home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 17

— Нет, спасибо… думаю, ты и сам сможешь пообедать с тем агентом.

Когда Рэйли ответила на его вопрос, Век остановился, не надев до конца кожаную куртку. Они все утро работали без перерыва, разбирая строчку за строчкой в отчетах по делу Бартен, было удивительно, как хорошо они сработались.

Казалось, все случившееся прошлой ночью было надежно отодвинуто на задний план, по крайней мере, с ее стороны. Что до него? Черт, да, эти мысли не покидали его, и Век бы обрадовался, кройся причина в том, что он ждал паузы в разговоре, дабы вставить очередное банальное извинение.

На самом же деле, все объяснялось тем, что он хотел ее. До сих пор.

Даже сильнее, если говорить начистоту.

Боже, ему нужна сигаретка.

— Тогда встретимся здесь через час.

— Прямо как на сви… то есть, заметано.

Выпалив это, она прикусила губу своими белоснежными зубками, будто пыталась заткнуть себе рот или же отомстить ему за почти сказанное «свидание».

Для этой части ее тела существовало столько способов гораздо лучшего применения.

Выругавшись себе под нос, он вышел из Убойного отдела прежде, чем блестящая идея получила хоть какое-то эфирное время, и вместо того, чтобы спуститься по главной лестнице, Век направился к пожарному выходу. Он не хотел попасть в баррикаду «Бритни» или столкнуться с кем-нибудь из коллег. И как только он вышел из Главного управления, то остановился, прикурил «Мальборо» и взглянул на небо. Солнечный свет, заливавший его вчера, спрятался за густыми облаками, ветер был холодным и влажным.

Хорошо, что он был сторонником быстрого шага.

Через пять минут ходьбы Век оказался в кафе. Агент Херон курил у входа, прислонившись к стене. На нем было много кожи, и он больше походил на байкера, нежели на федерала. Опять же, может, сегодня он не на службе и любил гонять на байке.

Век нахмурился. Боже, почему-то он смутно помнил, как один из этих агентов возмущался по поводу его БМВ. Только, когда это было?

Может, ему все приснилось.

— Сигарета в нужное время лучше еды, — пробормотал Век, когда они пожали друг другу руки.

— Аминь.

— Плохой день?

— В точку.

— Может, просто пройдемся? — кивнул Век на тротуар. — Затяжка кажется более привлекательной, чем сэндвич с беконом, который я планировал заказать.

— Хорошая мысль.

Они вышли на бетонную дорожку и начали бесцельно бродить по улице. Протекавшая рядом река Гудзон из-за ветра была такого же мрачного цвета, что и небо, ближе к середине ее поверхность все больше покрывалась рябью.

— Принес копию нашего отчета, — сказал Век, зажав сигарету зубами и достав сложенные пополам бумаги. — Но ты, наверное, уже видел большую его часть.

— Всегда полезно взглянуть еще раз. — Документы перекочевали в нагрудный карман Херона. — Я хочу помочь.

— А я могу использовать то, что есть у тебя. От этого дела просто опускаются руки.

— Вот уж точно.

Какое-то время они молчали. Справа проносились машины, сигналя друг другу время от времени. На бешеной скорости проехала «скорая» с включенными сиренами. Мимо промчалась толпа велосипедистов в облегающих костюмах и с аэродинамическими ведерками со льдом, крутя педалями так, будто за ними гнались.

В отличие от всего остального мира они с Хероном не прибавляли шаг.

— С тобой легко говорить, — произнес Век, выдохнув дым, который поднялся над его головой.

— Я вроде бы не так много сказал, — засмеялся Херон.

— Знаю. И мне это по душе. Дерьмо, дело Бартен меня убивает. Говоря по правде, я в нем вообще ничего не понимаю.

— Да уж.

Век оглянулся.

— Кстати, где твоя команда?

— Не здесь.

Спасибо, кэп. И, очевидно, тема закрыта.

В эту секунду зазвонил телефон Века, и он сразу поднес его к уху.

— ДелВеччио. Да? Серьезно? Проклятье… ни хрена себе.

Он почувствовал на себе взгляд Херона… из-за которого в затылке возникло очень странное ощущение — словно предупреждение.

Прошлой ночью… на его кухне…

Век остановился и на автопилоте доложил Бэйлсу о Кронере, не отводя взгляда от Херона.

У него всегда были хорошие инстинкты, но это — нечто большее, чем интуиция или предчувствие. Это — факт, хотя он и не понимал, что к чему.

Разъединившись, он все еще продолжал смотреть на агента ФБР.

— Знаешь, я думаю, вчера в моем доме кто-то был.

Херон даже не моргнул — на лице парня не было совершенно никакой реакции. Что говорит само за себя, не правда ли.

— Не знаю, может, мне приснилось.

Брехня. Там был Херон. Как только Век вошел на кухню, у него появилось точно такое же чувство — будто за ним кто-то наблюдает, и эти самые глаза смотрели на него прямо сейчас.

Вот только, с чего ФБР следить за ним?

Хотя, ответ очевиден: его отца казнят в Коннектикуте в ближайшие дни. Может, они боялись, что он начнет подражать убийце… и, да, инцидент с Кронером сиииильно помог ему на этом фронте.

И, несмотря на то, что правопорядок не позволял официально выбирать людей и задерживать их только из-за внешности или родственных связей, за ними сто процентов можно установить слежку.

С другой стороны, федералы могли защищать его. От отца и его последователей. Но в таком случае они бы просто обо всем ему рассказали, разве не так?

— Так что ты думаешь о Бобе Гринвее, — пробормотал Век. — О менеджере «Ханнафорда», где последний раз видели Сесилию Бартен.

— Как ты и сказал, информации недостаточно.

— Ты же здесь не из-за ее дела.

Херон сильно затянулся своим «Мальборо».

— Черта с два не из-за нее.

— Менеджера зовут Джордж Штраус. Ты вообще читал дело?

Агент не моргнул. Казалось, ему совсем плевать, что его поймали на провале памяти в лучшем случае, и на лжи в худшем. Он полностью владел собой, словно видел и совершал вещи гораздо ужаснее, чем какая-то путаница с правдой, и ему было все равно.

— Не хочешь поделиться, что ты забыл в моем доме вчерашней ночью? — сказал Век, стряхивая пепел.

— Не совру, если скажу, что к тебе у меня особый интерес. Но нет абсолютно никаких сомнений в том, что пропажа Сисси Бартен имеет для меня чертовски огромное значение.

Век нахмурился.

— Какого дьявола здесь происходит? Мой отец имеет к этому отношение? Потому что если ты не в курсе, я практически не знаю парня и надеюсь, что они окажут миру услугу и прикончат ублюдка.

Херон наклонился вперед, поднял ногу и потушил сигарету о подошву своего ботинка. Положив бычок в задний карман, он достал новую из мягкой пачки и прикурил ее с умелостью заядлого курильщика.

— Позволь спросить кое-что.

— Можешь для начала ответить на мои вопросы, буду премного благодарен.

— Неа. Я больше заинтересован тобой. — Парень затянулся и выдохнул. — Ты когда-нибудь чувствовал себя так, будто есть другая сторона тебя? Нечто, что следует за тобой, скрываясь за фасадом? Может, время от времени она показывается, направляя тебя туда, куда ты не хочешь идти.

Век прищурился, а сердце сделало один удар и замерло.

— За каким хреном ты у меня это спрашиваешь?

— Просто любопытно. Это из разряда тех вещей, которые ты не хочешь видеть в зеркале, например.

Век сделал шаг назад и показал на парня сигаретой.

— Держись подальше от меня и моего дома.

Херон, стоя посреди тротуара, не сдвинулся с места.

— Из разряда тех вещей, которые заставляют задуматься, на что ты способен. Вещей, что так сильно напоминают о твоем старике, что тебе не нравится думать об этом.

— Да у тебя крыша поехала.

— Ничуть. Как и у тебя.

— К твоему сведению, я хорошо стреляю. И мне пофиг, что ты федеральный агент… если ты и об этом не соврал.

Век развернулся и быстро зашагал прочь.

— Посмотри себе под ноги, Томас ДелВеччио, — прокричал Херон. — Присмотрись к тому, что происходит. И позвони, когда станет совсем страшно. Я единственный, кто может тебе помочь.

Гребаная психованная скотина.

Чертов психованный ублюдок.

Век почти мгновенно вернулся в Центральное управление и взлетел по главной лестнице, направляясь к компьютеру. Ворвавшись в Убойный отдел, в качестве приветствия он получил кучу звонящих телефонов — все либо обедали, либо работали над делом где-то в городе. Хорошая новость для его коллег.

Сев за свой стол, он набрал номер местного отделения Федерального Бюро Расследований.

— Да, здравствуйте… это детектив ДелВеччио из Колдвелловского Убойного отдела. Я хочу поговорить с Отделом кадров. Да. Спасибо. — Он взял ручку и начал крутить ее между пальцев. — Да, ДелВеччио из Колдвелловского отделения… я хочу узнать, есть ли в вашей системе, даже внештатной, агент Джим Херон. Могу назвать номер значка, если нужно. — Он продиктовал цифры. — Ага, верно. Парень, которого я ищу, — агент Джим Херон. Да, так и произносится, как птица[83]. Вчера ко мне подошел мужчина, его документы вроде бы настоящие, он представился агентом, работающим над делом пропавшего человека, и ходил со мной к семье. Только что я снова с ним встретился и хочу подтвердить его слова. Ага. Просто перезвоните, я за своим столом.

Он повесил трубку.

Раз Миссиссипи. Два Миссиссипи. Три Миссиссипи. Четыре Мисс…

Зазвонил телефон.

— ДелВеччио. Эй, спасибо… серьезно. Надо же, никого с таким именем. Да, ростом шесть футов и четыре или пять дюймов. Светлые волосы. Голубые глаза. Похож на солдата. С ним были еще два человека, один с косой, другой с кучей металла на лице. Но документы были настоящими, вплоть до голограммы. Спасибо… да, пожалуйста, я бы хотел знать, если вы что-нибудь найдете… и я сообщу, если он снова покажется.

Положив трубку, он подумал, что ему следовало знать. Ему следовало знать, черт возьми… и он должен был арестовать парня прямо там, у реки. Но разговор о тенях вывел его…

— Ты в порядке?

Он поднял глаза. Рядом с его столом стояла Рэйли, держа в одной руке маленький пакет из «МакДональдса» и маленькую содовую в другой.

— Нет, черт подери, я совсем не в порядке. — Он посмотрел на экран компьютера, потому что знал, что пялится на нее. — Помнишь того агента ФБР?

— Херона?

— Он не настоящий агент.

— Не настоящий? — Она села рядом с ним. — Что ты имеешь в виду?

— Вчера кто-то вломился в мой дом. — Она ахнула, и Век продолжил. — Это был он. Может, еще два его приятеля…

— Почему ты не рассказал мне? И какого дьявола не заявил об этом?

Он начал потирать виски с мыслью, что, по крайней мере, эта головная боль была обычным последствием стресса. Всего лишь напряжение…

Внезапно он развернулся.

Вот только позади него ничего не было, никто не уставился на его затылок и не направлял дуло пистолета. Лишь пустое помещение, разделенное на отсеки, набитые компьютерами, телефонами и пустыми офисными стульями.

К сожалению, инстинкты подсказывали, что за этим слоем скрывался другой, который не могли увидеть его глаза, тем не менее был таким же реальным, как все, к чему он мог прикоснуться и почувствовать.

Такое же ощущение у него возникло вчера на кухне. У реки десять минут назад.

Оно не покидало Века всю его жизнь.

— Что-то не так? — спросила Рэйли.

— Нет.

— Голова болит?

— Нет, все нормально.

Век спокойно встал и прошел через весь отдел к окнам, выходившим на улицу ниже. Сделав вид, что смотрит на небо, он сосредоточил свой взгляд на стекле и собрался с силами.

Никаких теней в глазах.

Слава богу. Обычно зеркала были самым верным способом увидеть тайное, но оконные стекла могли обмануть.

Будь оно проклято, Век сходил с ума.

Он развернулся, и на обратном пути к стулу прошел через нечто, напоминавшее теплый поток.

Рэйли положила на него свою руку.

— Поговори со мной. Я могу помочь.

Он провел рукой по волосам, растрепав их, и не стал их приглаживать.

— Прошлой ночью, когда вернулся домой, я знал, что там кто-то есть. Очевидных следов проникновения не было, просто… — Ладно, услышав свои слова, он начинал чувствовать себя сумасшедшим. — Я не был уверен, пока не встретился сегодня с Хероном. То, как парень смотрел на меня… я знал, что это он, и сам он этого не отрицал. Гребаный ад, мне стоило ожидать нечто подобное, ведь до казни отца осталось всего ничего.

— Что… прости, но какое отношение твой отец…

— Как я уже говорил, у него есть поклонники. — Век снова взлохматил волосы. — И они вытворяют пугающее дерьмо. Они не могут приблизиться к нему, зато я — обычный гражданин, и они находят меня. Ты даже представить не можешь, каково это, обнаружить, что твой новый сосед поклоняется дьяволу, или на девушке, запавшей на тебя в баре, вытатуировано лицо твоего старика. Особенно моего старика. — Он тихо, но цветасто выругался. — И поверь мне, это лишь самые неоригинальные примеры. Мне следовало знать, что такое должно было случиться прямо сейчас, но я не верю в паранойю. И, черт возьми, наверное, зря.

— Ты не можешь винить себя насчет Херона. Я видела его документы. Они выглядели совершенно законными.

Век резко взглянул на нее.

— Я привел этого мужчину в дом жертвы. Чтобы он встретился с ее матерью. О, вашу ж мать…

Век резко отодвинул стул и встал. Расхаживая рядом с кучей отсеков, ему хотелось врезать кулаком по стене.

И, конечно же, его телефон зазвонил именно в этот момент.


Глава 16 | Зависть | cледующая глава



Loading...