home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 42

— Они что, не могли закрыть долбаные шкафы?

Эдриан стоял в кухне Века, рассматривая пустое, наполовину открытое «все», и как бедный ублюдок с шумом закрывал дверцы.

На каком-то уровне было сложно беситься хоть из-за чего-нибудь…в том числе не просто из-за чьих-то незакрытых шкафчиков и ящиков, но и в целом из-за войны. Единственное, что вероятно привлечет его внимание — так это если Девина покажется вновь, но казалось, демон затаилась.

Это всегда плохой знак.

Стоя рядом с ним, Джим тоже держался в стороне, позволив Веку заняться своим делом и привести дом в порядок. Когда детектив поднялся наверх, спаситель взглянул на Эдриана.

— Девине лучше сделать свой гребаный ход как можно скорее, или его голова взорвется.

Они с Джимом также сидели на заднем плане во время допроса и теста на детекторе лжи, а потом и другого допроса, пока Эд не уверовал, что они никогда не выберутся из полицейского участка. Однако, в конце концов, Века отпустили. У копов на него были лишь косвенные улики, а с результатами детектора, тех было недостаточно, чтобы привлечь его или хотя бы посадить под стражу на сорок восемь часов.

Хорошие новости, в некотором смысле… лучше провести окончательный поединок с Девиной подальше от той кучи полицейских. Но детектив дошел до грани, и Эдриан слишком хорошо знал, каково это.

Внезапно стало невозможным оставаться на месте, и Эд подошел к холодильнику и открыл его. Внутри не так много — не удивительно — но даже если бы там обнаружилась груда ло мейн[128], у него все равно не было аппетита.

В данный момент казалось, что он даже дышал только по привычке.

Более того, он когда-то слышал, что выделяют несколько стадий горя. Сейчас он впал в депрессию? Он определенно не был взбешен, как в первое время после того, как Эдди … неважно. Сейчас у него осталась лишь клетка боли, которая сковала его легкие, и чувство, будто он тащил за собой речную баржу.

Покачав головой, он намеренно выкинул это дерьмо из головы. В настоящий момент рефлексия ему не соратник …

Очень жаль, что это решение не задержалось надолго.

— Ты думаешь, он в порядке без присмотра? — он спросил, посмотрев на Джима.

— Веку нужно пространство.

— Я не о нем говорю.

— Ты имеешь в виду Эдди? — Джим скрестил руки на груди и выругался. Спустя мгновение, он сказал, — На самом деле, да, я думаю, он будет в порядке. Девина не станет лезть к нему, потому что пока он с нами, это открытая рана, которая не затянется. Она заберет тело или подвергнет его опасности? Это возымеет лишь краткосрочный эффект.

Эд подошел к окну и выглянул на улицу. Пять часов, и свет только начал исчезать с неба.

Блин, он дергается на пустом месте.

— Она должна знать, где его спрятали.

— Но я отметил ту дверь. Кто-нибудь войдет внутрь… — парень ударил по груди кулаком, — и я узнаю.

Эд немного походил, чувствуя, будто под его кожей муравьи завелись. В конечном итоге, он пробормотал, — Слушай, я просто слетаю туда и проверю его. Я тут же вернусь…

Джим встал перед ним.

— Эдди в порядке. И ты нужен мне здесь. Все вот-вот должно случиться.

— Десять минут.

— Именно этого она и добивается. Ты должен это понять.

Эд не хотел ссориться с парнем. Они и так достаточно побесились, спасибо Веку и его поведению в духе парней из WWE[129]… и Эду хватало мозгов, чтобы понять, что он и так был нестабилен, мог загораться и потухать ежесекундно.

Но он не мог отмахнуться от внезапной нужды вернуться в гараж.

— Слушай, я сейчас вернусь. Обещаю. — Он встретил глаза спасителя. — Клянусь душой Эдди.

— Черт возьми, — пробормотал Джим.

— Совершенно с тобой согласен.

Не дожидаясь второго раунда возражений, Эд перенес себя из этого дома. И как только он появился на переднем газоне перед гаражом, он понял, что прибыл вовремя: внутри, вместе с Эдди была другая сущность.

Мгновенно включив боевой режим, он достал хрустальный кинжал и…

— Что за ад? — пробормотал он, опуская оружие.

В этот момент Колин открыл дверь на вершине лестницы и вышел на площадку.

— Скорее «Рай», спасибо на добром слове.

Архангел был не в женоподобных шмотках, а в одежде, в которой сможет сражаться: свободных штанах и обтягивающей футболке. И он был один, по крайней мере, насколько мог чувствовать Эд.

— Что ты здесь делаешь? — спросил Эд, хотя знал, что может быть только одно объяснение.

— Смотрю телевизор.

— У Джима нет кабельного, — сказал Эдриан, подойдя к подножию лестницы.

— Значит, ты можешь вообразить степень моего недовольства.

— Найджел в курсе, что ты охраняешь Эдди?

— Он знает, что я здесь, да.

Внезапно ветер изменил направление, теперь дуя с востока… и он принес с собой плохие новости: наряду с невидимыми частицами, лавируя среди порывов ветра, раздавались едва различимые стенания.

— Гребаная. Сука. — Эдриан пригвоздил Колина взглядом. — Останешься с Эдди.

— Спасибо за указание, — сухо ответил Колин. — Но я пришел именно с этой целью.

— Да. Прости.

Для дальнейших любезностей не было времени: ветер становился сильнее, а завывания сменились визгом. Эд не просто проклинал Девину и ее военачальников… ему хотелось треснуть себя по голове. Именно это, как говорил Джим, и произойдет: они разделятся, он будет разбираться к кучкой бездушных, бескостных ублюдков, когда Джиму, несомненно, достанется настоящее перепутье.

Он сыграл прямо на руку демону.

И ему придется остаться в ее ладони.

Он чертовски точно не уйдет сейчас: Колин был могущественным, но всему есть пределы… и они один раз уже потеряли Эдди.

Больше этого не случится.

Эд бросился в гараж. У грузовика лежала сумка, полная кожаных принадлежностей для автомобилей, и он проворно натянул перчатки с клепками, достигающие предплечий, а потом накинул черный плащ, который Эдди использовал для долгих поездок на байке.

На пути к выходу, он прошел мимо вил… и вернулся, чтобы прихватить их. Черт возьми, он с радостью заколет кого-нибудь по самое «не хочу»… и он недавно узнал, насколько веселыми могут быть садовые инструменты.

Когда он снова вышел наружу, Колина нигде не было видно — отличный выбор времени и именно то, чего хотел Эд: повсюду из теней вылезали приспешники, превращаясь в безглазых убийц, которыми он займется с великим удовольствием.

Эдриан накачал легкие воздухом, пока грудь не начало жечь, и потом издал боевой клич, сотрясший ветки деревьев вокруг гаража, которые от его дыхания отнесло назад так далеко, что некоторые из них даже сломались.

А потом он начал атаку.

Держась за потертую деревянную ручку мертвой хваткой, Эд кинулся вперед, пронзая кишки ближайшего приспешника, потом направив оружие под углом к небесам… пока не прошел им прямо через грудную клетку. Когда зубья застряли на месте, настало время для поднять-и-сбросить, тогда он перекинул ублюдка налево как тюк с сеном. Затем наступил черед пустячного дела — сжать занятой конец подмышкой, чтобы сукин сын уселся на бедра.

Эдриан развернулся, выдернул вилы и нацелился на голову, поднося зубья боком к покалеченному ублюдку. Вилы прошли через его какое-никакое, но лицо, и вошли в грудину сверху, превращая бойца Девины в лужу грязи.

Визг приносил столько радости, мать его.

Снова разъединяя их, он расставил ноги и встал под таким углом, что пара приспешников, которые пытались привлечь его внимание, получили желаемое: держа голову прямо, он смерил их обоих периферийным зрением.

Он сделал ставку на третьего, что зашел со спины.

Это было чересчур, мать его, очевидно.

Подогнув колени, он подбросил себя в воздух, перепрыгивая через приспешника, относительно которого он высказал верную догадку… и потом пронзил его со спины и резко развернул. Когда столкновение дошло до твари, он всем телом зашелся в спазме, кислотная кровь брызнула под таким напором, что Эду пришлось вытащить вилы и слинять. Нырнув под бок твари, он сгруппировался и перекатился по земле.

Вновь запрыгнув на ноги, он был готов заняться двумя другими.

Но вместо этого встретился лицом с армией.

Приспешники вылезали из абсолютно каждой тени, имевшейся в дворике, они окружили его, их численность была столь велика, что твари разбрелись среди деревьев вокруг участка перед гаражом.

Их должно быть тридцать. Сорок. Пятьдесят.

Встречая превосходящую числом армию, он преисполнился резонирующим спокойствием, будто истекал кровью. С Эдди будет все в порядке; Колин убедится в этом. И Эд даст архангелу достаточно времени и места, чтобы он вытащил их с Эдди отсюда.

Что до него? Он не выберется отсюда целым и невредимым, и он не возражал против такого расклада.

Вот это способ умереть: защищая свою территорию, утащив хренову тучу врагов за собой в могилу.

Это почетно.

Эдди приготовился кинуться в самую гущу с мыслью, что в этот раз — который станет последним — он жалел, что с ним не было лучшего друга. По крайней мере, они будут в разлуке не так долго.


Глава 41 | Зависть | cледующая глава



Loading...