home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Айра

В последние дни Голос стал капризным и загадочным, многое из того, что он советовал, Айра не понимала.

Быстрый бросок к Жако оказался бессмысленным.

Шаманы, вымотанные ритуалом, позволившим тумену за короткий срок пройти так далеко, тратили силы зря. У Айры не было осадных орудий и достаточных сил, а без них можно месяцами сидеть у высоких стен и ждать, когда осажденные сойдут с ума и решат дать сражение.

Отказ вести переговоры с Мартусом Раменом тоже выглядел глупо — Айра не верила, что горожане находились на стороне Хаоса, ведь на них точно так же, как и на Орду, то и дело нападали жуткие твари.

Однако Голос раз за разом повторял:

«Ты должна сделать это ради спасения мира. Слушай меня, иначе все рухнет».

И она слушала, но была уже на пределе.

И ночью, когда ее незримый советник потребовал, чтобы бывшая королева Дораса проснулась, надела на себя полный доспех и вышла к краю лагеря, она едва не сорвалась на него.

Вместе с Имуром, в окружении самых верных воинов она ждала, глядя на город, а позади нее понемногу скапливалось войско — хотя совершенно неясно, для чего, ведь не пойдут же они в атаку прямо сейчас?

«Жди, — сказал Голос. — Скоро начнется».

И он не обманул — когда из Жако под гнусавые голоса труб и неровный бой барабанов вышло войско восставших, Айра почти поверила в то, что они одержимы демонами.

Вылезти из-за высоких стен против втрое превосходящего противника, который к тому же и гораздо опытнее в сражениях?

«Обернись, — попросил Голос. — И узри человека, который хочет уничтожить мир».

Айра повернула голову — из глубины лагеря, срубая одного за другим попадавшихся навстречу воинов, шел Дайрут, и его руки были при нем. Он показался ей похожим на Гарроса, орочьего бога войны. Коренастый, с широкими плечами, по клинку в каждой ладони и с яростным, почти безумным взглядом, он был совершенен.

Он шел так, будто и не уходил никуда, будто оставался здесь все время, дергая за веревочки, как кукольник в балагане. Дайрут выглядел так естественно и правильно, настолько на своем месте, что Айре стало совершенно очевидно, что именно она — чужая здесь. Бывшая королева Дораса хотела бы признать, что он прав, а она нет, но это значило бы предать весь мир и обречь его на гибель.

Он был красив, красив весь — и как человек, и как мужчина, и как полководец, и как тот, кто смог сплотить Орду вокруг себя. В этом и впрямь было что-то демоническое, но Айра не могла пересилить себя и перестать восхищаться им.

— Дайрут Верде! — крикнула Айра и поняла, что должна как-то принизить его, оскорбить, чтобы прямо здесь не расплакаться от того, как несправедлива судьба. — Ты жив еще, ублюдок? Я не дам тебе уничтожить мир!

Голос ее, словно усиленный ветром, разнесся окрест.

В этот момент все, кто находился в лагере, все ее воины поспешили к Хан-ши, чтобы защитить ее.

— Ты вернулся из могилы, и твои руки целы. Ты бешеный пес, Дайрут Верде, и я убью тебя!

Айра бросилась к Дайруту, но в этот момент ей навстречу выскочил кто-то из горожан, пришедших вместе со свергнутым ханом. Девушка приняла чужой меч на щит, одновременно делая выпад, и, не глядя, шагнула чуть вбок — туда, где только что находился лишенный ею рук человек.

Бой кипел уже всюду, крики и лязг стали, яростный визг и хрипы доносились со всех сторон.

Вместе с Айрой шли полтора десятка телохранителей, крепких и сильных мужчин, прикрывавших ее от любой опасности. Это было хорошо — девушка могла не заботиться о том, что упавшего врага нужно добить, да и вообще ей нужно было только выбирать направление, а все остальное брали на себя они.

Но, с другой стороны, она теперь не могла просто броситься куда-то, рискуя, что останется одна.

Вокруг раздался стон, словно сама земля дрогнула — но нет, это просто вскрикнули разом все кочевники. Несколько воинов из ее охраны упали и явно не собирались больше вставать — они были либо мертвы, либо слишком тяжело ранены.

В то же время бойцы, пришедшие с Дайрутом, словно воодушевились и стали сильнее.

«Это „белая магия“, — отметил Голос. — Мощное заклинание, и отдача от него не слабая. Не каждый маг пойдет на такое, а от Лиерры я подобного вообще не ожидал — раньше ее любимым делом было поднятие нежити».

Все смешалось.

Айра не видела, где сейчас Дайрут, да это было и неважно — вокруг падали свои и чужие, земля подрагивала, а сердце сжималось, но не от страха, а от предчувствия, что вот-вот должно произойти нечто непоправимое.

Сверху, прямо на воина, стоявшего рядом, из темных небес свалился мертвый демон. Айра отскочила в сторону и покатилась, потому что левая нога попала в какую-то ямку.

Обычных сил девушке не хватило бы, чтобы встать, но наручи помогали ей, к тому же на ней были мифрильные латы, легкие и прочные. Опершись о влажную от утренней росы землю, Хан-ши попыталась встать, но перчатка скользнула, и она до обидного глупо упала лицом в вытоптанную траву.

На мгновение Айра потерялась — она не понимала, где находится, что происходит, зачем это все надо, на нее кто-то наступил, сверху что-то орали, затем ее перевернули на спину.

Айра была готова ударить того, кто это сделал, небольшим треугольным щитом — мечом ей было в любом случае не развернуться. Но тем, кто ее ворочал, оказался Имур, он внимательно взглянул ей в глаза, а затем, ничего не говоря, ловко дернул бывшую королеву вверх.

Неожиданно для себя Айра вновь оказалась в самой гуще боя.

Имур уже исчез, а вместо него рядом оказались трое Рыжих Псов — тех, которые обычно находились рядом с ним.

И вновь ее пытались убить, она отбивалась, а стоявшие рядом кочевники помогали ей остаться живой и невредимой. Поле боя полнилось криками ярости, стонами, шипением заклинаний и звоном стали. Неподалеку стонало окровавленное существо с распахнутой грудной клеткой — ребра топорщились, кишки вывалились наружу, и признать в нем человека, а уж тем более кочевника или горожанина Айра не могла.

Она шла сквозь весь этот ужас, время от времени рубила кого-то мечом, иногда поднимала щит, чтобы принять удар.

В происходящем не было ничего от «упоения боем», не было ни танца, ни красоты, ни изящества. Айра шла куда-то и зачем-то не потому, что ей так хотелось — просто битва имела внутри себя некие течения, иногда бурлила, иногда почти утихала, в ее громадном котле варились сотни, тысячи людей.

— Хан-ши! Хан-ши! — заорал кто-то неподалеку, видимо, увидев ее.

И тут же со всех сторон понеслось «Хан-ши! Хан-ши! Хан-ши!».

Люди выкрикивали одно из ее имен, украденное из легенды, и с этим именем бросались в бой и умирали с ним на устах.

«Жако! Жако! Мартус и Жако!» — орали другие и умирали за свои слова — может быть, более правильные или честные, но явно не заслуживающие того, чтобы за них лилась кровь.

В мифрильный нагрудник ударил небольшой топор, Айра устояла только потому, что сзади оказался кто-то из тех, кто прикрывал ее. Разозлившись на себя, на своих, на врагов и вообще на весь мир, девушка кинулась вперед.

Она срубила чью-то руку, затем щитом ударила врага снизу в челюсть, шагнула еще и оказалась в центре схватки. Ее били, ее толкали, но Айра вдруг почувствовала, что понимает происходящее, что во всем этом есть нечто, похожее на танец.

Надо просто отступить назад, сделать выпад, чуть наклониться, сделать шаг вперед, показать, что прикрываешься щитом. А потом резко отойти в сторону и рубануть того, кто летит вслед за своим мечом, не встретившим ожидаемого сопротивления.

Все изменилось — теперь Айра чувствовала, что именно и почему происходит рядом. Она знала, что будет делать воин в старинном шлеме с плюмажем из хрупких перьев, видела, в кого собирается метнуть заклинание шаман, знала, что вот-вот, сейчас ее воины отступят, потому что там, вдалеке, кинула заклинание ведьма.

«Наручи, — отметил Голос. — Они признали тебя».

Айра не слушала, она действовала, делала все, что могла.

Бывшая королева Дораса не стала больше видеть или лучше двигаться, она не приобрела каких-то загадочных свойств или умений. Она просто поняла суть — ушел страх, ушли раздражение и отвращение, мелькнула мысль, что если бы она сейчас смотрела ту битву между Разужей и Дайрутом на потолке в королевском дворце Дораса, то наверняка бы поняла все.

Айра шла по полю боя, точными и даже скупыми движениями сражая врагов и защищая себя. Она высматривала места, где людям Орды, ее людям, приходится тяжелее, и шагала туда.

Внезапно прямо перед ней поднялся кочевник с рассеченной почти надвое головой. Он протянул руки к королеве Дораса и тут же упал обратно, потеряв башку — Айра отсекла ее одним ударом.

— Это зомби! — крикнул один из двух оставшихся в живых телохранителей.

И действительно, мертвецы вставали тут и там и бросались на бывших соратников.

Айра не видела в них ничего страшного — двигались они не быстро, кроме того, плохо различали врагов и друзей.

Но тем, у кого не было силы наручей, приходилось тяжелее — убить поднятого покойника с одного удара очень сложно, мертвые не боятся боли и могут драться даже с ножом в сердце и переломанными руками.

— Рубите головы! — закричала она. — Рубите мертвым головы! Жгите их огнем!

И после этого Айру вдруг будто прорвало — теперь она не просто билась, но еще и направляла остальных, указывая направления, отмечала цели: Мартуса Рамена, ведьму Лиерру, Дайрута Верде, распределяла своих воинов так, чтобы они помогали, а не мешали друг другу.

Кто-то подвел ей коня, но едва Айра вскочила на него, как животное захрипело и упало. Она едва успела поджать ногу и отделалась ушибами, ну а те, благодаря наручам, ее совершенно не беспокоили.

Для бывшей королевы было очевидно, что кочевники выиграют эту битву.

С Дайрутом пришла едва ли сотня неплохих бойцов, и то, что они не погибли в первые же мгновения, было чудом, которое сотворила ведьма Лиерра. Затем в схватку вступили несколько тысяч плохо обученных ополченцев из Жако, но многие из них были не воинами, а ворами или разбойниками, убийцами.

Это девушка видела по их повадкам, по манере держать в руке клинки — как правило, короткие и удобные в городе, но почти бесполезные против длинных и крепких сабель привыкших к битвам кочевников.

Вместе с этим сбродом явилось несколько якобы магов — но Айра, знающая о том, что может сделать выпускник Сиреневой Башни, не могла их так называть; это были недоучки, настолько жалкие, что даже простенькую магическую искру они умудрялись кидать неправильно.

— Ритан! — заорала она. — Веди своих во фланг, мы окружим их и раздавим!

Теперь, когда Айра пыталась командовать, к ней все чаще стремились пробиться враги.

Вначале пал один из двух телохранителей, чуть позже второй, и девушка рубилась без поддержки. Поблизости сражались кочевники, которые пытались помочь ей и защитить, но все они были не телохранителями, а простыми воинами, и теперь самой Айре приходилось следить за тем, чтобы не увлечься и не оказаться совсем одной в гуще врагов.

А потом земля дрогнула, и прямо перед ее ногами в земле возникла длинная трещина, начавшая стремительно расти. А на другой ее стороне земля чудовищной волной пошла вверх, достигла уровня человеческого роста и начала падать на бывшую королеву Дораса.

Айра быстро отступила, еще и еще, затем кто-то дернул ее за руку, и она упала.

А в следующее мгновение мир окутала тишина — люди разевали рты, но не могли произнести ни звука.

Мимо пролетело громадное дерево, вырванное с корнем, в земле открылась дыра, в которую упали полтора десятка защитников Жако. Почти сразу начал возвращаться слух — наручи не позволили девушке даже на короткое время остаться увечной.

— Хан-ши! Хан-ши! — орал кто-то неподалеку, и было непонятно, чего в этом крике больше — гордости, страха или боли.

Айра поднялась с колен — она не помнила, как оказалась в таком положении, но это было неважно. Она подобрала меч, чудом не скатившийся в яму, и пронзила молодого воина, что кинулся к ней с обезумевшим лицом.

Она увидела неподалеку небольшой холм, которого недавно еще не было, на вершине которого стояли четверо кочевников с луками, что всаживали стрелу за стрелой в ошарашенных происходящим бойцов Жако.

Стрелков защищал десяток опытных воинов.

До холма Айра добралась едва ли не по колено в трупах.

Заваленный телами зомби схватил ее за ногу, но девушка отрубила его руку и продолжила путь.

В той стороне, где вроде бы остался лагерь, в воздух поднялась какая-то женщина. Поднявшаяся в воздух пыль помешала разглядеть черты ее лица, но и так понятно, что подобное могла сделать только Лиерра.

— Стреляйте в нее! — крикнула Айра.

Двое лучников развернулись и выпустили по стреле, и один точно попал — ведьма рухнула вниз.

Теперь из-за поднятой пыли Хан-ши видела едва ли на два десятка локтей от себя. Она не могла управлять битвой, но продолжала сражаться — наручи давали ей достаточно сил и выносливости.

Она пробилась к тем воинам, что прикрывали лучников.

На холм пытались взобраться многие — мятежники из Жако видели, что их бьют, как уток, и понимали, что надо уничтожить стрелков. Очередная атака задыхалась, ополченцы тупо лезли вперед, но не могли похвастаться самыми маленькими успехами.

Айра убила парня, что едва ли был старше ее, когда рядом с ней встал один из лучников, и в руках его была обнаженная сабля.

— Что случилось? — удивилась она.

— Кто-то испортил наши стрелы прямо в колчанах, — сморщился кочевник — плечистый мужчина с пропитанной кровью повязкой на лбу. — Я думаю, это их маги.

Следующая волна атаки смяла их.

Айра сражалась как лев, ее легкие и точные движения дарили смерть.

Но когда она смогла утереть пот со лба, то обнаружила, что стоит на вершине холма одна.

Среди клубов пыли мелькнуло едва поднявшееся над горизонтом солнце. Высветило шагавшего по полю боя Дайрута, грозного и красивого — руки его горели темно-алым, словно их покрывали тысячи рубинов.

Он шел вперед, вроде бы неспешно размахивая клинками, и кочевники падали перед ним. Это получалось у Дайрута так просто и так естественно, что Айра, даже несмотря на то, что там умирали ее люди, залюбовалась.

А потом он, словно почувствовав ее взгляд, поднял голову.

Дайрут вскинул окровавленные мечи вверх и закричал:

— Я иду к тебе!

И Айра поняла, что она жила ради этого, что все происходило не напрасно, что сейчас решится то, что должно.

Что гибель ее семьи, все эти смерти, мятежи и похищения — все это было ради этого мгновения.

Скривив губы в усмешке, Айра крикнула:

— Долго же ты шел!

А потом начался их бой.


* * * | Кровавые сны владык | * * *