home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Полиции нужно помочь

Касперль и его друг Сеппель были у булочника и купили пакет муки, немного дрожжей и два фунта сахара. Теперь они хотели еще зайти в молочную и купить сладких сливок. Завтра воскресенье, а по воскресеньям у бабушки был сливовый торт со взбитыми сливками. Касперль и Сеппель предвкушали радостное событие целую неделю.

— Знаешь что? — сказал Касперль. — Я бы хотел стать императором Константинопольским!

— Как так, почему? — спросил Сеппель.

— Потому что, тогда бы я каждый день мог бы есть сливовый торт со взбитыми сливками!

— Неужели император Константинопольский каждый день ест сливовый торт со взбитыми сливками?

Касперль пожал плечами:

— Этого я не знаю. Но я — если бы был императором Константинопольским — я бы это делал определенно!

— Я тоже! — вздохнул Сеппель.

— Ты тоже? — спросил Касперль. — Я боюсь, так не пойдет!

— Но почему же?

— Потому что есть только один император Константинопольский, а не два! И если я являюсь императором Константинопольским, то ты уже не можешь им быть.

— Гм… тогда мы должны были бы меняться. Ты одну неделю — и я одну неделю!

— Совсем неплохо! — согласился Касперль, — совсем неплохо!

Но вдруг их разговор прервал крик о помощи.

— Слышал? — спросил Сеппель испуганно. — Это бабушка.

— Да, это ее голос! — сказал Касперль. — Что там могло произойти?

— Скорее, пойдем узнаем!

Касперль и Сеппель повернулись и побежали домой. К калитке бабушкиного сада они успели одновременно с унтер-офицером полиции Димпфельмозером. Он тоже поспешил сюда, услышав чей-то крик о помощи. Около калитки образовалась толчея.

— Вы мешаете выполнять мои служебные обязанности, а это карается законом! — проворчал унтер-офицер.

Он быстро последовал за Касперлем и Сеппелем. В саду они нашли бабушку, неподвижно лежащую на газоне.

— Неужели дело совсем плохо? — спросил Сеппель и закрыл глаза ладонями.

— Нет, — сказал Касперль, — я думаю, она просто лишилась чувств.

Они осторожно перенесли бабушку в дом и положили на софу. Касперль побрызгал ей на лицо холодной водой, и она пришла в чувство.

— Представьте себе, что случилось! — сказала бабушка.

— Что? — спросили Касперль и Сеппель.

— Меня обокрали!

— Что вы говорите! — воскликнул унтер-офицер. — Вас обокрали? Кто же это был?

— Разбойник Хотценплотц!

— Постойте, я должен занести это в протокол! Унтер-офицер вынул свой карандаш и открыл записную книжку.

— Докладывайте все по порядку, бабушка! Но говорите только правду и не слишком быстро, чтобы я мог все записать. А вы оба, — он повернулся к Касперлю и Сеппелю, — ведите себя тихо как мышки, пока мы не закончим с протоколом, так как это официальное служебное действие! Это понятно?

Итак, бабушка рассказала все, что с ней случилось, а унтер-офицер Димпфельмозер записал все это с важной миной в свою записную книжку.

— Получу ли я свою прекрасную новую кофемолку назад? — спросила бабушка, когда он наконец закончил писать.

— Разумеется, — ответил унтер-офицер.

— И долго ли мне этого ждать?

— Ну, это трудно сказать. Мы, конечно, должны когда-то поймать разбойника Хотценплотца. Но пока мы, к сожалению, даже не знаем, где его убежище. Этот парень такой пройдоха. Уже два с половиной года он водит полицию за нос. Но и его проискам однажды будет положен конец! При этом мы не в последнюю очередь надеемся на активную помощь населения.

— Что это означает?

— Это значит, что люди должны помочь нам напасть на след этого парня!

— Аха! — сказал Касперль. — А полиции поможет, если кто-нибудь его поймает?

— Это было бы, конечно, лучшим вариантом, — заверил унтер-офицер Димпфельмозер и подкрутил свои усы. — Но как ты думаешь, кто решится на это опасное дело?

— Мы оба! — сказал Касперль. — Сеппель и я! Ты согласен, Сеппель?

— Ясное дело! — ответил Сеппель. — Полиции нужно помочь: мы поймаем разбойника Хотценплотца!

Но поймать разбойника — не такое простое дело.


Человек с семью ножами | Как поймать разбойника | Внимание, золото!