в «Режиме при острых заболеваниях». Автор сначала пространно говорит об употреблении отвара из ячменя, или птизаны (в старину трактат был назван «О птизане»); заканчивает он употреблением напитков и ванн. На протяжении всего сочинения автор предостерегает от резких изменений режима, противоречащих привычкам больного.

В сборнике косских авторов выделяются произведения, афористическая форма которых обеспечила широкое распространение Гиппократова учения. «Афоризмы», начало которых содержит знаменитую максиму («Жизнь коротка, искусство вечно»), представляют массу крайне ценных предложений по лечению, прогнозу, влиянию времен года и возраста и так далее. Этот Гиппократов трактат был самым читаемым, цитируемым, издаваемым и комментируемым. Более поздние «Априорные идеи» — нечто вроде энциклопедии, рассуждающей о Гиппократовом «Прогнозе». Что касается «Клятвы», она, как мы уже видели, вероятно, произносилась в медицинской школе учениками, которые были связаны договором и получали образование за плату.

К сочинениям косской школы присоединились работы книдского происхождения. Самое древнее свидетельство о существовании книдской медицинской литературы находится непосредственно в «Гиппократовом сборнике». В преамбуле к «Режиму при острых заболеваниях» впервые говорится о книдском сочинении по медицине, написанном, а потом пересмотренном коллективом врачей. Это «Книдские высказывания», вокруг которых сразу же начались споры. Гален видел в этой преамбуле полемику Гиппократа с книдскими Асклепиадами. С ними согласен Литтре. Нынешний скептицизм по поводу Гиппократова вопроса вынуждает к большей осторожности. Нет неоспоримых доказательств, что трактат написан самим Гиппократом. Однако нет также и веских аргументов, отрицающих его авторство.

Судя по всему, трактат принадлежит косской школе: он был частью древнейшего ядра «Сборника», потому что о нем знал Вакхей. Его автор по многим позициям критикует «Книдские высказывания»: недостаточность наблюдения за симптомами для установления правильного диагноза, слишком дробная классификация болезней, общая терапия, предпочитающая лечение на базе слабительных (молока и сыворотки) и пренебрегающая режимом. Однако многие трактаты «Сборника», исходя из общей модели, имеют некоторое сходство с «Книдскими высказываниями». Поэтому вполне резонно считать их книдскими или использующими книдский материал. Речь идет о «Болезнях» И, «Болезнях» III и «Внутренних болезнях». Рекомендация пить слабительные, молоко или сыворотку, критикуемая косским врачом, появляется как раз в «Болезнях» II и «Внутренних болезнях». Что касается книдской классификации болезней, о которой Гален дает очень точные указания, она также соответствует той, что мы находим во «Внутренних болезнях».

Автор, точно как книдцы, различает четыре желтухи, четыре болезни почек, три столбняка и три туберкулеза.

К этой группе нозологических трактатов примыкают работы по гинекологии, которые имеют параллельные редакции: «Природа женщины», сборник «Женские болезни» (I–II) и «Бесплодные женщины». Сходство их очевидно, особенно в структуре изложения. Большей частью или в целом они состоят из ряда статей о различных болезнях или их разновидностях. Эти статьи составлены по довольно однообразной схеме, включающей три основные части: описание симптомов, диагноз и лечение. Иногда прилагается список лекарств.

Работы не обязательно относятся к одному и тому же времени. Инновации могут переходить из одного трактата в другой. Это обнаруживается с помощью параллельных редакций, особенно в области этиологии болезней. Тем не менее группа в целом сохраняет довольно закрытую медицинскую традицию, которая не ориентируется на опыт странствующего врача, как в случае «Эпидемий». Авторов интересуют не столько больные, сколько сами болезни, которые они систематизируют и подразделяют на мелкие разновидности. Эти болезни рассматриваются как данность, обычно независимая от места, времени и довольно часто даже от природы больного. Трактаты также не содержат общих размышлений о методе и о медицинском искусстве, как трактаты косской школы. Но картина симптомов в них очень скрупулезная: первый раз в истории медицины мы находим описание аускультации. Эта группа трактатов в целом представляет более традиционную медицину, чем косская.

Наконец, «Сборник» пополнили самостоятельные работы косской и книдской школы. Большая их часть отсутствует в списке Эроциена. Самые важные — это медицинские сочинения с философским уклоном. Они утверждают, что для медицины является первейшей необходимостью знание составных элементов человеческой природы. Эти первичные элементы совпадают с элементами Вселенной. Две больших работы — «Тело» и «Режим» — не представлены в списке Эроциена. Их методология одинакова, но концепция человека и Вселенной разная. «Тело» исходит из космологии, содержащей три элемента (эфир, воздух, земля) и показывает антропогенез, то есть первичное образование различных частей тела, начиная со смешения и преобразования первичных элементов Вселенной. «Режим» признает только два элемента — огонь и воду. Он дает древнейшую формулировку микро- и макрокосмической теории в греческой литературе. Человек, говорится в нем, — это «подражание Вселенной». Анатомия и физиология основываются больше на этой аналогии, чем на наблюдении. Автором представлены три окружности вокруг живота по модели трех вращений: Луны, Солнца и планет.

Эти два трактата были написаны при жизни Гиппократа. Более поздней работой являются «Недели». Как и в «Режиме», здесь устанавливается сходство между челове-ком-микрокосмосом и Вселенной-макрокосмосом, но он отличается идеей, объясняющей все числом семь.

Против такой медицины с философским уклоном энергично выступили два трактата. Они известны Эроциену и написаны при жизни Гиппократа. Один из них, вне всяких сомнений, принадлежит косской школе. Это «Природа человека», автором которой, как мы уже знаем, был Полибий. В знаменитом предисловии он критикует монистических философов, которые утверждают, что природа человека состоит из единственного первичного элемента, как то: воздух, огонь, вода или земля. Другой трактат — «Древняя медицина». Его автор обличает врачей, которые хотят внести новшества, объясняя болезни такими упрощенными причинами, как теплое, холодное, влажное и сухое. Он опровергает требования философской медицины, утверждая, что всякое позитивное знание человеческой природы не должно идти впереди медицины, но проистекает из самой медицины. Медицина здесь предстает как самостоятельная наука, которая противопоставляется философии.

Среди сочинений, не упомянутых Эроциеном, но представленных в средневековых рукописях, некоторые написаны явно после Гиппократа. Трактат «Сердце» обнаруживает знания анатомии, которые значительно превосходят то, что было известно в эпоху Гиппократа. Точность описания этого органа останется непревзойденной вплоть до XVI века. Три деонтологических сочинения — «Благопристойность», «Предписания» и «Врач», несмотря на их более позднее происхождение, проповедуют медицинскую этику, которая соответствует идеалу Гиппократа: уважение к больному и отвращение к шарлатанам. «Где есть любовь к больному, там есть также и любовь к искусству», — говорит один из них.

«Гиппократов сборник» так обширен и разнообразен, что его практически невозможно систематизировать. Классификация по трем вышеперечисленным блокам является наименее спорной — она соответствует тому, как предположительно складывалась история его создания. В отличие от последнего блока, два первых, состоящих из косских и книдских произведений, более однородны. Это не значит, что исследование их происхождения не представляет трудностей. Скептицизм, возобладавший в Гиппократовом вопросе, распространился на различия между косскими и книдскими трактатами. Некоторые ученые вовсе отрицают эти различия.

Несмотря на контрасты и противоречия, в «Сборнике» обнаруживается определенное единство в практической части в рациональном подходе к болезни и ее лечению. Отнюдь не желая сгладить различия, мы впредь можем говорить о враче-гиппократике в широком смысле и даже, для удобства, о Гиппократе. Этим, конечно, мы не снимаем Гиппократов вопрос. Фактически «Гиппократ» имеет два смысла. Двусмысленность употребления сохранялась на протяжении всей истории чтения «Сборника». От нее трудно избавиться. Главное — ее осознавать.


Гиппократов вопрос | Гиппократ | ВРАЧ ПРИ ИСПОЛНЕНИИ СВОИХ ОБЯЗАННОСТЕЙ