home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 30

Когда последние лучи солнца скрылись за горизонтом, останки Сисси Бартен бережно упаковали и вынесли из пещеры.

Век и еще три парня взялись за ручки, подняли ее вес и вынесли на свежий воздух. Он оставался неподалеку, пока кипела работа, но держал руки при себе, ограничивая свое участие собственными снимками на телефон, разговором с коронером, когда тот приехал, и помощью по мелочам всем и всюду.

Рэйли делала то же самое.

И сейчас оставалось лишь поднять тело на склон.

— Давайте сюда, — сказал он другим. — Так будет лучше всего.

Они вчетвером направились на север, выбрав наименее трудный путь… относительно.

А их прибытия ждало довольно много людей.

Естественно, у периферии уже собрались репортеры. Одному Богу известно, кто слил им информацию. Никто из должностных лиц, это точно, но карьер — общественное место, и весь город знал не только о поимке Кронера и его поправке в больнице Святого Франциска, но еще и жертве в том мотеле и других мертвых девушках. То, что дюжина человек в униформах бродит по отдаленному району с большим количеством темных местечек вряд ли означало, что на этой груде скал кто-то устроил вечеринку в честь Дня рождения. К тому же при всем этом присутствовал мешок для трупа.

И, Бог свидетель, в наши дни мобильный телефон есть у каждого идиота.

Именно поэтому сразу после того, как девушку опознали по фотографиям и родинкам, де ла Круз буквально сорвался с места, направляясь к своей машине. Хотя полиция не объявит имя жертвы прессе, пока ее не опознает семья, через Главное управление проходило множество е-мэйлов, смс-ок и телефонных звонков… и нельзя знать наверняка, кто рассказал жене, сестре или телевизионному каналу.

Иногда информация просто утекала.

И никто не хотел, чтобы Бартены узнали о своей дочери из выпуска вечерних новостей… или, упаси Боже, на Фэйсбуке.

Век и три других парня заворчали и подняли тело, Рэйли шла рядом с ними, включив фонарик и освещая им путь, когда начало темнеть. И становилось все темнее.

Пока сквозь мрак стало невозможно что-либо разглядеть.

Примерно через час они поднялись наверх и осторожно положили останки в кузов одной из машин поисково-спасательного отряда.

Век с Рэйли отошли назад, и Сисси Бартен благополучно отправили обратно в город.

Когда другие офицеры начали расходиться по своим машинам, Рэйли сказала вполголоса:

— Я не думаю…

— Кронер не убивал ее, — согласился Век так же тихо.

— Метод не тот.

— Совершенно.

И не они одни заметили различие между Сисси и другими жертвами: это тело подвесили за ноги и обескровили, а на животе вырезали какой-то узор. Более того, хотя она была обнаженной и без каких-либо личных вещей, с нее не срезали ни кусочка кожи и не подвергли сексуальному насилию… очередное извращение Кронера.

— Я просто не знаю, как объяснить сережку, — прошептал он.

— Или почему Кронер знал, где она, если не убивал ее.

Век оглянулся на свою напарницу:

— Хочешь где-нибудь перекусить?

Закинув руки за голову, Рэйли потянулась.

— Да, пожалуй. Я жутко голодна. И замерзла.

Он вытащил телефон и написал ей: «У тебя? Тебе нужно принять ванну. Еду закажем, обещаю быть джентльменом».

Раздался короткий сигнал, и немного поговорив, она тайком достала мобильный и посмотрела на экран.

— Идеальный план.

Век хотел поцеловать ее, от души и быстро. Но он пресек это желание в корне, потому что они не просто были не одни; алло, их окружали люди, с которыми они работали, черт возьми.

И он хотел вернуться в город вместе с ней, но им придется разделиться из-за его гребаного байка. Проклятье, а тот ведь ему когда-то нравился.

Опять же, благодаря ему, она довезла его до дома прошлой ночью.

— Увидимся через двадцать минут, — сказал он ей.

— Уверен, что не хочешь сменить куртку?

— Обойдусь.

Шагая по все еще рыхлой илистой земле, Век подумал о Джиме Хероне и отсутствии следов. Он снова пытался найти свидетельства того, что там ходил кто-то помимо них с Рэйли, но ничего не обнаружил. Но он был точно уверен, что мужчина не мог показаться около полумили от края склона, пройтись по влажной, неровной земле, не оставив и следа. И Веку явно не почудилось присутствие парня.

«Посмотри себе под ноги, Томас ДелВеччио. И позвони, когда станет совсем страшно. Я единственный, кто может тебе помочь».

Да по-любому, Херон.

Не поддавшись желанию закричать на тени, он сел на мотоцикл, завел двигатель и дождался, пока Рэйли встанет рядом со своим открытым багажником и снимет заляпанные грязью ботинки. По крайней мере, это заставило его улыбнуться. Он был готов поспорить, что у нее есть пластиковый пакет или резиновая подстилка, чтобы не наследить на ковре. Рэйли вытащит этих поганцев как только заедет в гараж и сразу вымоет, чтобы они были готовы к следующему разу.

Век посмотрел на собственные ноги. Его туфлям конец. Не поможет никакая щетка или шланг, им одна дорога — в мусорный бак.

Сложно не провести здесь параллель.

Рэйли ехала впереди до самого города, а он — сразу за ней, несмотря на то, что в подобную ночь при семидесяти милях в час на байке казалось, что вновь наступил декабрь. Ветровка хренова. Будь Век в одной лишь майке, разница была бы невелика — холод пробирал до костей.

Но он не зацикливался на температуре. Мысленно он возвращался к душу, который принял после того кошмара в лесу с Кронером, к темной сущности, обернувшейся вокруг него, говорившей с ним и ласкавшей его, к самому большому страху, с которым встретился лицом к лицу.

Будто все это не принадлежало реальному миру. Никогда не было его частью.

И тогда он услышал голос Рэйли: «Он словно свалился с неба».

Господи, он сходит с ума. А как иначе? Потому что на самом деле он не думал, что Джима Херона не существует.

Так ведь?

Около десяти минут спустя, они съехали с Северного шоссе и направились в район Рэйли, и стало облегчением увидеть нормальность в форме домов с включенным светом и работающими телевизорами, плетущихся машин и магазинчиков на углу со эмблемами лотереи.

В форме всего, что можно легко и логично объяснить. И кто бы мог подумать, что ему захочется этого?

Когда они приехали к Рэйли, Век остановился позади нее и слез с байка; пока она заезжала в гараж, на машине загорелись ярко-красные стоп-сигналы, исчезнув, когда девушка заглушила двигатель.

— Ты должен ездить в шлеме, — сказала она, выйдя из машины, обойдя пикап и взяв свои грязные ботинки.

Как он и думал, София включила свет, поднесла их к садовому шлангу перед углом гаража и смыла грязь.

Оглянувшись на него, она немного покраснела.

— Чему ты улыбаешься?

— Я так и знал, что ты это сделаешь.

Рэйли засмеялась и снова сосредоточилась на чистке.

— Я что, настолько предсказуема?

Смотря, как она нагнулась, он подумал «чертовски сексуальна» также подойдет ее описанию. Боже, эта женщина могла превратить нечто обыденное и рутинное в то, на что непременно стоит посмотреть.

— Ты идеальна, — прошептал он.

— Поверь мне, совсем нет. — Выключив воду, она встряхнула ботинки, протерла их замшей и положила обратно в пикап.

Они вместе зашли в ее кухню, отделанную в «петушиной» теме, и включили свет. На что он посмотрел в первую очередь? На стол.

Возбуждение не заставило себя долго ждать. Как и повтор позапрошлой ночи, когда на этом столе он зашел гораздо дальше поцелуя.

Но и то, и другое продлилось недолго.

Через дверной проем в ее кабинет Век увидел, что она переставила мебель: кресло передвинуто в дальний угол и развернуто к комнате, а рядом стоит маленький столик. Основываясь на этом, он посчитал, что оттуда можно наблюдать как за входной, так и за задней дверью, повернувшись спиной к прочной стене.

— Хочешь снова попытаться заказать пиццу? — спросила она, стоя у телефона.

— Почему ты мне не сказала? — обернувшись, хрипло произнес он.

— О чем?

— Что за тобой тоже следят.


предыдущая глава | Зависть | cледующая глава



Loading...