home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


4

Откинувшись в кресле летуна, я привычно скользнул в Сеть. Легко получил доступ к дуэльной площадке и несколько секунд простоял безмолвно, наслаждаясь прикосновением утреннего света к лицу. Туман рассеялся, открыв захватывающую дух бескрайнюю панораму. Реальный мир, с его проблемами, нищетой и страхом, остался где-то там, обманчиво далеко.

Нобору, на личный профиль которого последние полчаса шла трансляция с моих камер, все еще был здесь. Где-то в недрах дворца придворный секретарь придумывал причины, по которым его высочество изволили перенести деловой завтрак. Кронпринц же прогуливался по кромке мира, рассеянно разворачивал то один, то другой касающийся поддельного первокурсника документ. И думал.

— Значит, «объяснить это можно лишь сдвигом базовых физиологических параметров», а, Син? — мягко поинтересовался божественный мой господин.

Я смущенно хмыкнул. Да уж, высказал свое авторитетное мнение. И сделал из него вывод о разветвленном и далекоидущем заговоре. Классическая ошибка аналитика «слишком умного». Хоть сейчас в учебник.

— В раннем подростковом возрасте организм действительно совершает огромный скачок, — зачем-то пояснил я и без того очевидное. — Физиологические показатели пляшут, уровень интеллекта меняется не только количественно, но и качественно. Владение некоторыми программными приложениями лишь после этого и становится возможным. Нет ничего удивительного, что результаты, показываемые юным Канеко в разные периоды, будто принадлежали разным людям. Даже если забыть о том, что собственное досье он регулярно редактировал.

— Как? — взорвался наконец божественный. — Как, во имя бессмертных предков, одиннадцатилетний пользователь смог создать аватару, обманувшую вступительную комиссию? На факультете тактического программирования, ни больше ни меньше?

— Меня сильнее беспокоит, что он обманул вашу службу безопасности, господин. Ни больше ни меньше.

Нобору нахмурился, вновь коснулся меча. Спросил у самого себя:

— И что теперь с этим гением делать?

Дальше обходить молчанием превращенную в балаган дуэль было нельзя.

— Господин, обычай велит отомстить за нанесенный чести урон, но…

— …зачем приплетать малолетнего дуралея, если нашу честь мы прекрасно уронили сами? — божественный смотрел неласковым взглядом человека, призвавшего себя на тайный суд… и обнаружившего, что весьма собой недоволен. — Мать и сына Канеко приказываю отпустить, ограничившись лишь номинальным наказанием. Если клан Каи потребует компенсации за кражу имени, выплатить из моих личных фондов.

В ответ на удивленный взгляд он невесело усмехнулся:

— В конце концов, юный Тимур тут не единственный, кто учится в Академии под анонимной аватарой.

Господин отвернулся, позволяя себе еще одну минуту насладиться головокружительным пейзажем. Божественный наш принц, гордость сословия творцов. Потомок великих властителей и гениальных программистов, тех, что сплели информационные сети и в буквальном смысле слова создали мир под названием Акана. Точно читая мысли, он рассмеялся:

— О времена, о нравы, Син! Есть отчего позавидовать предкам! В давние времена, когда встречались в схватке два благородных самурая, перед тем как скрестить мечи, называли они друг другу свои имена. Чтобы быть уверенными, что противник достоин оказываемой ему чести. Представляешь, эти счастливые люди всегда могли быть уверены, что видят перед собой реальное и истинное. Верный мой, ты только подумай, как легко было им жить и сражаться! Точно зная, что не будет убит по ошибке невинный ребенок.

Я открыл было рот. Но…

Бессмысленно убеждать Нобору, что невинный ребенок едва не убил по ошибке кронпринца Аканы. Я подумал, что рассказать об этом следует владыке, божественному его отцу.

И промолчал.


предыдущая глава | От легенды до легенды | В трех растяжках от рая