home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 48

Рэйли должно быть потеряла сознание, когда Век снял ее с тех цепей в пещере, потому что, когда она вновь пришла в себя, то повсюду мерцали красные огни, и она лежала на чем-то относительно мягком.

— Век…?

— Мэм?

Определенно не голос Века. Нахмурившись, она попыталась сфокусировать взгляд… и получила расплывчатое изображение фельдшера скорой помощи, нависающего над ней.

— Мэм? Как вас зовут?

Он сделал это, подумала Рэйли. Век каким-то образом вытащил их оттуда.

— Мэм? Вы меня слышите?

— Рэйли. София… Рэйли.

— Вы знаете, какой сейчас год? — Она ответила ему, и затем прозвучало еще пару вопросов, чтобы проверить, не сильно ли она рехнулась.

— Где… Век? — Какого дьявола ее глаза отказывались работать…

Сбоку от ее глаз раздалась вспышка яркого света.

— Хэй!

— Просто еще раз проверяю ваши зрачки, мэм.

Она силилась поднять руку, но обнаружила, что в вену вставили катетер.

— Мы везем вас в «Святой Франциск», — сказал мужчина. — Вы на грани шока, у вас сотрясение, и возможно, потребуется переливание.

— Где…

Она повернула голову… вот он.

Век стоял в стороне, на самой границе света, отбрасываемого открытыми дверьми машины скорой помощи. Его руки были скрещены на груди, он уставился на землю под своими ногами. Век выглядел так, будто прошел через войну: огромные круги пота отметили его футболку, брюки были измазаны в грязи и местами порваны, волосы застыли торчком. Смутно соображая, она подумала, куда пропала его ветровка.

Офицер колдвеллского отделения полиции стоял рядом, с открытым блокнотом в руке, очевидно записывая показания; так же было несколько членов поисково-спасательной группы, которые, казалось, собирались спуститься в карьер.

Без сомнений, чтобы вытащить Бэйлса.

Век покачал головой. Потом кивнул. Потом заговорил.

Слезы заслонили его образ.

Он вынес ее оттуда. И поступил правильно… глубоко в душе, он не был убийцей.

Словно почувствовав на себе ее взгляд, он поднял глаза и посмотрел в ее собственные: Рэйли мгновенно вернулась в ту ночь в лесу, когда они смотрели друг на друга через тело Кронера.

Казалось, он колебался, будто был не уверен, хочет ли она видеть его, и Рэйли попыталась протянуть к нему руку.

— Век…

Он сделал шаг вперед. Потом еще один.

Офицер полиции позволил ему идти, медик ушел с дороги, и потом Век кинулся к ней, сперва сильно сжав ее ладонь, а потом нежно обхватив.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил он охрипшим голосом, будто много кричал, или задыхался, как скаковая лошадь, которую заставили подниматься по крутому склону.

— Голова… — она попыталась приподнять свободную руку и обнаружила, что та весила четыреста фунтов. — А ты? Ты…

— В порядке.

Он не выглядел в порядке. Он осунулся и выбился из сил. Более того, будь это любой другой мужчина, она бы решила, что он выглядел… потерянным.

— Бэйлс, — сказала она, потом попыталась сглотнуть. Горло так пересохло, что ей показалось, будто она попала в горящий лес и дышала дымом. — Он застрелился…

— Не волнуйся об этом…

— Нет. — Сейчас именно она сжимала его руку. — Он подставил… тебя. Сказал, что… школьное дело… фэйсбук…

— Шш…

— Он был в тюрьме. Навещал твоего отца. Он был…

Вечный цинизм Века затмил истощение. — Один из легиона.

— Я знаю… ты не подкидывал сережку. Бэйлс… это должно быть он. Он застрелился… на моих глазах…

— Это все не имеет значения…

— Мне так жаль. — Гребаные слезы вернулись, но она ничего не сделала, чтобы остановить их. — Мне чертовски жаль…

— Шш. — он приложил палец к ее губам. — Давай увезем тебя отсюда.

— Ты уже это сделал.

— Недостаточно далеко.

Какое-то мгновение, они просто смотрели друг на друга.

— Я позвоню твоим родителям. — Он смахнул ее волосы назад. — Тебе лучше ехать.

— А что с тобой?

— Я позабочусь, чтобы они были там. — Он отступил назад и взглянул на медиков. — Вам лучше ехать.

Не просьба. Требование.

— Век…? — прошептала она.

Он избегал ее взгляда. — Я позвоню твоим родителям.

— Век.

Когда она предприняла попытку встать, медик и его напарник начали заталкивать ее каталку в машину. Тем временем, Век сделал еще один шаг назад.

Последовал стук, и ее тихо закатили внутрь.

— Я люблю тебя, — прокричала она так громко, как только могла. По факту вышло недостаточно громко.

Последнее, что она увидела, прежде чем закрылись двери — это выражение боли на его лице… и потом он медленно покачал головой… из стороны в сторону.

К ней пришло холодное осознание, что «прощай» не обязательно произносить вслух, чтобы оно обрело реальность.


предыдущая глава | Зависть | cледующая глава



Loading...