home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Хмурая пятница

Динамик над моим ухом взревел, как всегда, неожиданно, пропев при этом, что «знает три слова». Я безуспешно попытался нащупать пульт, раскопал часы под подушкой и с трудом продрал глаза. Кто-то поставил таймер ровно на семь утра. Причем, кроме меня, этого никто не мог сделать. Я тоже знаю три слова.

— …по прогнозу гидрометцентра сегодня продолжительные дожди и дальнейшее понижение температуры, — обрадовал мерзостно бодрый голос из радиоприемника.

Потрясающе. Особенно в преддверии выходных.

Минут через десять где-то в коридоре меня разбудил звон посуды, доносящийся из кухни. Смело толкнув дверь, я обнаружил суетящегося возле холодильника Никодима. Домовой колдовал над завтраком. Из холодильника, словно боевая эскадра космических кораблей в кильватерной колонне, вылетели палка колбасы, солидный кусок сыра, масло в масленке и пара бананов. Колонна летающих объектов проплыла возле моего носа и приземлилась на стол.

— Утро доброе? — осторожно спросил Никодим, критически глядя на мою потрепанную физиономию.

— Это вряд ли.

— Значит, ты тоже почувствовал, — отметил домовой. — Ну, хоть какой-то сдвиг в развитии.

Интересно, о чем это он? Впрочем, его слова тут же вылетели из головы, когда я вспомнил о чашке крепкого чая.

При помощи «противопожарных» спичек, с шестой попытки, я зажег-таки газ под чайником, после чего направил свои стопы в ванную. В этот момент остатки утренней гармонии окончательно улетучились под торжествующий рык, раздавшийся из соседней комнаты. В следующее мгновение из нее в панике вылетел вопящий соседский кот с глазами, полными первобытного ужаса, а следом несся рычащий гоблин, ростом с табурет, в проломленном рогатом шлеме и порванных кроссовках. При этом он размахивал боевым молотом устрашающих размеров. Весь этот зверинец промчался мимо меня и исчез в лоджии. Послышался грохот, кошачий визг и звон бьющихся бутылок.

Моя квартира похожа на дурдом.

— Он нам всю жилплощадь разнесет, лиходей зеленомордый, — послышалось бурчание за моей спиной.

Я обернулся. Никодим стоял, привалившись к стене и скрестив руки на груди.

— Пора его спустить с лестницы, пока он нас по миру не пустил.

— Пускай сначала кота отвадит.

Вообще-то я против насилия и за мир во всем мире, но рыжая бестия, нежно называемая соседкой Пушком, не имела ни малейшего понятия о совести и морали. Кот пробирался через лоджию в нашу квартиру, метил территорию и воровал сушеную воблу. Все попытки пресечь эту подрывную деятельность не увенчались успехом. Поэтому кошачьи вопли были для меня лучшей песней в это хмурое летнее утро. К сожалению, они быстро сменились руганью на неизвестном наречии. В дверях показался обиженный на весь свет гоблин, тоскливо волочивший боевой молот по полу. На его обаятельном лице читалась мировая скорбь.

— Кушать есть? — сиплым голосом спросил зеленолицый. — Ушел завтрак.

Мы с домовым вздохнули. Нет справедливости в бренном мире. Хотелось верить, что у кота пропала всякая охота ходить к нам в гости.


Крылья над облаком | От легенды до легенды | * * *