home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Человек и слово

Только что Сеппель чистил сапоги разбойнику Хотценплотцу — и вдруг он увидел напротив себя великого волшебника Петрозилиуса Цвакельмана. Ради всего святого, как он здесь очутился? И куда он попал? Сеппель выглядел так, как будто он с луны свалился.

Но и Петрозилиус Цвакельман был очень удивлен. Что хотел этот совершенно незнакомый человек в этом магическом круге? Тут что-то нечисто! С тех пор как он занимался колдовством (а он занимался этим уже 50 лет), ничего подобного еще не случалось.

— Кто ты такой, черт побери?! — фыркнул великий волшебник. — И как ты сюда попал?

— Этого я не знаю. Меня зовут Сеппель.

— Тебя звать Сеппель? Это неправда!

— Почему же? — спросил Сеппель.

— Почему? — буркнул Петрозилиус Цвакельман. — Потому что Сеппель совершенно иначе выглядит! Я знал его, он был у меня слугой. Эта шляпа, — он показал на шляпу Сеппеля, которая лежала на полу в магическом круге, — эта шляпа принадлежит ему.

— Эта шляпа? — сказал Сеппель и засмеялся.

— Ты смеешься? — закричал великий волшебник. — Почему ты смеешься?

— Потому что я могу объяснить, кого вы имеете в виду. Вы говорите о Касперле! Точно как разбойник Хотценплотц! И он перепутал Касперля со мной.

Петрозилиус Цвакельман слушал. Он дал рассказать Сеппелю про то, как он и Касперль обменялись шляпами. Итак, Хотценплотц продал ему Касперля, потому что считал его Сеппелем. Прекрасная история! Тогда нет ничего удивительного в том, что он с помощью шляпы Сеппеля мог вызвать только настоящего Сеппеля, а не фальшивого.

— Тьфу ты черт! — Великий волшебник рвал и метал.

Ну и кашу заварил этот разбойник Хотценплотц! Но из этой неприятности можно выпутаться. Ему нужна была шляпа Касперля, тогда он смог бы вызвать самого Касперля.

— Докажи, что ты Сеппель! — сказал Цвакельман.

— Охотно, но что я должен для этого сделать?

— Очень просто, дай мне шапочку Касперля.

— Шапочку Касперля? Это невозможно.

— Почему?

— Потому что ее сжег разбойник Хотценплотц!

— Сжег? — спросил Цвакельман.

— Да, — ответил Сеппель, — он на моих глазах бросил ее в огонь. Просто по злобе!

— По злобе? — великий волшебник ударил кулаком по столу. — По глупости! По недомыслию! О, этот Хотценплотц, этот проклятый тупица! От этого можно полезть на стену!

Петрозилиус Цвакельман ругаясь шагал по кабинету. Потом он остановился перед Сеппелем и спросил его:

— Кому принадлежит этот сапог, что ты держишь в руках? Хотценплотцу?

— Да, — сказал Сеппель.

— Тогда давай его сюда! Этого неудачника я хочу проучить!

Петрозилиус Цвакельман начертил новый магический круг. В центре круга он поставил сапог разбойника Хотценплотца. Размахивая руками он произнес громовым голосом:

Сюда, сюда,

Где бы ты ни был!

Обладатель сапога,

Явись мне:

Там, где сапог,

Там должен быть ты!

Хокус-покус — да будет так!

И в этот раз волшебное заклинание подействовало. Послышался грохот» появилось пламя — ив середине магического круга возник разбойник Хотценплотц. На нем был теплый халат и чулки. В первое мгновение он был очень озадачен, но потом рассмеялся.

— Цвакельман! — вскричал он. — Ха-ха, старый весельчак, ты мне нравишься! Вот это я называю колдовством! Смотри, и Касперль здесь! Я уже отчаялся найти его…

— Замолчи! — прервал его великий волшебник Петрозилиус Цвакельман. — Во-первых, это Сеппель, а не Касперль, во-вторых, прекрати глупо смеяться, а то я за себя не ручаюсь!

— Но, друг мой, что случилось с тобой? — спросил разбойник Хотценплотц. — Почему ты так ужасно сердит?

— Я скажу тебе, что случилось! Этот парень, которого ты мне вчера продал, убежал. Это был не глупый Сеппель, а Касперль!

— Этого я не знал, — сказал Хотценплотц, — но ты же великий волшебник! Почему ты не сделаешь так, чтобы он появился здесь?

— Я бы сделал это уже давно, если бы мог. Но я не могу этого!

— Нет? — спросил Хотценплотц.

— Нет! — крикнул Петрозилиус Цвакельман. — А почему нет? Потому что ты сжег его шапочку! С ума можно сойти! О, ты — простофиля, а не разбойник!

Хотценплотц вздрогнул.

— Цвакельман! — закричал он. — Это уже слишком! Возьми свои слова обратно!

— Если я назову тебя птицей снегирем, то это будет правильно. Один человек, одно слово! — Абракадабра…

Цвакельман пробормотал заклинание, и Хотценплотц превратился в снегиря: настоящего маленького снегиря, который жалобно пищал, хлопал крыльями и переваливался с ноги на ногу.

— Об этом ты и не мечтал, верно? — издевательски спросил Цвакельман. — Ну подожди, будет еще лучше! Он щелкнул пальцами и наколдовал клетку для птиц. Потом он схватил снегиря и запер его в клетке. — Теперь подумаем о тебе, Сеппель!

Сеппель следил за превращением разбойника Хотенплотца с дрожью и трепетом. Когда великий волшебник обратился к нему, у него душа ушла в пятки.

— Ты умеешь чистить картошку? — спросил великий волшебник.

— Да, — ответил Сеппель, не зная, куда клонит Цвакельман.

— Хорошо, тогда марш на кухню! Завтра утром, когда я вернусь домой, я хочу есть жареную картошку. Клетку со снегирем ты можешь повесить на кухне, пускай Хотценплотц развлекает тебя во время работы. Когда ты почистишь и мелко нарежешь двенадцать ведер картошки, ты можешь идти спать, но не раньше.

— А вы? — спросил Сеппель.

— Я на моем волшебном плаще полечу на поиски Касперля. Я быстро разделаюсь с ним, так как я — великий волшебник Петрозилиус Цвакельман!


Обладатель шляпы | Как поймать разбойника | Конец волшебника Цвакельмана