home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Петрозилиус Цвакельман

Великий и злой волшебник Петрозилиус Цвакельман сидел на корточках на кухне своего замка и чистил картошку. Настроение у него было отвратительное. Хотя он был великий волшебник и мог легко превратить человека в любое животное, а мусор — в золото, но почистить картошку с помощью колдовства ему еще никогда не удавалось. Так что, если он не хотел всегда есть только лапшу и крупу, он должен был время от времени повязывать себе кухонный фартук и предаваться этому изнурительному труду.

— Все потому, что у меня нет слуги! — вздохнул великий волшебник Петрозилиус Цвакельман.

Но вдруг раздался звонок.

— Сейчас иду, — крикнул великий волшебник. Он выбежал в прихожую и хотел уже отодвинуть тяжелый засов, чтобы открыть ворота замка. Но в последнюю секунду он вспомнил, что у него на животе висит кухонный фартук! Ах, боже мой, Петрозилиус Цвакельман в кухонном фартуке: не хватало еще, чтобы кто-нибудь увидел его в этом недостойном наряде!

Вновь зазвонил звонок.

— Да, да — я иду! — крикнул Цвакельман. Он сорвал с себя фартук, щелкнул пальцами — и фартук сам вылетел в кухню и повис на своем крючке на шкафу для посуды. Звонок прозвенел в третий раз. Петрозилиус Цвакельман отодвинул засов и открыл ворота.

За воротами с мешком через плечо стоял разбойник Хотценплотц.

— О! — радостно воскликнул великий волшебник. — Старый друг, живой и здоровый! Добро пожаловать! Заходи!

— С удовольствием, — сказал Хотценплотц.

Петрозилиус Цвакельман провел его в свой кабинет. Это было для Хотценплотца большой честью. Сюда великий волшебник приводил только своих лучших друзей. Обычных гостей он принимал в приемной зале замка.

Как поймать разбойника

В рабочем кабинете Цвакельмана стоял громадный книжный шкаф, который был заполнен толстыми книгами в кожаных переплетах. Над письменным столом на потолке висело чучело крокодила, а на заднем плане в углу стоял скелет, который держал в костлявой правой руке горящую свечу.

Петрозилиус Цвакельман сел в свое кресло за письменным столом и показал на стул напротив.

— Не хочешь ли присесть, старина? Хотценплотц кивнул и сел.

— Не угодно ли понюшки табака? — спросил великий волшебник.

— Всегда готов!

Цвакельман щелкнул пальцами. Он наколдовал из воздуха серебряную упаковку нюхательного табака и протянул ее Хотценплотцу.

— Пожалуйста, к твоим услугам! Хотценплотц взял изрядную понюшку табака и втянул его носом. Он так ужасно чихнул, что крокодил чуть не упал с потолка.

— Чертовски хорошо, мой дорогой, вот это я называю табаком! Он в три раза крепче толченного стекла. Где ты его берешь?

— Собственное изготовление, — сказал великий волшебник Цвакельман, — моя собственная смесь, сорт под названием «Утешение носа». Давай, возьми еще!

Хотценплотц просиял, ему в голову пришла мысль.

— Давай провернем одно дельце?

— Гешефт? — спросил Цвакельман.

— Да, — сказал Хотценплотц, — сделку с нюхательным табаком. Цвакельман поморщился.

— Что ты можешь мне предложить? — спросил он. — Ты разве не знаешь, что денег у меня куры не клюют?

— Но кто же говорит о деньгах? — сказал Хотценплотц. — Я предлагаю тебе нечто гораздо лучшее. Это то, что ты уже давно напрасно ищешь…

— То, что я уже давно напрасно ищу? — великий волшебник навострил уши. — Это случайно не новая книга о колдовстве?

— Нет, это слуга!

— Аха! — вскричал великий волшебник Цвакельман. — Правда? Слуга? Но он достаточно глуп?

— Глупее некуда, — сказал разбойник Хотценплотц.

— А где он?

— Здесь, в моем мешке! Хотценплотц развязав узел, мешок соскользнул вниз, и появился Касперль в шляпе Сеппеля. Петрозилиус Цвакельман щелкнул пальцами и наколдовал очки. Он нацепил их на нос и стал внимательно разглядывать Касперля. Касперль насколько смог сделал глупое лицо.

— Он действительно настолько глуп, как выглядит? — спросил великий волшебник Цвакельман.

— Точно, — ответил Хотценплотц.

— Это хорошо, — сказал Цвакельман, — это очень хорошо! А как его звать?

— Сеппель.

— Аха! Итак, Сеппель, я беру тебя. Ты умеешь чистить картошку?

— Конечно, господин Шнакельман! Петрозилиус Цвакельман вспылил.

— Ты коверкаешь мое имя, парень? — гневно крикнул он. — Я не просто господин, я требую от тебя обращения «великий волшебник Петрозилиус Цвакельман!». Запомни это раз и навсегда!

— Очень хорошо, великий волшебник Цепродилиус Вакельцан! — совершенно невинно сказал Касперль.

— Гром и молния! — Великий волшебник взял Касперля за горло и задал ему взбучку. — Думаешь, я буду терпеть твои насмешки? Может быть, превратить тебя в обезьяну или дождевого червя?

Но Хотценплотц не допустил колдовства. Он схватил Цвакельмана за руку и успокоил его.

— Сеппель коверкает твое имя не умышленно, старина! Он просто не может запомнить его, он слишком глуп для этого!

— Ах, вот как? — произнес Петрозилиус Цвакельман и засмеялся.

— Хотценплотц! — вскричал он, — я даже не могу выразить, как рад! Этот Сеппель мне по душе, он как будто создан для моего домашнего хозяйства! Я отправлю его сейчас же на кухню чистить картошку. Тогда мы сможем спокойно поговорить о цене.

— Нет уж, давай поговорим об этом сейчас! — сказал разбойник Хотценплотц.

— Ладно! Я предлагаю тебе, скажем, пол мешка нюхательного табака!

— Половину? — удивился Хотценплотц. — Это не слишком ли мало за целого слугу?

— Прекрасно, — сказал Петрозилиус Цвакельман, — ты получишь целый мешок. Идет?

— Идет! — сказал Хотценплотц, и они ударили по рукам.


Мрачные перспективы | Как поймать разбойника | Ночное приключение