home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


***

Естественно, Век должен был увидеть то, что лежало в багажнике, подумала Рэйли, сворачивая на подъездную дорожку.

Вселенная просто не могла упустить такую возможность поиздеваться над ней.

Пока открывалась дверь ее гаража, она взглянула на своего напарника.

— Дай угадаю… ты хочешь донести продукты, также как и заплатить за них.

— Да, хочу. — Он посмотрел через сиденья. — Как я и сказал, я старомоден. Но если хочешь сделать это сама, я не стану мешать.

И именно поэтому у нее не было с ним проблем.

Кроме того, он мог подержать еду, пока она достает из багажника пакеты из «ВС». Какой бы смущенной она ни была, Рэйли не собиралась оставлять эти вещи. Не было смысла притворяться, что Век их не видел, но, что более важно, не было смысла их прятать. Она уже взрослая женщина и может купить себе…

Когда голос в голове стал более резким и оправдывающимся, София задумалась, с кем именно сейчас разговаривает.

Скорее всего, со своим отцом.

Прекратив эту нелепую речь, она припарковалась. Век вышел из машины и взял пакеты из «Ханнафорда», а она обошла седан, открыла багажник и с высоко поднятой головой сгребла отличные кружева, а затем повела его в кухню.

— Ух ты, — сказал он, разглядывая стены. Шторы. И столики.

— Мне следовало предупредить тебя.

Единственный плюс в кошмарной кухне, расписанной петухами, заключался в том, что люди волей-неволей отходят от шока и осматриваются, и у нее появляется шанс поставить пакеты за угол, скрыв их из виду.

— Не думаю, что когда-либо видел…

Кивнув, Рэйли была рада, что он не закончил предложение, хотя, ему и не нужно было. «…так много петухов[66] в одном месте» оставалось недосказанным со стабильной, даже пугающей частотой.

— Старушка, которая жила здесь до меня, обожала их. — О, Боже, это прозвучало ужасно. — С тех пор, как я переехала сюда два года назад, я хотела взяться за бритву и начать с углов. Но всегда находится работа, которая отнимает все время.

Но смотря на обстановку его глазами, она жалела, что не уделила этому чуть больше внимания. Рисунок обоев состоял из трех ненормально огромных петухов в различных позах, словно они были бодибилдерами, сражающимися за кубок. В цветовой гамме присутствовали коричневые, красные и кремовые тона, с зелеными пучками травы под лапками. И каким-то образом, даже спустя добрых двадцать лет они сохранили потрясающую яркость.

— Мне кажется, или их глаза двигаются? — спросил Век, поставив пакеты на стол.

— Нет, но они наблюдают за тобой, признаю. Нечего удивляться моей диете… я чувствую себя так, словно ем при зрителях, и я не готовила здесь курицу с прошлого мая.

— Это как в «Птицах»[67].

— Только без фермы. Знаю. — Подойдя к шкафчику под плитой и открыв его, она сказала, — Меня пугает то, что я понемногу начала привыкать… будто они меня гипнотизируют. Кстати, сковородки здесь, внизу. Миски там, а ножи в тех шкафчиках у посудомоечной машины.

— Спасибо.

Когда Век снял пиджак, его большие плечи перекатились, как и должны были при раздевании, но в ее разуме этот образ трансформировался в нечто обнаженное и запыхавшееся.

Пора отвлечься, подумала Рэйли, когда он начал разгружать сумки.

— Эй, может, я распечатаю файл дела, пока ты занимаешься готовкой?

— Отличная идея.

— Это может занять какое-то время. У меня древний принтер.

— Мы никуда не торопимся.

Несомненно: судя по тому, как он сосредоточен на пачке чипсов, Век готовился к операции на головном мозге с подачи ее микроволновки. И это впечатляло. Спокойная, невозмутимая и до чертиков интересная рутина была соблазнительной, но это оцепенение буквально манило к нему. Ну, это и то, насколько честен он был насчет свидания. Она никогда раньше не задумывалась о подобных поклонницах… но, с другой стороны, даже симпатичных людей могли преследовать по незавидным причинам, так ведь?

В своем кабинете вниз по коридору, она вошла в базу данных отделения, нашла отчет и встала у принтера, готовая выполнить прием Геймлиха[68], когда тот подавится бумагами… так и вышло. Дважды.

Первым намеком на то, что в другом конце дома не все гладко, послужил безошибочный противный аромат сгоревшего мяса. Вторым — цветастая ругань. Которая продолжалась до тех пор, пока она не вернулась на кухню с копиями.

Не раз она услышала слово на букву «Б».

А потом сработал индикатор дыма.

Как раз вовремя. Что бы ни было в сковородке на плите — говядина, скорее всего, но у Века там могло лежать и начос — нуждалось в пожарном шланге. Но он со всем справлялся: направился с гарью к раковине, положил ее туда, но не включил воду. Он тут же занялся кричащим устройством на потолке, размахивая перед индикатором полотенцем, даже не вставая на носочки.

— Думаю, один из петухов прибавил температуру, — прокричал он.

— Я бы не удивилась.

Рэйли скрыла улыбку, оставив бумаги на столе и взглянув на то, что Век выложил на блюдо. Куски оранжевого сыра на молекулярном уровне связались со слоями кукурузных лепешек.

Выход только один, подумала она.

— С чем хочешь пиццу, о, могучий вентилятор, — спросила София, направляясь к телефону.

— С пепперони и колбасой.

— Отличный выбор.

Набрав службу доставки, она обернулась. Низ его рубашки задрался, и ее взору предстал верх его «Кельвинов»… а так же немного загорелой кожи, по которой от пупка спускалась темная дорожка.

Ее мозгу не потребовалось и секунды на то, чтобы вспомнить вчерашнюю сцену в ванной. Один миг, и она перенеслась туда, созерцая его обнаженное тело…

— А, да, привет. — Рэйли быстро отвернулась. — Я хочу заказать пиццу. Ага, это я. Большую пепперони с колбасой. Ага. Нет, напитков не нужно. Нет, я не хочу вторую пиццу бесплатно… Нет, никаких крылышек… Нет, спасибо, нам не надо… И булочек с корицей тоже. — Бога ради, отказ от всех «предложений» занимал больше времени, чем им требовалось, чтобы подсчитать стоимость заказа и отправить чертову пиццу. — Отлично, спасибо.

Повесив трубку, она размяла плечи и вновь развернулась…

Век стоял прямо позади нее, его веки чуть опущены, а тело было гораздо больше, чем казалось на расстоянии пяти футов от нее.

Она не шелохнулась. Как и он.

— Ты веришь, что исповедь благотворно влияет на душу? — загадочно спросил он.

— Да…

— Тогда мне лучше кое-что тебе рассказать.

О, Боже, вот почему советуют не смешивать работу с удовольствием. Когда их взгляды пересеклись, она думала не о работе. А о том, что и сама может кое в чем признаться.

Вчера я видела тебя голым, и ты

прекрасен.

— И что же, — выдохнула она.

Я хочу тебя, несмотря на то, что не должна.

С трудом сглотнув, Рэйли произнесла:

— Расскажи мне…


Глава 10 | Зависть | Глава 11



Loading...