home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 31

Встретив жесткий взгляд своего напарника, Рэйли поняла, что они двое пропустят очередную возможность поужинать пиццей: стоя в противоположном конце кухни, Век выглядел по-настоящему разозлившимся, и хотя ее раздражало поведение в духе пещерного человека, она все же понимала его причины.

— Почему ты не рассказала мне? — снова спросил Век. — Или, черт, если не мне, то кому-нибудь другому?

— Кто сказал, что за мной следят?

— Зачем еще расставлять мебель таким образом?

Вот почему не следует встречаться с детективом…

Скрестив руки на груди, она прислонилась к столу.

— На самом деле я ничего не обнаружила. — Она пожала плечами. — Если бы было о чем заявить, я бы сказала тебе. Но я просто просидела в том кресле всю ночь, гадая, не паранойя ли это. Ничего не произошло.

— Ты должна была позвонить мне. — На этом она выгнула бровь, и он снова выругался, будто вспомнил суть их отношений. — Хорошо, хорошо… но, черт, я не хочу, чтобы ты часами сидела одна в ожидании, когда кто-то вломится в твой дом.

— Я была в порядке. Я сейчас в порядке. И я гарантирую, что смогу позаботиться о проблеме, если кто-то проникнет в мой дом.

Шепча что-то про Грязного Гарри[111], Век подошел ближе и сел за кухонный стол. Поставив локти на поверхность, он потер голову.

— Это дерьмо вышло из-под контроля.

Какое именно? Предположение, что за ней следили? Ситуация с Кронером? Найденное тело?

Секс? Сама «любовь»?

Широкий выбор.

Заняв стул напротив, София подумала о своих родителях, сидевших вместе за столом в их славном доме. Рэйли могла поспорить, что они никогда не смотрели друг на друга с такой…

Позади ее дома раздался пронзительный крик, и они с Веком оказались на ногах прежде, чем визг затих.

Прижавшись спинами к стене по обе стороны от раздвижной двери, выходящей на задний двор, они достали оружие. Рэйли треснула по выключателю над головой, погружая кухню в темноту, прежде чем ударить по тому, что включает охранные лампы.

София обвела взглядом ярко освещенный участок.

Задний двор был небольшим. Скорее даже двориком, и единственный вид, открывавшийся взору — это коробкообразное, пригородное «соедините-точки» из других домов ее района.

Там никого не было. Насколько она могла видеть.

Ее инстинкты твердили обратное. И они заставили вспомнить обо всех следах, которые «Джим Херон» не оставил за собой.

— Кажется, я схожу с ума, — прошептала она

— Забавно, но я боюсь, что нет.

Ничего не происходило, и они ждали. Ждали. И продолжали ждать. В конце концов, они оба оторвались от двери и спрятали оружие.

— Нам нужна еда. И душ, — пробормотала она. — А также консультация у психолога.

Не получив ответа, Рэйли взглянула на своего напарника. Век расхаживал по кухне, выглядя так, будто скоро взлетит над полом.

Было ясно, что его не отвлечешь разговором. Поэтому она встала на его пути, вынуждая мужчину либо остановиться, либо сбить ее с ног. Он остановился.

— Еда. Душ, — приказала она. — В этом порядке. Мы можем забыть про психоз на время.

Он улыбнулся ей и погладил щеку ладонью.

— Таким способом вы приглашаете меня на свидание, офицер?

— Похоже на то, детектив.

— Тогда почему бы не начать с душа, — сказал он таким низким голосом, от которого Рэйли подвергла значимость чистоты переоценке.

Тщательной, мыльной, неспешной чистоты.

Ей пришлось прочистить горло.

— Потому что у меня возникло подозрение, что мы там застрянем надолго.

— Не может быть! — Он подошел ближе и положил руки на ее бедра. — Думаешь, мы настолько запачканные?

— Скорее грязные, — ответила она, сосредотачиваясь на его губах. — Мы не просто запачканные, мы очень грязные.

Век низко заурчал, когда его ладонь прошлась верх до ее поясницы. Другая направилась вниз и обхватила ее попку, прижимая к себе так, что его эрекция твердой, крепкой длиной вжималась в ее бедра.

Вращая тазом, он касался ее именно там, где она отчаянно желала этого.

И в ответ Рэйли поднялась на носочки, выгибаясь к нему, и обхватила руками его шею.

— Век…

— Да, — прорычал он.

Склонив голову на бок, она придвинула губы так, что от его рта их отделял какой-то дюйм. И томным, сексуальным голосом прошептала:

— С чем ты хочешь свою пиццу…

А потом София втянула его нижнюю губу и слегка прикусила.

Век застонал и напрягся всем телом. — Дразнишься.

— Я буду твоим десертом…

Выяснилось, что дразнить мужчин вроде Века не стоит. Он толкнул ее к стене, обхватил обе руки и прижал их к обоям с петухами. Прижимаясь к ней так, чтобы Рэйли чувствовала его тело от груди до бедер, он придерживался возвратно-поступательного ритма, пока она не начала задыхаться.

— Тебе лучше сделать заказ сейчас, — сказал он, облизывая ее горло. — Иначе я не скоро подпущу тебя к телефону.

Век вытянул ее руку, поднося ладонь к телефонной трубке. Но он не прекратил эротических движений или ласк языком. Вместо этого, он протолкнул колено между ее ног так, чтобы трение стало еще хуже… или лучше, это как посмотреть.

Боже, она сомневалась, что сможет управиться с телефоном. Или вспомнить номер ресторана, в который звонила минимум раз в неделю.

Каким-то чудом ей удалось снять трубку и в порыве вдохновения нажать повторный набор… потому что последний номер, по которому она отсюда звонила — тот, что они набирали две ночи назад. Что до самого звонка? Век развлекал себя, сцеловывая вниз дорожку к ее ключице, поэтому говорила она с трудом.

Непонятным образом ей удалось выдавить свое имя, адрес и заказать большую пеперони с сосисками. А потом началось:

— Нет… только одну… нет… нет… никаких «Cinna Stix»[112]

Она обнаружила, что зарылась пальцами в густые волосы Века, выгибаясь к нему всем телом.

— Нет… О, Боже, нет… — Окей, это чересчур напоминало порнофильм, особенно когда речь шла о нежелании заказывать литр Колы за полцены. — Только пиццу, — в отчаянии прохрипела она.

«Ради всего святого, только гребаную пиццу!» — ей хотелось закричать.

— С-спасибо.

Телефон повесили на честном слове, а потом настало время для «быстрого и отчаянного».

— Как много времени? — прорычал Век в ее шею.

— Двадцать… минут… — Рэйли вцепилась в него, держа его так же, как и он до этого… за бедра. — Ванная.

Он подхватил ее под бедра и оторвал от пола. Ухватившись за плечи Века и скрестив ноги за его спиной, она держалась, пока он стремительно несся к ванной.

Маленькая, тесная комната уменьшилась до размеров спичечной коробки, когда они оба оказались внутри. Но, по крайней мере, столика раковины было достаточно, чтобы посадить ее туда.

Когда он пинком закрыл дверь, Рэйли потянулась к ширинке его брюк в то же время, как он напал на пуговицы ее кофты.

Слишком много рук, слишком мало места.

— Дай мне, — сказала она, отстраняясь от него и решая обе проблемы за пару секунд: стянув кофту через голову и расстегнув молнию со скоростью НАСКАР[113].

Он уже потянулся к своему бумажнику. Но потом нахмурился:

— Последний.

София замерла в процессе расстегивания бюстгальтера.

— У меня в доме ничего нет.

А этот раз должен быть быстрячкомперед главным представлением — обнаженка, в их кровати, полный контакт.

Черт возьми… Рэйли никогда не видела пользы в разгульном образе жизни, но, по крайней мере, если бы она стоила того белья, что прикупила в «Викториа Сикрет», то у нее нашлись бы презервативы под рукой. Что насчет Века? Было по-рыцарски не пополнить запас, ожидая оказаться в подобном положении с ней или с кем-то еще. Но, ради бога.

— Черт, — выдохнула она.

Век тяжело дышал, его грудь вздымалась, тело было более чем готово к тому, что они начали: его эрекция воспользовалась предоставленной свободой, выступая из его брюк, выпирая из боксеров.

С проклятьем, он убрал кошелек обратно в карман. А потом сделал то же самое с эрекцией, заправив в брюки и застегнув ширинку, несмотря на то, что это было трудно сделать — учитывая внушительный размер его инструментария.

— О, нет, — хрипло сказала она. — Я…

Он вернулся к ее губам, обрывая на полуслове, своим языком завладевая ее ртом. Легким давлением Век оттеснял ее к стене, наклоняясь вперед, пока она не втиснулась в угол, ее тело почти лежало.

И тогда он начал прикасаться к ней.

Он снял ее лифчик и потянулся к соскам, пощипывая их, пока Рэйли не начала стонать в его губы. — Век…

— Шш. Позволь мне ласкать тебя.

Век наклонился ниже, чтобы получить то, что выставил напоказ, пока его руки пустились в другое место — к ее бедрам, лаская ее.

Он двигался с завлекательной ленцой, возбуждая, но не приближаясь к заветному местечку, которое сладко ныло. Тем временем, его рот творил чудеса с ее сосками, дразня и ударяя, потом снова посасывая, и — Боже! — вид его темной макушки на фоне ее обнаженной кожи жутко заводил.

Запустив пальцы в его густые волосы, Рэйли потиралась ногами о его бедра.

— Век… пожалуйста

— Скажи, чего ты хочешь, — произнес он у ее груди.

— Прикоснись ко мне.

— Я думал, что уже касаюсь, — посмотрел на нее Век, склонив голову набок.

На этой ноте он вытянул розовый язык и обвел теплый, влажный круг по ее соску. Застонав, она попыталась выгнуться назад, но места не хватало.

— Куда ты хочешь, чтобы я направился, Рэйли? — потребовал он. Когда она потянулась к его руке, готовая предоставить ему гребаную экскурсию, он отвел их в стороны. — Не-а. Тебе придется сказать.

— Век…

— Отличное имя. — Он коснулся губами ее уха. — И даже больше того, ты звучишь так, будто готова кончить, когда произносишь его. Но не думаю, что ты хочешь, чтобы я ласкал себя.

— Это бы все разрешило, — простонала она, представив мощную хватку на его эрекции.

— Прости, моя цель — это ты. Где, Рэйли,

К черту это. В дразнилку могут играть оба. Она слегка оттолкнула его, и он учтиво отклонился назад, без сомнений готовый услышать всевозможные развратные вещи. Вместо этого, она чуть смежила веки, смотря на него… и опустила свою собственную руку между ног.

— Я думаю о тебе, — сказала она, потирая лоно. Потом прикусила губу и принялась двигать бедрами… не потому, что хотела покрасоваться, но потому, что испытывала это на самом деле. — Касаешься меня… я чувствую… как ты касаешься меня…

Казалось, колени Века подогнулись. Либо это, либо она сместила центр его гравитации… так или иначе, он привалился к стене и выбросил одну руку, чтобы поддержать себя.

Лаская себя сквозь брюки, она наблюдала, как он наблюдает за ней… и было приятно знать, что это соло долго не продлится. Его неистовые глаза не отрывались от ее представления, его тело дрожало так, будто в любую секунду он мог сломаться и приняться за то, что она начала.

— Хочешь помочь? — протянула Рэйли.

Век оказался на ней спустя мгновение, добавив свою руку к ее, пока она не убрала свою ладонь в сторону, потому что ласкать ее было более возбуждающе для него.

Под его быстрыми и ловкими пальцами, ее брюки оказались расстегнуты, а потом он стягивал их с ее бедер, Рэйли помогала его стараниям, поставив одну ногу на сиденье туалета и приподняв попку. Когда пояс оказался в районе коленей, Век получил полный доступ к ее трусикам и…

— О, Боже! — вскрикнула она, когда он прикоснулся к ней.

Было что-то восхитительное в комбинации ее супервлажности и его ласк. И это было еще до того, как он нырнул за преграду, оказавшись кожа-к-коже.

Впившись в его плечи, она притянула Века к своим губам, когда он сам сосредоточился на вершине ее лона, подводя ее ближе, ближе, и…

Рэйли яростно кончила, от силы оргазма сжав ноги вокруг его талантливой руки, ее тело вздрагивало в ритмичной пульсации. Но он не прекращал своего дела… помогая ей парить на гребнях волн, пока она не обмякла, превратившись в задыхающийся мешок блаженства.

Когда Век подался назад и взглянул на нее, он чертовски точно выглядел удовлетворенным, хотя сам не получил разрядки.

— Как тебе такая закуска? — прошептал он, выражение лица с низко опущенными веками показывало, что Век знал наверняка, как великолепен он был.

Оправившись достаточно, чтобы двигаться, Рэйли потянулась и обхватила его эрекцию сквозь застегнутую ширинку:

— Расплата будет удовольствием.


предыдущая глава | Зависть | Глава 32



Loading...