home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7

В двенадцать часов Рэйли ушла из участка на своих двоих и направилась в самый центр города. День был великолепным, апрельское солнце — таким ярким и теплым, что прогоняло прохладу пятидесяти пяти градусного[49] воздуха. Она была не единственной, кто брал верх над погодой. Люди наводнили тротуары и пешеходные переходы, мешая движению, гуляя с газировкой или мороженным в руках, или же с едой на вынос, чтобы перекусить ею на краю фонтана или рядах железных скамеек в парке.

После шести месяцев ледяной темноты, север Нью-Йорка молил о каком-нибудь знаке, что зима, наконец, отступила… и этот прекрасный обеденный час нельзя растратить впустую.

Изначально она взяла перерыв, чтобы прояснить голову, прежде чем снова увидеть Века. Ее шаги, однако, имели цель и направление, которые она отказывалась внимательно рассматривать.

«Галлерия Молл» — очередной проект по возрождению города, но в отличие от многих других попыток, этот завершился успехом. Заручившись «Мэйси»[50] и совершенно новым книжным магазином «Барнс и Ноубл»[51], четыре квартала офисных зданий 1920-х годов были закрыты для всех, кроме пешеходов, учитывая привлекательный унифицированный косметический ремонт, став местом полуденной розничной терапии для тысяч таких офисных служащих, как Рэйли.

Вот только, в отличие от многих представителей ее контингента, раньше она никогда не проходила мимо «Bath&Body Works», «Talbots» и «Gap»…

Остановившись перед следующим магазином в ряду, она моргнула, увидев розовый свет, льющийся сквозь тонны стекла.

О, нет. Нет. Это не ее…

Оттуда вышла женщина с двумя большими пакетами, улыбка на ее лице была шириной с автостраду.

— Распродажа! — сказала она Рэйли. — Ура!

Ее голос был настолько высоким, что казалось, она выдыхает гелий. Хотя, может, все из-за того, что пальто, скорее всего, скрывало надетое на ней бюстье.

София покачала головой. Распродажа или нет, это не в ее…

Ииииииииии, каким-то образом она оказалась в магазине.

Ну. Ни. Чего. Себе. За всю свою гребаную жизнь она никогда не видела столько нижнего белья в одном месте.

«Викториа Сикрет» — магазин не для слабонервных… или толстозадых, опасалась она, пытаясь вспомнить, когда последний раз была в спортзале.

В средней школе. Нет… кажется, еще в начальной.

Господи, эти кружева пугали. Как и фотографии отфотошопленных моделей, раздутых до нереальных размеров.

И чтобы еще больше усугубить положение, здесь было полно женщин, не принадлежавших к тому же слою населения, что и Рэйли — дешевки, которым чуть за двадцать, хватающие стринги, балконеты, нечто просвечивающее и все в таком духе. Даже неуклюжий, по-спортивному одетый персонал выглядел так, словно какой-нибудь куотербек должен зубами содрать с них одежду…

— Здравствуйте, я могу вам помочь?

София вздрогнула.

— Эм…

Продавцом оказалась шикарная афроамериканка, которая наверняка отлично выглядела в любой из вещиц, висевших на маленьких вешалках или лежавших свернутыми на столах, и в сравнении с ней Рэйли чувствовала себя бледным, веснушчатым куском пожалуйста-давай-сделаем-это-при-выключенном-свете.

— Нет, спасибо…

— У нас скидки.

— Да, я видела, как женщина выходила отсюда с парой пакетов. — А значит, принимая во внимание размеры здешнего товара, она купила пятьсот, а может и шестьсот комплектов.

— Ищите что-то особенное?

София собиралась отрицательно покачать головой, но рот непроизвольно открылся:

— Я хочу чувствовать себя женщиной, а не офицером полиции. Я просто… просто прямо сейчас я действительно устала от самой себя и своей работы. Вы понимаете, о чем я?

Проклятье, что она несет?

И P.S., Бриттани, которая Бритни, здесь совершенно ни при чем.

Продавец улыбнулась.

— Понимаю. И вы пришли по адресу.

Взглянув на сорочки тигровой расцветки, она не была так в этом уверена.

— Даже не помню, чтобы когда-либо покупала комплекты… у меня нет ни одного, и думаю, пара моих бюстгальтеров сохранилась со времен Гражданской войны. Может, даже Революции.

— Что ж, меня зовут Ралонда. — Она протянула руку. — И я могу позаботиться о вас.

— Рэйли. То есть… София. — Когда они обменялись рукопожатиями, она пробормотала, — У вас случайно нет степени по психологии?

— Вообще-то, именно ее я и собираюсь изучать в Университете штата Нью-Йорк.

— Боже, вы идеальны.

— Едва ли. — Ралонда снова улыбнулась, обнажив красивые белые зубы. — Давайте снимем мерки, и я принесу вам несколько вариантов.

Один час и шестьсот семьдесят два доллара и сорок три цента спустя, Рэйли выпорхнула из магазина с тремя полными пакетами. Выходя с высоко поднятой головой, она поняла, что улыбается двум девушкам, которые заглядывали в витрину.

— У них скидки, — сказала она им. — Вам стоит зайти. Спросите Ралонду… она лучшая.

Когда они забежали внутрь, Рэйли зашагала к участку, чувствуя себя на удивление легко в своей обуви. Хотя, вишнево-красный лифчик с легким пуш-апом и подходящие к нему красные трусики, которые она померила и не стала снимать, обладали антигравитационными свойствами, приподнимая не только грудь, но и все ее тело.

Интересно, что носят астронавты под своими скафандрами.

Когда в голове возник ужасающий образ Базза Олдрина[52] в крохотном белье ярко-розового цвета, до нее дошло, что зайти вприпрыжку в Главное управление с пакетами из «Викториа Сикрет» посылало не совсем верное сообщение — особенно если Век будет ее напарником весь следующий месяц.

Обойдя здание участка, она подошла к своей машине и спрятала контрабанду в багажнике, а не на заднем сиденье.

На этот раз, заходя с черного входа и минуя охрану в вестибюле, она прекрасно осознавала, во что одета, и гадала, знают ли остальные, что скрывалось под ее официальным костюмом. Никто не обращал на нее особенного внимания, а значит, рентгеновское зрение не входило в список многочисленных талантов ряда здешних полицейских.

Первой остановкой стал ее кабинет. Быстро проверив голосовую и электронную почту, Рэйли взяла блокнот и направилась в убойный отдел. И кто бы знал, ее растущая уверенность в том, что она правильно поступила, спрятав покупки, не пошатнулась, когда она открыла дверь отдела.

Все посмотрели на нее, включая Века.

Точно. Теперь она понимала, почему люди ненавидят сны, в которых они голышом заходят в комнату, полную людей. Ей никогда раньше не снился такой кошмар, и, подняв блокнот к груди, Рэйли не торопилась приобретать подобный опыт.

Но потом люди просто помахали ей и поздоровались, она кивнула и ответила тем же, направляясь к Веку. В соседней кабинке не было ничего, кроме компьютера и телефона, и, сев, она не сдвинула с места желтый блокнот.

Век откинулся на спинку стула, и в белой рубашке его грудь казалась огромной.

— В твоем офисе все улажено?

— Да. Над чем работаем сегодня?

Он кивнул на экран компьютера.

— Я нашел, с чем скоротать время. Ждал твоего прихода… подумал, что мы можем съездить на разведку и вновь опросить свидетелей.

— Хорошо. Что за дело.

— Расскажу по дороге, нам ехать через весь город. Не возражаешь, если мы возьмем твою машину? У меня только байк.

— Эм… — Конечно же, ему нет нужды заглядывать к ней в багажник. — Да. Ладно. Без проблем.

— Спасибо, офицер. Или на протяжении следующих четырех недель мне следует называть вас «детективом»?

Когда они оба встали, и она уперлась взглядом в его грудь, София поняла, что сейчас самое время затолкнуть свою внутреннюю Бритни поглубже.

— Рэйли вполне сойдет.

На мгновение его веки низко опустились, и она могла поклясться, что он прошептал на выдохе что-то вроде «Еще как сойдет».

Но, несомненно, ей это послышалось, и всему виной новое белье.


предыдущая глава | Зависть | cледующая глава



Loading...