home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 41

Подъехав к дому Века с полудюжиной других офицеров, Рэйли была готова позволить своим коллегам распустить пальчики.

Она включила режим наблюдения и собиралась придерживаться его: глаза настороже, но руки в карманах. Честно говоря, повезло, что ей вообще разрешили приехать.

К тому времени, как несколько машин припарковались на подъездной дорожке Века, что выглядело как съезд копов, и она вышла из своего автомобиля, Рэйли заметила нескольких соседей, подсматривающих сквозь жалюзи. Но репутация Века в районе — больше не их забота.

Сейчас ее задача — обезопасить этих людей от него.

Когда они открыли парадную дверь его собственными ключами, разговоры коллег утихли до фоновой музыки, и все исчезло из ее внимания, когда она вошла следом за остальными.

Первый взгляд она бросила на диван. На дальнем конце лежала подушка, будто Век спал здесь, но одеяла не было, несмотря на то, что ночью еще стоял холод. На полу — пепельница, полная окурков, вместе с двумя смятыми пачками «Мальборо» и красной зажигалкой «Бик»… прямо там, куда приземлился его кошелек три ночи назад.

Рэйли быстро покинула место, направившись в кухню, но не намеренно, а просто потому, что ноги вели ее туда.

Ругаясь про себя, она понимала, что должна натянуть свою шляпу детектива. Коробки… где могут стоять коробки для переезда?

— Подвал здесь? — спросил кто-то, открывая дверь в уборную в коридоре.

Она почти указала парню верное направление, но вовремя сдержалась. Последнее, что ей нужно — так это продемонстрировать, как хорошо она знала планировку дома.

— Он здесь, — ответил кто-то, открывая другую дверь и ударяя по выключателю.

Рэйли подошла и последовала за офицером вниз. Когда она ступила на бетонный пол подвала, заплесневелый воздух защекотал ее нос, а от холода пришлось затянуть пальто.

— А я-то думал, что наверху пусто, — пробормотал офицер, его голос отдавался эхом.

Ты верно сообразил, согласилась она. Не считая печки и нагревателя горячей воды, казалось, на цокольном этаже больше ничего не было.

И все же они обошли помещение, взяв разные направления, а когда офицер достал фонарик, чтобы осмотреть заднюю часть вентиляционной системы, она отошла в сторону.

— Ничего? — спросила она.

— Nada[125].

Когда они вернулись на первый этаж, Рэйли осталась в кухне и осмотрела каждый шкафчик для посуды, который Век не использовал, дно каждого ящика, который он не наполнил, и пустые полки шкафа для одежды, в которые он ничего не вешал. Офицеры фотографировали каждое пустое место. Раздавался топот по голым полам наверху.

«Боже, она вообще была с этим мужчиной?» — гадала Рэйли.

Нет, подумала она. Она была с образом, который он хотел, чтобы она видела.

Задрожав, Рэйли поднялась по лестнице и заглянула в главную спальню. Кровать была не убрана, на прикроватной тумбочке лежала очередная пепельница и пачка «Мальборо». В углу валялись две вещевых сумки, она подошла к ним и ногой толкнула ту, что была не застегнута. Кожаные штаны. Брюки. То, что казалось футболкой AC/DC[126]. Черные носки.

Такие вещи собираешь для ночевки, но она не видела, чтобы Век носил их раньше… но будто это считается.

Нахмурившись, она проскользнула мимо офицеров и заглянула в ванную. Две зубные щетки на столике месте с тюбиком пасты. Третья стояла в стакане.

Кто еще, черт возьми, ночевал здесь?

И почему на зеркале висело полотенце?

Когда позади нее раздалась фотовспышка, свет отразился на стеклах окна, в которое она увидела Века в ту первую ночь.

Помрачнев, она отвернулась и вышла в коридор. Было еще две спальни, пустые внутри, а также вторая ванная. Тоже пустая.

— На чердак уже поднимались? — спросила она у других офицеров. Когда они покачали головами, она подняла руку в перчатке и потянула вниз складную лестницу.

Отступив в сторону, Рэйли позволила коллеге с фонариком пойти первым. Боже, с такой свободной площадью, не было смысла тащить вещи на третий этаж, но Бэйлс сказал, что он поднимал коробки по лестнице… а больше смотреть негде.

— Ничего, — донесся голос сверху.

Рэйли поднялась по напоминавшим лестницу ступенькам, цепляясь в них руками и следуя ногами. На самом чердаке офицер включил голую лампочку, которая покачивалась на своей привязи влево-вправо, отбрасывая тени от стропил.

Оглянувшись вокруг, Рэйли села на колени и провела пальцем по деревянным панелям, выложенным поверх изоляции. Пыль. Много пыли.

Нахмурившись, она проверила пол вокруг входа, через который они поднялись. Ее шаги и шаги второго офицера оставляли характерный рисунок на плотном, нетронутом слое пыли.

«Что за чертовщина?» — поразилась она.

Здесь не только ничего нет; тут ничего не было с тех пор, как Век переехал в этот дом.

— Я отойду, — пробормотала она, прежде чем снова спуститься по складной лестнице.

Она направилась в первую гостевую комнату, в которой побывала. Внутри был только ковер во всю комнату со следами на нем… никаких вдавленных мест, оставленных расставленными здесь коробками. А внизу шкафа? То же самое: гладкий, нетронутый ковер, как будто его давно пропылесосили и оставили волокна восстанавливаться от следов работы «Дайсона»[127].

Поднявшись на носочки, Рэйли посмотрела на полку. Никаких следов вещей, которые ставили и убирали с нее.

В другой спальне то же самое.

На первом этаже она вошла в кухню, прошла мимо кладовки и вышла через дальнюю дверь в гараж. Никакого оборудования для газона, инструментов или птичьего корма. Просто две корзины для мусора, обе из которых были пусты.

— Когда забор мусора? — спросила она, не особо рассчитывая на ответ.

Этот факт был очень важен, и без сомнений, кто-нибудь рано или поздно выяснит.

Вернувшись в кухню, Рэйли встала напротив открытых шкафов и ящиков. Было ясно, что Век дал разрешение на обыск дома потому, что прекрасно осознавал, что они ничего не найдут… и она понимала это, приходя сюда.

Но у нее возникло подозрение, что здесь с самого начала вообще ничего не было. Она нигде не нашла коробок, но более того, не казалось, что сюда многое завезли. Да, конечно, у него было целых двенадцать часов, чтобы избавиться от барахла… но нельзя подделать вещи вроде слоев пыли и нетронутых ковров.

Может Век видел, что дело выпало откуда-то… и выбросил все документы. Но тогда какого черта говорил Бэйлс по поводу коробок? И зачем ему лгать? Все знали, что эти двое — друзья, и парень чист перед законом.

Боже, повсюду слишком много черных дыр.

Выругавшись, она посмотрела на часы, потом достала телефон и набрала номер Де ла Круза. Детектив остался в управлении, и, наткнувшись на голосовую почту, Рэйли не позаботилась оставить сообщение.

Он знал, с какой целью она звонила.

Снаружи, она подошла к своей машине и села за руль. В конце концов, она окинула дом взглядом. В ярком солнечном свете тени были почти черными…

Зазвонил ее сотовый, и она ответила, даже не посмотрев, кто звонил.

— Рэйли.

— Я получил результаты детектора лжи. — Де ла Круз звучал таким же усталым, какой она себя чувствовала. — Только что пришли… и я подумал, что ты звонила именно по этой причине.

— Да. Ты можешь сказать, что в них?

— Он прошел все… все вопросы.

— Что?

— Ты слышала меня.

— Как такое возможно? — Но как только она задала вопрос, до нее дошло, что это чушь собачья. Хороший лжец, исключительный лжец мог обмануть машину. Это редко, но возможно.

Застонав, она потерла переносицу.

— Подожди, просто для ясности, они спросили его о визите к Бартенам, про сережку, помещение для улик…

— Обо всем.

— И он все отрицал, и машина на самом деле подтвердила, что он говорит правду?

— Ага. Кроме одного вопроса.

Значит, он был изумительным лгуном…

— Погоди, он провалил вопрос?

— Нет, он не отрицал кое-что. Допрашивающий спросил, намеревался ли он убить Кронера в ту ночь у мотеля. И он ответил, что да, намеревался.

— Это не логично, — покачала головой Рэйли. — Зачем ему признаваться именно в этом?

Если он лгал обо всем остальном, почему он не прикрыл свой зад и по этому вопросу?

— Я не знаю, — пробормотал Де ла Круз. — На это у меня нет ответа…


предыдущая глава | Зависть | Глава 42



Loading...