home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 50

Прежде чем Век, наконец, смог повидаться с Рэйли, прошло два с половиной часа с момента его появления в Святом Франциске… два с половиной гребаных часа.

Но, с другой стороны, когда Де ла Круз остановился у ближайшего к отделению скорой помощи входа, чтобы высадить его, Век открыл дверь авто и обнаружил, что не может стоять на ногах.

Проблема исчерпаемости энергии.

Поэтому, вместо того, чтобы пройти через крутящиеся двери в стационарное отделение и направиться к палате Рэйли… номер которой он узнал благодаря справочной службе больницы… он сам оказался в неотложке. Где, разумеется, они не предоставили ему ни крупицы информации о Рэйли или ее состоянии.

Гребаные правила «HIPAA»[143].

И, блин, они окружили его со всех сторон.

После того, как его проткнули, прокололи и подвергли рентгену, врачи попытались втолковать, что он нуждается в капельнице, но Век категорически отказался и заявил им, что уходит. Компромисса ради они обмотали бинтами «Эйс» его бедро, которое стало болеть только сильнее, натянули очередную повязку мумии на другую лодыжку, и велели ехать домой и ожидать ухудшения состояния на следующий день.

Спасибо, добрый доктор.

Однако трость пригодилась. И когда лифт пропищал, и Век шагнул на седьмой этаж стационара, он использовал палку для того, чтобы вытащить свою жалкую задницу в коридор.

Он посмотрел в обоих направлениях. Понятия не имел, куда идти.

Век наугад выбрал право, решив, что рано или поздно наткнется на кого-нибудь из персонала, карту или искомую палату.

Хромая по коридору, он опустил взгляд на свою одежду. Грязная. Потная. Разорванная. Адский наряд, но он едва ли станет тратить время на поездку домой, чтобы снова переодеться.

И когда он добрался до стойки медсестры, то не имел абсолютно никакого желания наткнуться на дерьмо в духе «сейчас-не-время-посещений» и «приходите-позже».

Рэйли сказала, что любит его.

А он отшил свою женщину.

Да, окей, это не он закрыл дверь перед ее носом… технически, это сделали медики. Но он позволил ей уехать… а эта ошибка из разряда тех, что хочется исправить при первой же возможности.

Даже если нуждаешься в трости и выглядишь так, будто тебя нужно ополоснуть из фланга.

Завернув за следующий угол, он уперся в длинный коридор с указателями на английском и испанском, а также кучей стрелок и картой. Жаль, что все это дерьмо казалось бессмыслицей… и не только потому, что он был истощен. Они нарочно сделали так, что пациентов тут невозможно найти…

На другом конце коридора появилась огромная, темная фигура и зашагала в его сторону.

Ближе. Еще ближе. Пока Век не смог различить кожаные штаны, тяжелые ботинки и черный плащ.

Резкая боль внезапной стрелой пронеслась в его голове. Столь сильная, что он задумался, а не оторвался ли у него тромб из-за всей беготни по карьеру.

Но… взглянув на жесткое лицо, он понял, кто это. Это был…

Век выругался и прислонился к стене, когда боль в мозгу стерла все мысли.

А тем временем, мужчина просто продолжал приближаться. Пока не остановился прямо перед Веком.

Сосредоточившись сквозь боль на этом невероятном лице, Век знал, что никогда не забудет его.

— Я собираюсь сделать все правильно, — сказал он с иностранным акцентом, не то французским, не то венгерским. — Не беспокойся, мой друг.

Боже, эти перекатывающиеся «р» ласкали слух, удивительно плавные и аристократичные.

И потом Век осознал, о чем тот говорит:

— Кронер…

Изящным, утвердительным кивком, иностранец продолжил свой путь, топот его ботинок казался похоронным звоном, если Век вообще его слышал когда-либо. А потом, достигнув середины коридора, фигура растворилась в воздухе… словно призрак.

Более вероятно, что он просто завернул за очередной угол.

Чтобы найти Кронера… срань господня.

Век потер глаза, вспомнив пещеру, и осознал, что пропустил во всем произошедшем огромное звено: он видел серийного убийцу висящим перед собой, но это оказалось лишь иллюзией, верно? Иллюзией, наложенной на Рэйли.

Это — единственное объяснение. Потому что именно она висела на той цепи после того, как улеглась пыль, и, видит Бог, времени на подмену не было.

Колени внезапно подогнулись, и Век оперся на трость, когда его осенило, что именно произошло. Или точнее — могло произойти. Если бы он пронзил кинжалом того, кого считал за Кронера… он бы убил ее.

Впоследствии, в панике и спешке, это не дошло до него.

Господи, его выбор на перепутье спас их обоих, так ведь? Потому что он бы не оправился, если бы сделал то, к чему его толкали.

А что до Кронера…

Резко повернув голову и посмотрев через плечо, Век сосредоточился на направлении, в котором исчезло то воплощение смерти. Серийный убийца должен быть все еще живым и на больничной койке… и как много Век готов поставить на то, что палата маньяка располагалась дальше по коридору?

Век по-прежнему не мог забрать жизнь Кронера. Но это не значило, что он остановит то, что вот-вот случится. Блин, ангелы, демоны, мелкие собаки с неудачной завивкой… мир был полон дерьма, о котором раньше он только слышал. Все, что ему известно? Это был Мрачный Жнец во плоти… и в данном случае, жизни Кронера пришел конец.

Просто чтобы удостовериться, Век прохромал к потолочной лампе и проверил свою тень… хотя чувствовал себя придурком.

Всего одна.

— Готов покончить с этим, — прошептал он себе. — Вполнеее.

В конечном итоге, он нашел нужную палату, и к счастью, может потому, что медсестры сжалились над ним, он не услышал в свою сторону «никаких-посетителей».

Может, они ожидали, что он в любую секунду свалится мертвой кучей.

Когда он подошел к палате Рэйли, то не влетел внутрь на полном ходу, опасаясь, что она спит. Он чуть наклонился вперед, чтобы заглянуть в щелочку.

В слабом сиянии из ванной, было очевидно, что Рэйли была без сознания: хотя ее голова была обращена в другую сторону, дыхание — глубоким и ровным, а хрупкое тело лежало недвижимо под простынями. Возможно, ее сердце…

Ее голова метнулась на подушке… и потом она поморщилась, ее рука поднялась к виску. — Век…

Он бросился вперед со словами, — Ты в порядке?

Ну, тупой же вопрос, подумал он.

— Ты здесь. — Потом она, очевидно, увидела повязку, которую ему наложили. — Ты в порядке?

— Меня лишь попросили не участвовать завтра в марафоне. — Когда она попыталась сесть, он приставил стул к ее кровати. — Нет-нет, лежи. Я просто посижу рядом.

— Я не ожидала, что ты придешь, — сказала она.

Когда Век подумал, что ответить, она пробормотала, — Как и ты сам, да?

Он покачал головой.

— Я…

Боже, с чего начать.

— Знаешь, я принес много дерьма в твою жизнь с того самого мгновения, как встретил тебя. А потом почти стал причиной твоей смерти…

— Нет, это не так. Нас обоих подставил Бэйлс и эта… Кто та женщина?

— Я не знаю. Но могу сказать вот что: она больше не вернется. — Он верил Джиму относительного этого факта. — Никогда.

— Ты позаботился об этом, не так ли?

— Похоже на то.

— Я не упомянула о ней, когда меня опрашивали.

— Как и я.

Вот и пауза. А потом он прокашлялся, ему страстно хотелось поговорить о чем-нибудь, о чем угодно, кроме того, что произошло к пещере. Может позже, намного позже, они смогут разобрать, что же там, черт возьми, случилось, но не этой ночью.

— Твои родители приходили?

— Они спрашивали, где ты.

— Значит, ты не рассказала им обо мне?

— О, я рассказала им все. Как тебя подставили, как ты пришел за мной…

— Я люблю тебя.

От его слов она застыла. И он задумался, а не стоит ли ему извиниться. Но потом она подскочила и потянулась к его лицу.

— Я тоже тебя люблю.

Наклонившись, чтобы ей было легче потянуться к нему, он пробормотал, — Я просто хочу поступить правильно по отношению к тебе. Это — все, чего я когда-либо хотел для нас.

— Значит, как ты сказал, — ее голос был хриплым, — никакого бегства завтра. Никогда больше.

— Именно это сказал мне друг.

— Джим… — Когда он кивнул, Рэйли прошептала, — Этот мужчина — ангел.

— В точку.

Он не хотел навязываться, но в итоге каким-то образом свернулся на кровати рядом с ней. Она устроилась рядом с ним так идеально, и, держа ее, он задрожал. Они почти лишились этого… не просто из-за того, что произошло в той пещере, но также по причине всего дерьма, что Бэйлс пытался спровоцировать.

Наклонившись, Век осторожно поцеловал ее, и потом просто очень долго смотрел в ее глаза. Никогда раньше он не видел перед собой чистого листа. Родился без него. Но в это мгновение? В прожилках цвета лесного ореха в потрясающих зеленых глазах Рэйли он видел возможность новой жизни, которую никогда не ожидал получить.

И тут Век заметил, что тяжесть ушла. Он жил с ношей так долго, что она превратилась во что-то, на что он перестал обращать внимание. Сейчас же, в отсутствии утомляющего давления в каждом его дюйме, он чувствовал себя… свободным. Свежим. Переродившимся.

Одна проблема: этот синдром «нового человека» наводил на сумасшедшие мысли, и они казались вполне обоснованными.

— Знаешь, — тихо сказал он, пригладив ее прекрасные рыжие волосы, — твой отец кое-что спросил у меня в ту ночь, когда мы ужинали все вместе.

— Да? — улыбнулась Рэйли. — Я только помню, как он говорил тебе, что знает, как делать реанимацию.

— Прямо перед этим, — прошептал Век. — Думаешь, я смогу однажды дать ему ответ?

Ее дыхание замерло. А потом на ее лице вспыхнула лучезарная радость.

— Если я правильно понимаю, к чему ты клонишь, то думаю, сперва ты должен будешь спросить у него.

— Твои родители свободны на завтрашний ужин?

Она засмеялась, а затем и он.

— Думаю, я смогу это устроить.

— Идеально. — Он стал серьезным. — Ты просто… идеальна.

Баюкая ее у своей груди, Век позволил мирному истощению охватить его: все в этом мире было правильным. Его женщина с ним, как и его душа.

Лучше и быть не может.


Глава 49 | Зависть | cледующая глава



Loading...