home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 13

Ангельские Авиалинии, пара переливающихся крыльев, к которым Джим еще не привык, вернули его и парней к «Мэриотт» в мгновение ока. Из двух комнат они направились к части Джима. Собака начала выписывать круги, когда банда снова собралась вместе.

— Так что мне сделать? — спросил Джим на месте, гадая, как много лет пройдет, прежде чем он перестань донимать Эдди такими вопросами. Вероятно, много. Эта работа пришла без подготовки, из-за отчаянного положения и с ужасающими результатами.

Идеальный список для Monster.com, да-да.

— Успокойся, — сказал Эд, — и держи значок. Представь ДелВеччио, сидящим лицом к тебе, руки сложены на коленях, глаза смотрят в твои. Как всегда, чем более специфично видение, тем лучше сработает ритуал. Представь, как ты протягиваешь руку и касаешься его лба кончиком пальца, и знай, что это соединение позволит тебе вытянуть из него воспоминания, хотя на самом деле ты не будешь прикасаться к нему. Все это — в разуме.

— Та-да-да-дам, — добавил Эдриан.

Сидя на кровати, Джим держал значок в ладонях, чувствуя себя полным придурком. Во времена специального подразделения, или, черт, и того раньше, когда он был бедным гражданским, он никогда не верил в трансцендентное, гадание по животу, йогов махараши и т. д. Он участвовал в достаточном количестве таких спектаклей, чтобы привыкнуть к подобному, но он всегда будет исполнителем, а не собакой, смотрящей вниз[76].

Плевать.

Он сконцентрировался на значке, вещица кубиком льда ощущалась на его коже, пронзала холодом, а не просто таяла в руке. Было бы проще, знай он ДелВеччио лучше, но он сделал все, что мог, чтобы представить мужчину: темные волосы, красивое как грех лицо, холодные, умные глаза…

За одно мгновение то, что он представил, внезапно стало картинкой в 3-D, будто Джим смотрел на ТВ, и актер вышел из экрана, сев рядом с ним.

Вот только, облик этого парня был полнейшей фигней.

У мужчины было два лица.

Джим покачал головой, будто это могло разрешить проблему. Не помогло. Основное лицо принадлежало ДелВеччио… как и другое, словно двухэкспозиционная фотография.

Что-то подсказывало Джиму не идти дальше.

Но он, тем не менее, пошел.

Протянув руку, он приложил воображаемый палец на воображаемый лоб главного ДелВеччио…

Как только произошел контакт, его пронзил удар тока, останавливая сердце, заставляя тело взмыть. Потом, будто он был камертоном, реверберация пустила в него корни… и захватила контроль. Начав с кончика пальца, дрожь распространилась вверх по его ладони, запястью и руке, то, что началось как слабый тремор, стало столь яростным, что он буквально раскололся на части… пока не стало два пальца, две ладони, два запястья и две руки, и он качался между ними как флаг на штормовом ветру.

Джим смутно осознавал, что кто-то кричал его имя, но возможности ответить не было. Он сражался за свою бессмертную жизнь, размытие грозило уничтожить его… и когда он уже был готов окончательно потерять над собой контроль, ДелВеччио разделились, и образовались две личности, слитые воедино от пояса и ниже.

Тот, что справа, улыбался, и это был не детектив. А старший ДелВеччио из газетной статьи, с запятнанной душой и злыми поступками.

Сукин сын наслаждался своим падением.

Гребаный ад… у Джима возникло ужасное предчувствие, что просто так он от этого не уйдет.


предыдущая глава | Зависть | cледующая глава



Loading...