home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 3

Первая озерная деревня производила удручающее впечатление. Может, в ней и было некое очарование простоты, но Дюфур его не заметил. Убожество, дикость, глядящие с опаской на незваных гостей обитатели — невысокие, круглолицые, одетые в доходящие до колен «юбки» из грубой ткани, совершенно неинтересные.

— Экзотика, конечно, — не стал скрывать своего мнения журналист, — но уж больно непрезентабельная. Годится разве что для миссионерских брошюр, а я скорей завербуюсь в Легион, чем черкну туда хотя бы строчку. Эти пасынки цивилизации и есть гаррахи?

— Они.

— Ла-ла… Хорошо хоть название терпимое, и все равно ничего хуже этой кучи мусора мне еще не попадалось, дикая природа здесь куда перспективней, даже бабуины… Эта местная столица, или куда мы едем, получше или просто побольше?

Попытка ехидства была встречена улыбкой.

— Посмотрю и решу. — Для пущей убедительности Дюфур пожал плечами, по возможности точно скопировав излюбленный капитанский жест. — Если мне не хватит материала, напишу о некоем кокатрисе с лицом герцога и фамилией стряпчего. Пара намеков на роковую тайну, напоминание о том, что вступающие в Легион отбрасывают прошлое, как ящерица хвост. Особенно если за этот хвост успела схватиться полиция и…

Пайе, не дослушав, дал Набукко шпоры и умчался вперед, к дозорным, но газетчика уже было не остановить.

— Обаятельный муж, убивший жену, может смело рассчитывать на дамское сочувствие, — доверительно сообщил Дюфур ковырявшему в зубах доктору. — В отличие от мужа верного и любящего. История потомка славного рода, похоронившего свою страсть и свое преступление в знойной саванне, обречена на успех…

— Пайе хоть и порядочный болван, — прервал полет фантазии Монье, — но имени не менял. Он крутит амуры с податной инспекторшей и посылает деньги в Пти-Мези своей вдовой бабке. Она тоже Пайе.

Пайе из Пти-Мези… Анри Пайе! Как изумительно тесен этот мир!

— Вы уверены?

— В нашей экспедиции только один дворянин, — не преминул очередной раз тряхнуть своим «де» лекарь, — и это вовсе не капитан, который к тому же из любителей басконца. Как и полковник, имей это в виду. А что, приятель, думаешь об узурпаторе ты?

В вопросе скрывался либо готовый ответ, либо ссора. Доктор ждал, грозно сопя, Поль зевнул и потянулся — он учился у Жоли и патрона, а те немало позаимствовали у басконца. Добывший корону капрал знал, что можно презирать публику и вертеть ею, но никогда нельзя показывать людям, что ты их не уважаешь. «Лояльность публики — это тот же запас на зиму», а лояльность обладателя информации — это сегодняшний ужин…

— Как я отношусь к императору? — засмеялся Дюфур. — Как к старой газете. Настолько устаревшей, что кое-что из нее не грех и позаимствовать.


* * * | От легенды до легенды | * * *