home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


УМОЗАКЛЮЧЕНИЕ В ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На основании сказанного можно сделать некоторые немаловажные практические выводы и дать некоторые советы и рекомендации.

Прежде чем утверждать, что какого-то слова нет в языке, обыщи всю языковую периферию. Если какое-либо слово или корень не желает попадаться среди "основных игроков" языка, то надо искать его среди "запасных". Ищи его среди "второго эшелона". Многие слова и корни сохраняются в фамилиях, названиях местности. Некоторые старинные слова, уже вышедшие из употребления, сохраняются в составе устойчивых словосочетаний, словно доисторические насекомые, вмурованные в кусочек янтаря. Можно поискать пропавший корень или слово среди поэтических слов, областных, диалектных, в говорах и жаргонах. Всякий словарь похож на многослойный пирог, в нем много слоев-стилей. Не нашли сверху - копните поглубже!

Сравнивая между собой близкородственные слова, иногда удается установить, какое из них старше, а какое моложе. Старше то, которое называет предмет, позволяющий себя потрогать, пощупать. Моложе то, которое указывает на нечто, прячущееся в извилинах человеческого мозга. Ни увидеть его, ни пощупать. К примеру, из слов "правило" и "правило" старше первое, так как оно означает инструмент, предмет, нечто осязаемое. Правило же не потрогаешь.

В паре слов "очи" и "очки" первое слово старше, так как название самого органа зрения, конечно же, появилось раньше, чем приспособление для исправления зрения (очки). Ощущение старшинства слова "очи" присутствует в языке. Оно считается древним, уже устаревшим словом. "Очи" старше, чем "очки" по двум причинам: слово называет предмет, сотворенный природой, а не человеком, и короче слова "очки".

Оно образовано, исходя из понятия "маленький предмет". "Очки" - это те же "очи", только поменьше и рангом пониже. Вместо него обычно говорят "глаза". А вот "очки" - вполне современное, обычное слово сегодняшнего дня.

Протяженность слова дает подсказку: более короткое слово обычно старше. За свою более длинную жизнь оно успело пообтереться, избавиться от всего лишнего, дойти до состояния гальки, обтесанной другими камнями и отшлифованной песком и морем. Значит, "берег" старше, чем "береговой".

Детство народа, как и детство отдельного человека, было порой ясного, незамутненного мышления, без умственных вывертов и переносов значения.

Водораздел между словами пролегает по линии рукотворное -- нерукотворное. Слова-реки, называющие рукотворное, текут в страну искусственного; слова-реки, называющие нерукотворное, текут в страну естественного. Нет ни малейшего сомнения в том, что естественное, природное возникло раньше искусственного. Сначала появился человек с его руками, и только потом он сотворил ими новые предметы.

Соответственно, названия естественного старше искусственного, ведь названия даются по мере освоения окружающего мира. Появилось понятие - появится и название для него.

Примером расслоения слов на первичные и вторичные может служить терминология. В своем детстве каждый термин был обычным, простым словом, пока ему не приписали необычное, сложное значение, не перенесли название с нерукотворного на рукотворное. Скажем, технические термины: "головка", "ручка", "ножка", "ушко", "глазок", "бровка" - родом из детства, в котором они были простыми словами: "голова", "нога", "рука", "ухо", "глаз", "бровь". "Рычаг", прежде чем стать термином, был простым "ручаком" (от слова "рука" или "ручка").

Начинать изучать иностранный язык надо с поисков того общего, что связывает твой родной язык с избранным иностранным - так легче. И принцип обучения "от простого к сложному" соблюдешь, и тонкие, едва заметные отличия постигнешь быстрее. Начинать надо не с произношения, а с акцента в тех словах, которые иностранец произносит почти так же, как и ты, с выявления небольших, едва заметных отличий в значениях слов, в связях между ними. Естественно, вначале предстоит выявить это общее, что связывает оба языка.

Наступление на иностранный язык с плацдарма общих черт поможет избежать больших потерь времени и сил на первом, самом трудном этапе ("лиха беда начало"), обеспечит успешное и ощутимое продвижение вперед, даст ощущение прогресса, результативности обучения, преодолимости трудностей, что гарантирует сохранение интереса к учебе. Мой совет начинающему языкознатцу: "Ты уже многое знаешь в языке, который ты называешь иностранным. Эти знания пришли к тебе через твой родной язык. Теперь дело за расширением и углублением умений и навыков на материале другого языка. Ты никакой не новичок.

Ты в середине пути к овладению еще одним языком. Дерзай, и у тебя все получится". Известен старинный еврейский обычай: приступая к созданию нового текста (написанию письма, например), вначале поставить на бумаге точку. Теперь уже начало положено, проблема "с чего начать" решена (пусть даже формально). Дело за продолжением. Психологически этот прием очень оправдан и действенен.

И пусть дрогнет ваша рука при заполнении анкеты со сведениями о себе, а именно при ответе на вопрос: "Какими иностранными языками вы владеете?" Пусть мысль о том, что вы потенциально владеете изрядными знаниями по целому ряду языков, не даст вам проставить формальное "не владею".

В мире все более и более утверждается единый, общечеловеческий уклад жизни. В городах, особенно больших, этот интернационально-космополитический уклад наиболее приметен. Среди его характерных материальных признаков можно назвать автомобиль и "мобильник", телевизор и очки, кастрюлю и унитаз, газету и журнал, мыло и полотенце, пистолет и презерватив, иголку и нитку, кровать и подушку, часы и весы, вино и сигареты, таблетки и конфеты, крышу над головой и асфальт под ногами, ножницы и расческу, окно и зеркало, карандаш и бумагу, галстук на шее у мужчины и бюстгалтер, ложку и вилку, хлеб и соль, ручку у двери и ножку у стола, ключ от квартиры и замок, холодильник и обогреватель, карандаш и бумагу, сахар и чай... И список этот можно продолжать и продолжать.

Язык с его словарным составом подобен огромному зеркалу, отражающему многоликий окружающий мир. А составлено это зеркало из множества отдельных зеркалец - национальных языков. Звуки и грамматика образуют рамку, оправу каждого такого отдельного зеркальца, способного отразить лишь часть окружающей действительности. У великого, многочисленного народа и язык такой же: великий и могучий.

У народа малочисленного он похож на совсем маленькое зеркальце с очень ограниченными возможностями. Выражаясь языком дипломатов, у "развивающегося" народа и язык такой же.

Мир сегодня ринулся объединяться. И виновато в этом не кровосмешение рас, не метисы, мулаты и квартероны, а главным образом наметившаяся тенденция к духовному глобализму, к такому устроению бытия, которое основывалось бы прежде всего на всеобщем стремлении к телесному комфорту.

Унифицируется материальный мир людей, унифицируется духовный мир идей и предрассудков, а вслед за этим и языки смешиваются и растворяются друг в друге. Не обходится при смешении и без мешанины вроде "пиджинов" и возникающих на их основе "креольских языков".

Семьсот лет назад венецианец Марко Поло продиктовал своему сокамернику рассказы о том, что он видел на Востоке. Так родилась его знаменитая книга "О разнообразии мира".

В те времена европейцы мало что знали про Азию, считали ее краем чудес и диковинок, населенным полулюдьми-получудовищами. И вдруг появляются достоверные, бесхитростные рассказы о быте, нравах, обычаях и верованиях жителей азиатских стран. К тому же (подумать только!) автор-христианин с невозмутимым простодушием заявляет, что с другими богами люди живут не хуже, чем в христианском мире. Автору не поверили, его посчитали пустым фантазером, лжецом.

Желательно, чтобы каждый из нас, вошедших в третье тысячелетие христианской эры, поднялся в своем понимании окружающего мира хотя бы до уровня средневекового венецианского купца Марко, его искренности, честности и смелости в суждениях.

Мир остается единым для всех и не делится на части. Нет в нем ни Европы, ни Азии, ни Африки, а есть единый, сцепленный воедино кусок суши, который человеческая мысль расчленила на три части, разрезала, словно пирог. Нет пресловутого деления на Восток и Запад, на прошлое и будущее человечества. У него всегда только настоящее. Все эти деления придумал сам человек, запуганный сложностью мира. Придумал для облегчения познания, для собственного удобства.

Придумал - и сам же уверовал в реальность собственных грез и видений. Уверовал в существование и даже незыблемость разделительных линий и границ. Привык ощущать себя обитателем рассеченного, упрощенного, схематичного мира, уходить от реальности в мир телевидения, кинофильмов и компьютерных игр. Разбил на мелкие осколки драгоценный сосуд единого и неделимого, целостного восприятия.

И вот на смену этому слабому, запуганному человеку приходят люди иной формации - мудрые и смелые, те самые цельные личности, которые способны вместить в себя весь мир без изъятий, всю вселенную, как неразъятую сущность, подняться над укоренившимися стереотипами восприятия мира, уйти от вредных бытовых привычек, предрассудков, от привитых, как оспа, взглядов и оценок. Они станут мыслителями, творцами слова-идеи, настоящим подобием Божьим.

Вслед за Пушкиным помечтаем о времени,

Когда народы, распри позабыв, В единую семью соединятся.

И будет это эпохой господства на Земле единого языка человечества. Все повторится вновь, но уже на другом, качественно ином, более высоком уровне развития. Великий и могучий язык наших потомков унаследует и вберет в себя все лучшее, что накопили в разных языках их предки.

 


ТЕРМИНЫ | Единый язык человечества | ПЕРЕЧЕНЬ СЛОВ, РАССМАТРИВАЕМЫХ В КНИГЕ