home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


11


На Луне скорее, чем на Земле, образовалась твердая кора и скорее начала развиваться органическая жизнь. Но слабое притяжение Луны не могло удержать легкие газы водорода, кислорода, гелия, азота, и атмосфера Луны быстро становилась разреженной, непригодной для развития высших органических форм. Бурная вулканическая деятельность, выбрасывающая из недр планеты газы, необходимые для жизни, стала затихать ко времени появления на Луне людей.

На глубине нескольких километров от лунной поверхности, опоясанное каменными берегами, в каменной выемке, не позволяющей воде просачиваться к центру планеты, лежало Великое озеро. Люди вырыли пещеры в прибрежных скалах. Подземный мрак жилищ озарялся огнем лучины, пока не были придуманы факелы и сальные свечи. Люди выходили на поверхность планеты запасать топливо, охотиться на животных, которых становилось все меньше. Сваливали топорами целые леса и уволакивали бревна к Великому озеру. Переправляли под землю и животных.

Тщательное исследование береговых скал открыло людям путь через трещины в огромные сводчатые природные залы. Трещины в потолке были заделаны хрустальными плитами, пропускающими солнечный свет. Дно обширных светлых пещер люди покрыли слоем плодородной земли, сброшенной сверху. Проведенные из Великого озера оросительные каналы заставили землю давать обильные плоды. Трава служила прекрасным подножным кормом для скота.

Люди снаряжали на поверхность Луны экспедиции собирать остатки воды, еще задержавшейся на почве в виде льда. Впоследствии не стало и льда. Вход в пещеры плотно закрывали, чтобы, не проникал вниз лютый холод, царивший наверху по ночам, и чтобы воздух из пещер не улетучивался в мировое пространство.

Суровые условия жизни, недостаток во всем и всевозможные лишения послужили могучим двигателем изобретательности. Изобретение пороха дало возможность раскалывать подземные стены и открывать новые пещеры, годные для заселения. Но поиски подземных водных бассейнов остались безрезультатными. Приходилось довольствоваться единственным Великим озером. Люди с замиранием сердца следили за роковым обмелением озера. Обнажение дна знаменовало смерть лунного человечества. Днем и ночью кипела работа в лабораториях трех подземных городов. Невозможность достать воду на Бруаранне родила смелую мысль достать воду вне ее. Надо было построить снаряд для перелетов в безвоздушном пространстве. Астрономы, наблюдавшие за движением звезд и планет, не знавшие о существовании Земли, невидимой для этого лунного полушария, путем сложных вычислений доказывали, что Бруаранна как бы связана в мировом пространстве властной силой притяжения огромного и не очень от нее далекого небесного тела. Они утверждали, что мысль о междупланетных перелетах осуществима.

Великое озеро засыхало. Люди берегли воду, как могли. Был определен водяной паек, был издан закон, сурово наказывающий за расходование воды сверх нормы. Были введены поощрительные значки за воздержание в питье.

Подробно разработанные планы возведения на поверхности Луны могучих, светлых городов, снабженных водой и воздухом, уже готовы были рухнуть, когда все подземное население услышало радостную весть: учеными строится шар. Он полетит на ближайшую планету за водой и воздухом. Вернувшись на Бруаранну, он отправится во второй рейс уже не один, но в сопровождении многих таких же шаров, которые привезут на родимую Бруаранну жизнь и счастье.

Наконец шар, названный, «Надеждой Бруаранны», улетел в межпланетные бездны. Люди переживали жуткие дни ожидания. Порой казалось, что надежды не сбудутся. Великое озеро превратилось в грязную лужу. Поля, оставленные без орошения, не дали урожая. Сбереженное в общественных складах продовольствие выдавалось населению минимальными порциями. Начались эпидемии. Отчаяние возрастало, принимая угрожающие размеры. Участились случаи сумасшествия.

Но шар вернулся. Он привез воду и весть о существовании Земли. С того дня началась светлая эпоха в истории Бруаранны.

— Мы подъезжаем к подземному вокзалу Города башен, — сказал Андион. — Мы находимся на той стороне Бруаранны, которая никогда не смотрит на Орру. Вы скоро увидите нашу столицу.

Своды тоннеля раздались вширь и ввысь, и ослепительное сияние электрических ламп озарило многоэтажное здание вокзала. Рельсы подъездных путей разбегались в стороны, как серебряные ледяные струи. Вагоны мелькали справа и слева. Гудение проводов стояло в воздухе. На платформах и виадуках толпились люди.

Андион провел меня к хрустальной двери какого-то павильона.

— Войдите! Ждите меня здесь, — сказал Андион, отводя рукой синеватую полосу хрустальной двери. — Мне нужно сделать донесение начальнику станции.

Я вошел один в просторный зал, залитый электрическим светом. Тут только я почувствовал смертельную усталость и, усевшись на какой-то низенький диванчик, начал засыпать.


«Вокруг света» 1929 год №41 | Последний рейс «Лунного Колумба» | cледующая глава