home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


9

Если присмотреться, то здание Национального Собрания похоже на муравейник. Вчерашние сапожники и столяры, нацепив гвардейские мундиры, сперва застывают от изумления, потом неуклюже салютуют и разбегаются. Слава Свету, никому из них не пришло в голову остановить процессию!

Дверь в зал заседаний с шумом распахнулась. На трибуне брызгал слюной тип во фраке цвета соломы:

— Это был заговор, инспирированный аристократами при поддержке враждебных держав. Преступники бежали за границу! Вывезший их из Тисена депутат и комиссар Национальной гвардии Люсьен Грави исчез — очевидно, бежал вместе с ними! Необходимо принять ме… — Он поперхнулся на середине слова и застыл.

Зал поднялся. Даже Нуарон привстал со своего места. Председатель Собрания сглотнул слюну. Ждет указаний от бывшего графа. А что тот может сделать в такой ситуации?

— Граждане! На заседании Национального Собрания присутствует ее величество королева Мария-Изабелла со свитой, — проблеял председатель, размахивая колокольчиком.

— И она просит слова. — Бас распорядителя королевского дня перекрыл гул голосов.

Четыре стражника со старинными алебардами становятся возле возвышения. Нелепая традиция, но ничего не поделаешь! Распорядитель под руку ведет ее к трибуне. Фрейлины плетутся сзади. Главное, чтобы в обморок не попадали, истерички! Трибуну освобождают быстро. Ну нет, она слишком высока. Кто-то сообразительный подставляет стул.

— Граждане! Я пришла, чтобы обратиться к вам, избранникам Нации. О чем вы так горюете? Нашу страну покинули преступники? Но ведь это замечательно! В этом замешаны наши соседи? Тогда им же хуже. Если им было мало своих преступников, пусть берут наших, нам не жалко!

Засмеялись. Хорошо, есть время перевести дыхание.

— Но у меня вопрос. А кто сказал, что они — преступники? Что они совершили? Я знаю о покушении на депутата Грави! Но пять минут назад тут говорилось, что он бежал вместе с ними! Вам не кажется это странным? А главное — почему до сих пор не состоялось ни одного судебного процесса? Почему никто не был осужден? Я считаю, что у этих людей есть только одна вина — они не смогли признать Новый порядок! Из-за своего воспитания или предрассудков, не важно. Если так, не будем их порицать. Конечно, бегство — это не решение проблемы. Но я надеюсь, когда они будут готовы принять будущее нашей страны, они вернутся. Однако речь не о них, речь о нас.

Они слушали ее, слушали внимательно. Не соглашались, хотели возразить, но не смели и изображали почтение.

— На гербе нашей страны красуются песочные часы. И если бы мы бездумно держались за старое, то до сих пор пользовались бы только такими часами! Но их время прошло. Даже Главный символ королевства разбился сегодня ночью. Наступает новое время! Время строить, а не разрушать, действовать, а не искать виновных и заговорщиков! Я, со своей стороны, готова оказать Собранию всяческую помощь, чтобы построить новый, справедливый мир. Теперь выбор за вами!

Вот теперь можно и слезть с этого шатающегося стула! Кто-то хлопает, кто-то качает головой. Клика Нуарона словно наелась лимонов. Неужели Совесть Нации промолчит? Нет, он не сдается и идет прямо сюда. Что же, первый бой еще не окончен.

— Я рада вас видеть, гражданин Нуарон.

Целуй же руку, неужели забыл, как это делается?

— Ваше величество, вы меня приятно поразили! — Бывший граф начал со своего коронного комплимента.

Какие холеные руки и холодные глаза! Как сложно улыбаться ему. Но надо!

— Правда? Но я не сделала ничего необычного. Вы меня просто плохо знаете.

— Искренне сожалею об этом! — грустно улыбнулся Нуарон.

Что же, никто тебя за язык не тянул!

— В таком случае нам нужно познакомиться поближе. Я готова дать вам аудиенцию. Скажем, послезавтра!

Не ожидал? Хотя с удивлением справился довольно быстро.

— Я польщен, но… — замялся бывший граф.

— Надеюсь, вы не думаете отказаться? Мне нужно многое узнать о Новом порядке. А кто просветит меня лучше вас? Жду вас вечером, ровно в восемь двадцать, и ни минутой позже.

Памфлет он читал и теперь строит догадки! Думай, это полезно!

— Кстати, вы любите собак?

— Нет, предпочитаю кошек, — задумчиво отозвался Нуарон.

Ничего-ничего, мы тебе кого-нибудь слепим. А теперь прочь из этого змеиного гнезда. Нет, фрейлины совершенно распустились, с ними нужно что-то делать. Да, наше величество и обратно поедет в гордом одиночестве. Карет мало, что ли? Пусть свита занимает остальные. И хорошо, что никто так и не заглянул в последний экипаж с плотно задернутыми шторами…

— Альена…

Полуденный зной! Как он ее нашел?!

— Дюваль, что вы тут делаете? — Канонисса испуганно оглянулась. — Скорее залезайте сюда, а то вас увидят те, кому не следует.

— Хорошо, — пробормотал министр, забираясь в карету. — Не волнуйтесь…

Как он исхудал, с трудом держится на ногах. Но в глазах — уже не только боль и усталость, в них появилась жизнь!

Кортеж выехал на площадь Согласия и направился в сторону дворца. Канонисса плотнее задернула шторку и осторожно подняла глаза на сидящего напротив министра.

— Зачем вы это сделали? — Дюваль просто буравил ее взглядом.

— Я решила, что в моем экипаже вам будет удобнее, — начала Альена.

— Я не об этом! — прервал ее министр. — Зачем вы сделали еще одного голема? Не изображайте изумление! В жизни не видел, чтобы ее величество так себя вела!

— Вы были на заседании?

— Конечно, был, — сварливо пробормотал Дюваль. — Сидел в своей закрытой ложе. Нужно было понять, до чего они договорятся. Да и привык я ходить на их дебаты! Но после вашего представления…

— При чем тут я? — Альена сделала изумленное лицо.

— А почему у вас на руке повязка? — повысил голос министр. — И не говорите мне про Тоби. После пожара, который вы с ним устроили, он притворяется обычным щенком. Поэтому кровь могла вам понадобиться только для другого голема.

— Ничего-то от вас не скроешь… — усмехнулась канонисса. — Но вы сами сказали, что власть — это служение. Вот я и решила, что королева должна еще послужить своей стране. Не зря же я лепила ее статую!

— А где сама Мария-Изабелла? — осторожно спросил Дюваль, страшась ответа.

— В моей студии. — Альена укоризненно покачала головой, и министр облегченно выдохнул. — Вместе с Фаваром. Ждет доклада или занята чем-то еще, не знаю. Во всяком случае, маркиз обещал мне, что она ничего не натворит.

— Они оба в курсе?!

— Да, — подтвердила канонисса. — Маркизу я доверяю. Для него это — шанс сделать что-то полезное. А племянница сначала не поверила мне, потом возмутилась. Но когда поняла, что голем избавит ее от неприятных забот, согласилась и даже подписала бумагу, в которой одобряет все мои действия. По-моему, ее стала забавлять эта игра! Кстати, нам нужно продумать, кого еще вовлечь в наш заговор. Без распорядителя королевского дня нам не обойтись. А вот кого еще? Тут у меня одна надежда на вас. Вы же все обо всех знаете!

Однако министр не поддался на ее уловку и продолжал допытываться:

— Тогда откуда вы взяли… белый песок? — Эти слова он произнес с заметным усилием. — Вы же говорили, что у вас его больше нет!

— А Главный символ на что? — пожала плечами Альена. — Маркиз Фавар при необходимости неплохо обращается с кувалдой.

— Но вы же рискуете… — Он не договорил.

— Что вы, даже и не собиралась! Я буду очень осторожна.

— Понятно, — с горечью протянул Луи и замолчал.

— Вам нехорошо?

— Нет. Со мной все в порядке. Просто… мне будет не хватать этого. Не песка! А ощущения, что я могу что-то изменить. — Дюваль обхватил голову руками. — Стыдно признаться, но… мне не хватило силы духа. Увлекся, поддался, чуть не погиб. Надеюсь, что у вас лучше получится, — потупился он.

— У меня? — встрепенулась канонисса. — А вы решили меня бросить в этом море интриг? Я же не умею разрабатывать планы! Я обычная женщина. Но оставаться в стороне я не могу! За свою жизнь я совершила немало ошибок — теперь надо исправлять их последствия!

— Только вам? Ха! — горько ухмыльнулся министр. — Еще скажите, что в Новом порядке виновны исключительно вы одна! Не льстите себе! Этих ошибок совершено столько, сколько песчинок в часах.

— Вот именно! И одна я не справлюсь… — Канонисса прикусила губу.

— Ваша светлость… Альена… — встревоженный Дюваль скрипел так забавно. — Конечно, если я смогу быть вам чем-то полезен… Но вы уверены?

— Я точно знаю, что вы мне нужны, — выдохнула канонисса. — Но именно вы, Луи, а не глиняный горшок с песком! Мне нужен не только ваш ум, но и ваш скрипучий голос, ваша ухмылка, ваши дурацкие усы… — Она нервно теребила бахрому каретных подушек, искоса поглядывая на собеседника.

— Что же… — Дюваль нахмурился, но в его глазах загорелся огонек. — Тогда вам от меня не избавиться!

Альена отвернулась, чтобы скрыть довольную улыбку.


предыдущая глава | От легенды до легенды | Vive le basilic! [109]