home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


***

Когда Век в следующий раз посмотрел на часы, было четыре тридцать. Менеджер разговаривал медленно, и на просмотр цифровых записей с камер безопасности также ушло какое-то время; более того, нужно было поговорить с упаковщиком и двумя сборщиками тележек. Никакой новой информации, но, черт, они с Рэйли хорошо работали вместе.

Она точно знала, когда начать разговор и как успокоить людей — как в случае с миссис Бартен… а значит, они больше говорили. Тем временем, он исследовал обстановку, оценивал все, о чем люди молчали, но показывали на своих лицах.

Выйдя из-за стойки обслуживания клиентов, он пожал менеджеру руку, и Рэйли сделала то же самое.

— Спасибо, что уделили нам время, — сказала она парню. — Мы действительно это ценим.

— Сомневаюсь, что мы вообще чем-то вам помогли. — Мужчина посадил квадратные очки чуть выше на нос. — Сейчас или тогда, раньше. Я ужасно себя чувствую из-за всего этого.

— Вот моя визитка, — сказала София, протягивая ее. — Звоните в любое время… я доступна двадцать четыре часа семь дней в неделю. И, правда, вы были открыты и честны… это все, что вы можете сделать.

Век также протянул свою визитку, и потом они с Рэйли направились к выходу.

— Поужинай со мной, — вдруг произнес он. В конце концов, вторая попытка разделить пищу должна пройти успешнее первой. При условии, что он не станет снова вести себя как оправдывающийся мудак…

В ответ она лишь сбавила темп и долго не отвечала. А потом:

— Эм…

Не самый хороший знак, поэтому он сдобрил приглашение твердой рациональностью:

— Нам нужно просмотреть файл вместе в свете проведенных четырех интервью. Вполне можно и поесть заодно… и я знаю, что ты уже умираешь с голоду.

Боже, вы только послушайте. Спокойно, обыденно. Идеально.

Он остановился у огромной витрины, заполненной пакетами с начос и банками сальсы, и холодильника, забитого сыром.

— Я приготовлю для тебя. Мексиканская кухня… я в этом мастер.

Читать примерно так: он ничего не знал о какой-то там фиесте, но учитывая такой расклад, с этой едой у него было больше возможностей, чем с какой-нибудь другой. Еда на вынос — единственный его опыт, связанный с кухней. Но, в самом деле, если он выкинет это? Возьмет коробку Тако-для-чайников в отделе с «Ортега»[64]? Как он мог так напортачить?

— Возможно, нам лучше придерживаться профессиональных отношений, — уклонилась она.

— Это не свидание, обещаю. Ты слишком хороша для этого, а я не столь удачлив.

Когда ее брови взлетели до небес, он оставил комментарий, как он есть. Это была правда, известная им обоим.

— Так что скажете, офицер? Пряности будут лишь в сальсе.

Этим он заработал от Рэйли истинную улыбку.

— Я люблю мексиканскую кухню.

— Тогда я твой человек.

Секунду они просто смотрели друг на друга. А потом она произнесла медленно и осторожно:

— Ладно, но где?

— У меня.

Пройдя мимо нее, Век взял тележку и смел полку с начос. Кстати о манне небесной. Все ингредиенты были выстроены в ряд, поэтому выбирать не приходилось. Но это было лишь преамбулой, и он направился к болтающемуся знаку с надписью «Мексиканская еда».

— Вы пялитесь на меня, офицер? — спросил он, почувствовав на себе ее взгляд.

— Я просто… удивлена, вот и все.

— Насчет чего?

Остановив тележку перед полками с ярко желтыми коробками, он ждал ее ответа.

— Тако или энчилада? — Когда она не ответила ни на один из вопросов, Век потянулся к еде-в-коробке. — Значит, тако.

Век оглянулся на секунду. Салат-латук. Сыр… он посмотрел в тележку и решил, что нужно взять еще. Томаты.

Так, точно.

— Где тут овощной отдел?

— Прямо и налево. Но тебе понадобится говяжий фарш.

— Да, верно.

Прилавок с мясом и полуфабрикатами стоял дальше в задней части магазина, и когда они прошли мимо лотков с фаршем, Век взял поддон четырехпроцентной постной органики — поскольку она, скорее всего, была приверженцем натуральной пищи. Когда они добрались до отдела зелени и бахчовых, то в корзину пошли помидоры и листья латука в пакете.

— Рэйли, поговори со мной, — тихо произнес он.

— Просто ты… ты не производишь впечатление мужчины, которому нужна удача с женщинами.

— Ты бы удивилась. — Когда Век подвел их к ряду касс, пройдя мимо закусок и салата, он чувствовал себя так, словно должен объясниться. — Слушай, мой отец приобрел широкую известность, благодаря своим преступлениям, и люди льнут ко мне из-за этой славы. Женщины, которые не такие, как ты. У них либо татуировки на глупых местах, пирсинги повсюду и пережженные, перекрашенные волосы, либо они — Барби, которые хотят «спасти» кого-то или желают безопасной прогулки на дикую сторону. Еще есть те, которые кажутся нормальными, но потом оказывается, что у них в сумочках лежат фотографии моего отца и письма, которые они хотят передать ему через меня… это охренеть как бесит, если честно. Давно понял, что никому не могу доверять, но хорошая новость в том, что я больше ничему не удивляюсь.

Он развернул тележку и начал выкладывать на ленту продукты, которые протягивала ему Рэйли.

— Но, как я и сказал, ты не принадлежишь ни к одной из этих категорий, — закончил он.

— Определенно. — Она передала пакет помидор. — Прости, я понятия не имела.

— Существуют более ужасные вещи, из-за которых стоит расстраиваться. — Например, его родство с маньяком-отцом. Черт, люди, хотевшие трахнуть его только из-за имени, раздражали, но факт, что тот самый убийца составлял его существо, был настоящим кошмаром.

— Ты собираешься… в середине следующей недели? — спросила она.

— Извини?

— На казнь, — произнесла Рэйли тихо.

Век замер, держа в руке желтую коробку «Олд Эль Пасо».

— Уже назначили дату?

— Если губернатор не отложит ее. В сегодняшней газете была статья.

Ах, да, три колонки, которые он пропустил за обедом.

— Что ж, надеюсь, они поджарят подонка. И нет, я не поеду. Мне приходится видеть этого сукина сына всякий раз, как я смотрюсь в зеркало. Мне и этого хватает.

Он достал бумажник и вытащил кредитку.

— Подожди, сейчас я дам свою часть…

— Платить должен мужчина. — Век пронзил ее взглядом. — Насчет этого у меня традиционные взгляды.

— А женщина вполне может внести свой вклад. Насчет этого я реалистка.

И когда она вложила в его ладонь двадцатидолларовую купюру и подняла на него глаза, он знал, что хочет поцеловать ее… и не просто в своих фантазиях. Он хотел узнать, каково это, притянуть ее и испробовать на вкус ее серьезный рот.

Этому не бывать.

Сконцентрировавшись на вещах, которые не обеспечат ему выговор или заслуженную пощечину, Век провел картой, ввел ПИН-код и подождал завершения транзакции. Когда он получил чек и выбросил его, они направились к выходу, где он оставил тележку рядом с другими и взял пакеты.

— Ты молчишь, — сказал он себе под нос на пути к ее машине. — Я слишком много говорю?

Рэйли посмотрела на него, достав пульт от сигнализации, и все разблокировала.

— О твоем отце? Господи, нет… в любое время, как захочешь поговорить о нем или о чем-нибудь еще, я буду рада выслушать.

Век верил ей. Что само по себе было чудом.

Как только он потянулся к ручке багажника, она подошла к задней двери и сказала:

— Подожди, положи продукты…

— Я просто брошу их…

Когда дверца поднялась сама по себе, его взору предстали три больших пакета из «Викториа Сикрет».

Век не смог справиться с собой: он посмотрел на нее и прошелся взглядом по ее телу… по всему телу вплоть до заалевших щек.

А значит, велика вероятность, что в этих гребаных пакетах лежали не дурацкие пижамы и пушистые халаты.

— Эм… заднее сиденье, — прошептал он, — точно…

— У них была распродажа, — сообщила она, когда он закрыл багажник.

У него снова вставал. Прямо сейчас. Дерьмо.

Когда продукты оказались в машине, они заняли соответствующие места, и Рэйли завела двигатель. Ремень безопасности впился в член, но Век посчитал, что чертова штуковина это заслужила. Ему не стоило фантазировать о показе мод.

Славная офицер Рэйли была поклонницей этого?

Боже, ему нужно закурить…

— Проклятье, — сказал он.

— Что?

— Нам нужно поехать к тебе для этого. — Не сдержавшись в выражениях, он добавил, — Я про ужин. Приготовить ужин у тебя… у меня нет ни одной сковородки.

Остановившись на свет, ведущий с парковки, Рэйли оглянулась… и засмеялась. И даже не осознавая этого, он начал улыбаться.

— Ты ничего не умеешь готовить, так ведь, — сказала она.

— Мне повезет, если я сумею открыть коробку тако. — Он поднял указательный палец. — Но я все еще хочу приготовить тебе ужин, если ты не передумала.

Покачав головой, она улыбнулась.

— Окей, но можешь оказать мне услугу?

— Говори.

— Можешь забыть, что ты видел в моем багажнике?

Его взгляд скользнул к ее губам, а затем ниже, к бледной ямочке у горла и…

— Прости, — загадочно произнес он. — Этого я сделать не могу.

София резко втянула воздух, будто все его мысли отражались у него на лице.

— Черт, — выдохнул он. — То есть, да, конечно. Считай, уже сделано. Полностью забыто.

Позади них кто-то громко просигналил, и она подскочила, прежде чем надавить на газ.

Что ж, все идет гладко. Может, Век переживет ночь, не спалив ее гребаный дом.


Глава 9 | Зависть | Глава 10



Loading...